Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Незабвенная Джули

Во Владивостоке появилось еще одно несанкционированное кладбище для животных.

Во Владивостоке появилось еще одно несанкционированное кладбище для животных.

В милицию позвонил человек, который этим поздним вечером заметил в районе Спутника что-то необычное, похоже, не предназначенное для чужих глаз:

- Там мужчина тащил в заброшенный карьер очень большой сверток, вроде в одеяле. Такое впечатление, что это убийца избавлялся от трупа.

Невольный свидетель, добравшись до ближайшего таксофона, сообщил на “02” об увиденном и, подождав оперативную группу, вместе с милиционерами вернулся на Спутник, чтобы показать, в каком направлении нужно искать подозрительный тюк.

Его обнаружили без особых хлопот. И эксперт, надев резиновые перчатки, осторожно развернул два шерстяных одеяла. Под ними и вправду оказался труп… огромной собаки.

- Тем не менее вам спасибо, вы поступили правильно, - поблагодарили милиционеры бдительного гражданина. – Вполне мог быть в подобном свертке и, скажем так, наш клиент. Ну а тут все понятно: просто хозяин собаки поленился похоронить своего издохшего дога по-человечески.

Случай в старом карьере на Спутнике вспомнился сейчас потому, что к несанкционированным собачьим кладбищам во Владивостоке нынешней весной прибавилось еще одно: свежие могилки, “надгробные” камни, а то и памятники… Теперь почти в каждом районе краевого центра есть свое место захоронения покойных питомцев – к примеру, в Мингородке, у бухты Патрокл, на “Заре”, в Морском городке…

Как выяснилось, в городском центре санэпиднадзора точно об этом не знают, но подозревают, что нелегальные кладбища домашних животных существуют – а иначе куда же владивостокцам девать умерших Джеков и Мурзиков?

- Это безобразие, что в столь большом городе, как наш, нет специального аппарата для сжигания трупов павших животных, - считает заместитель главного врача ЦСЭН Валентина Воронок. – Мы неоднократно, особенно после учащения заболеваний лептоспирозом, просили городскую администрацию закупить такой аппарат. Есть и соответствующее решение противоэпидемической комиссии. Но, как говорится, воз и ныне там.

Узнав от корреспондентов “В”, что немаленькое кладбище домашних любимцев разрослось, например, в парке “Минный городок”, Валентина Воронок возмутилась:

- Надо быть, извините за выражение, идиотом, чтобы хоронить собак или кошек в парке. Здесь же люди постоянно бывают, дети гуляют. Кто-то захоронил своего Барбоса глубоко, другой же еле-еле присыпал землей или камушками. А ведь каждое животное – возможный источник более 40 известных нам инфекционных и паразитарных заболеваний.

К слову, у Валентины Михайловны тоже в свое время умер песик:

- Я закопала его в лесу на Второй Речке.

Парк ли, сквер, газон или лес в черте города выбираем мы с вами в качестве места упокоения верно служивших нам Барбосов, Шариков, Мурок, все равно это будет против санитарных правил, принятых в России. Хотя во Владивостоке они нарушаются на каждом шагу.

- Если к вам привозят больных собаку или кошку, которых уже невозможно вылечить, либо совсем старое животное и просят усыпить, - спросили корреспонденты “В” у сотрудников городской ветеринарной станции, - то где потом оказываются трупики?

- В мусорном контейнере. Впрочем, зачастую хозяева забирают, чтобы самостоятельно где-нибудь похоронить.

Главный государственный ветеринарный инспектор Владивостока Владимир Шлягин расценивает сложившуюся ситуацию как чуть ли не катастрофическую, предлагая, однако, все вопросы по этому поводу адресовать в администрацию города:

- Мне прекрасно известны и правила сжигания животных, и нормы устройства скотомогильников, но реализовать эти знания в практику невозможно, когда нет ни средств, ни оборудования.

- Оборудование будет, - заверил руководитель отдела МУП “Владэко” Сергей Бажутин, - правда, неизвестно, как скоро. Над заказанной схемой специальной печи по сжиганию трупов животных уже работают в “Приморгражданпроекте”. А пока что приходится утилизировать павших собак и кошек в допотопной, если можно так сказать, дедовской печурке тут, у нас, на Снеговой, 41.

Мощность дедовской печурки, очевидно, невелика. По крайней мере, дохлую собаку, валявшуюся на улице Капитана Шефнера, журналистам “В” довелось лицезреть три дня подряд. Остается надеяться, что недавно созданный при муниципальном предприятии “Владэко” комбинат по утилизации отходов со временем оправдает свое название, за которым сегодня нет почти ничего.

Но даже если в краевом центре в обозримом будущем решат-таки проблему цивилизованного уничтожения трупов бродячих животных, то эти планы никак не касаются нужд владельцев домашних питомцев, век которых, увы, куда короче человеческого. Они живут лет 10-15, радуя нас и служа нам, а когда умирают, мы, выплакав глаза, ломаем голову – что же делать с жалким тельцем любимой киски или песика?

А почему бы действительно не обустроить приличный мини-крематорий, где за плату можно было бы предать умершего питомца огню и получить урночку с прахом? И неужели городским властям так уж трудно выделить на самой что ни на есть окраине Владивостока земельный участок под отвечающее санитарным нормам и правилам собачье кладбище?

Иначе вскоре не только в парке “Минный городок” или на обочине улицы Лесной, но и под самыми окнами наших домов вырастут памятники с надписями, подобными той, что на днях появилась на “Заре” на камне вкупе с могилкой: “Незабвенная Джули. 1990-2002 гг. Всегда будем тебя помнить”. Морда на фотографии симпатичная. Хорошая, наверное, была собака.

Автор : Светлана ЖУКОВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Соседям подвалило. Снега

Активный циклон с центром над северо-восточным Китаем в минувшие выходные дни принес обильные осадки на юг российского Дальнего Востока. Особенно досталось соседнему Приамурью.

Черные вести из Чечни

Молох чеченской войны продолжает собирать свою жестокую жатву. Еще не успели высохнуть слезы родных, оплакавших погибших в феврале среди других пяти спецназовцев уссурийца Александра Нехорошева и ольгинца Дениса Смелова, а с Северного Кавказа уже пришло очередное трагическое сообщение.

Награждены посмертно

В конце прошлой недели в УВД Приморья состоялось торжественное и одновременно печальное мероприятие. Указом президента России посмертно орденами Мужества награждены полковник милиции Юрий Григорьевич Орленко и старший лейтенант Максим Витальевич Елисеев. Начальник УВД края генерал-майор милиции Николай Вачаев вручил на хранение боевые награды близким родственникам погибших героев: сыновьям Юрия Орленко Михаилу и Дмитрию и отцу Максима Елисеева Виталию Серафимовичу.

Тротил разрывает плотины

Еще 20 с лишним мирных взрывов прогремело на севере Приморья. На сей раз саперы гражданской обороны освободили от ледового затора Большую Уссурку в среднем течении реки под автомобильным мостом у села Лукьяновка в Красноармейском районе.

«Москитам» - быть

В Арсеньеве закончила работу представительная комиссия во главе с главным федеральным инспектором по Приморскому краю Сергеем Шерстюком.

Последние номера