Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Спасен

Когда пацаны залезли на крышу вагона, поезд тронулся. Двое мальчишек успели спрыгнуть, а Денис не успел... 27 тысяч вольт прошло через его тело. Врачи сказали: не жилец...

Когда пацаны залезли на крышу вагона, поезд тронулся. Двое мальчишек успели спрыгнуть, а Денис не успел... 27 тысяч вольт прошло через его тело. Врачи сказали: не жилец...

Воскресенье,30 сентября. Этот день навсегда изменил жизнь семьи Тихоньких. Денис, Алена, Николай, Лидия Николаевна уже никогда не станут прежними. Беззаботными...

Первое – это Денис. Ему 13 лет. До того злополучного дня он ничем особенно не отличался от сверстников. Учился в 8-м классе, занимался спортом, ходил к репетитору английского языка и в художественную школу.

В воскресенье, ближе к обеду, к Денису зашли два приятеля. Все вместе они пошли гулять, как станет известно через пару часов, на железнодорожные пути. Сначала играли около электропоезда, а потом залезли на вагон. Когда состав стал трогаться, мальчишки успели спрыгнуть, а Денис не успел.

Первое – это Денис, второе – его боль. Электрический разряд, искры, нестерпимая, нечеловеческая боль. 27 000 вольт прошло через тело мальчика. Он потерял сознание.

Пацаны прибежали домой. Но родителей Дениса дома не было. Позвонили в соседскую дверь: «Дядя Иосиф, с Денисом что-то случилось! Он там, на железной дороге. Когда поезд тронулся, посыпались искры, огонь. Денис остался на крыше вагона!»

Состав остановили на Тихоокеанской.

Движение прекратилось. Денис слез с вагона(!) и пошел. Как во сне. Боли не было, тело слушалось очень плохо. И холод. Очень холодно.

Он дошел до Ленинской. Прохожие шарахались от этого жуткого зрелища: мальчик весь черный, как уголек. Кожи на нем практически не осталось. На шее и на запястьях виднелись обгоревшие остатки воротника и манжеты от рубашки. На ногах кроссовки. «Почему никто не хочет мне помочь? Мне так холодно»... Проходившая мимо женщина упала в обморок.

- Люди, помогите! Я замерз.

Денис сел на приступок кинотеатра «Прибой». Ступор от жуткой картины, в котором находились окружающие, понемногу проходил. К мальчику подошел милиционер. Вызвали «скорую».

Первое – это Денис, второе – его боль, третье – его родители.

Алена, мать Дениса, в это время была на работе. Иосиф приехал к ней:

- С Денисом что-то случилось, но что именно, неизвестно.

Они помчались в больницу.

Денис в реанимации. К нему никого не пускали. (Николаю, отцу мальчика, уже сообщили на работу. Приехала и бабушка – Лидия Николаевна). Врачи констатировали: «Ожог пламенем вольтовой дуги лица, шеи, туловища, верхних и нижних конечностей, половых органов. Поражены 75 процентов кожи».

Медперсонал был уверен, что мальчик – «не жилец». Родителям, конечно, сказать такое не решились, но…

По просьбе мамы Дениса врач написал список требуемых медикаментов. Алена, Иосиф и Наталья (соседка, работающая медсестрой в горбольнице) поехали во Владивосток. К 4 часам утра они привезли лекарств на сумму около $500. Видя решительные попытки родителей спасти своего сына, врач посоветовал медсестрам как-нибудь помягче подготовить родителей к худшему: «Лекарства очень дорогие. Их потребуется очень много. А результат вряд ли будет положительным…»

Алена и Николай не могли допустить даже мысли, что сына нельзя спасти!

Связались с краевым ожоговым центром. Необходим вертолет, чтобы везти Дениса во Владивосток. Нужно обращаться в МЧС. Но делать это следует не как частному лицу, а от имени находкинского отделения реанимации. Потом были еще двое суток ожидания, телефонных звонков, переговоров, «перемены погоды с летной на нелетную» и т.д.

Все факты говорили о том, что Дениса спасти нельзя! Надежды нет! Бессмысленная трата времени и сил. Даже когда 60 процентов кожного покрова отсутствует, человек не выживает! А здесь…

Тем временем в Находке родственникам разрешили зайти к Денису. Он был в сознании, но под действием обезболивающих препаратов. Все говорил, говорил… Боли как будто не чувствовал: сильнейший шок.

- Бабушка, ну что же вы так долго ко мне не приходили? Вы что, не знали, что я здесь? Или я вам больше не нужен?

Лидия Николаевна плакала. Она с трудом могла поверить, что это немыслимое зрелище - черный говорящий уголек, с которого сочится какая–то жидкость, – ее внук.

- Ну что ты, милый. Мы давно уже здесь, с тобой. Нас просто в палату не пускали.

Первое – это Денис, второе – его боль, третье – его родители, четвертое - Терехов.

2 октября в находкинское отделение реанимации на вертолете МЧС прилетел зав. отделением ожогового центра Сергей Михайлович Терехов. (С этого дня жизнь Дениса будет зависеть от этого человека.) Он осмотрел ребенка.

- Я не могу гарантировать, что мы довезем его до Владивостока. Но оставлять его здесь - равносильно убийству. Я не могу гарантировать, что он выживет. Если он хотя бы две недели сможет терпеть такую боль – это будет равносильно чуду. У нас есть один процент успеха из ста. Мы должны в него уложиться!

И они уложились! Но это было потом…

Первое – это Денис, второе – его боль, третье – его родители, четвертое – Терехов, пятое – борьба.

Борьба началась с Терехова. Борьба со смертью. Борьба за жизнь. Ежесекундная, выматывающая, требующая мужества и нечеловеческих усилий.

У Дениса появились галлюцинации. Он был в постоянном бреду: мерещились черти, гробы. Как позже сказала Лидия Николаевна:

- К нему приходила смерть.

И тут понеслось: температура 41. Нужны антибиотики. Сутки в больнице обходятся в 5 100 рублей. Лекарства требуются постоянно. Не было ни одной минуты, чтобы Дениске что-нибудь не капали или не кололи.

Первое – это Денис, второе – его боль, третье – его родители, четвертое – Терехов, пятое – борьба, шестое - деньги.

Алена и Николай были во Владивостоке. Лидия Николаевна - здесь. Иосиф и радиостанция «Находка» помогли открыть счет в банке.

Находка. Сколько километров прошла Лидия Николаевна - подсчитать невозможно. Наверное, нет в городе ни одной компании, куда не пришла бы эта женщина с просьбой о помощи.

Сначала помогали друзья и знакомые. Самые первые сто рублей в банк принесла какая–то девочка. Ученики и учителя 25-й школы, где учится Денис, преподаватели и ученики художественной школы и школы «Радуга», докеры торгового порта (где работает Николай) и многие, многие другие.

Дед Дениса не получал зарплату много месяцев. Пришло время требовать. Ему выплатили задолженность. Деньги тут же ушли на лекарства.

Николай продал все, что только можно было продать. Но средств все равно не хватало.

Владивосток. Тем временем у Дениса пропал аппетит. Он перестал есть. Совсем. Похудел на 10 килограммов. Нужны гормональные препараты. 26 октября сделали первую крупную операцию по пересадке кожи.

Галлюцинации не проходили. В бреду Денис кричал, вырывался. Была опасность, что он сдерет с таким трудом приживавшуюся кожу. Одни препараты заканчивались, требовались новые. И без остановки: альбумин, тиенам, альвезин, полиомин, эссенциале, гордокс, метрогил... От этих коробочек и ампул с непонятными названиями несколько месяцев зависела жизнь тринадцатилетнего мальчика.

По распоряжению заведующей аптекой № 56 Васихиной Т. В., равно как и зав. аптекой № 167 Галчатниковой Л.Н., препараты, необходимые Денису, неоднократно отвозились во Владивосток. Краевой департамент здравоохранения также несколько раз передавал медикаменты для Дениса в ожоговый центр. Бесплатно.

Одной из первых компаний, где помогли, была «Тойота-Центр-Находка». Затем «Пасифик Оушн» и «Находка Ре» и многие, многие, многие другие...

Лидия Николаевна пришла в ПМП к Александру Кириличеву, реакция его была незамедлительной. Он снял трубку телефона:

- Найдите теинам и доложите мне!

Через несколько часов заветные упаковки были на пути в ожоговый центр.

Отдельное спасибо Денис и его семья говорят Иосифу Швабу, Людмиле Гладышевой и семье Жестовских. И низкий поклон - старшей медсестре ожогового центра Ирине Викторовне Гунько, всем докторам, сестрам, персоналу. Они - спасатели...

Владивосток. 1 ноября – вторая операция, 9-го – третья, 20-го – четвертая, 11 декабря – пятая. Но что стояло за этими днями и неделями…

Кожа приживалась очень плохо. Использовать для пересадки можно было только кожу Дениса и ничью другую. А ее осталось всего 15 процентов!

Парня мучил страшный зуд. Да и психика была сильно нарушена. Не спал два месяца! Снотворное не помогало. Страшные головные боли. И каждый прожитый день давался с трудом: с болью, со слезами…

Он кричал. Несколько суток. Не переставая. Ему было очень больно. Очень холодно. Наркоз переносил очень тяжело.

- Мама, у меня все горит. Я как на углях лежу!!!

А после операции, когда отходил от наркоза:

- Мама, мне холодно!

26 дней и ночей ребенок пролежал в клинитронной кровати. Это своеобразная ванна, наполненная специальным веществом - белым песком и накрытая простыней. Только в этой ванне под действием альбумина (белка) можно было восстановить кожу Дениса.

Первое – это Денис, второе – его боль, третье – его родители, четвертое – Терехов, пятое – борьба, шестое – деньги, седьмое - кровь.

Потом началось заражение крови. Нужную кровь найти было сложно. Предстояло взять еще и эту «высоту»…

Радиостанции во Владивостоке в течение дня давали объявления о том, что необходима кровь определенной группы.

Пришли докеры Владивостокского торгового порта.

Из реанимации Дениса и его родителей перевели в обычную палату. Больница переполнена, в коридоре на койках лежат больные, гуляет инфекция. Раны стали мокнуть и гноиться. Заживало с трудом. И постоянный, непрекращающийся, невыносимо страшный зуд. Нервы на пределе. Алена забила тревогу…

Тогда Терехов отпустил Дениса, Алену и Николая домой в Находку. Сам Сергей Михайлович ушел на больничный – сказалось напряжение последних месяцев. Все процедуры - ванны, примочки, массаж, растирание - Алена и Николай научились делать не хуже медсестер.

Полтора месяца Денис прожил дома. Все это время поток посетителей в квартиру Тихоньких не прекращался. Знакомые и друзья, одноклассники и соседи. Писали записки: «Дениска, поправляйся! Мы ждем и любим тебя!» Бабушка говорила:

- Очень сильно повзрослел. От прежнего беззаботного ребенка не осталось и следа.

Первое – это Денис, второе – его боль, третье – его родители, четвертое – Терехов, пятое – борьба, шестое – деньги, седьмое – кровь, восьмое - надежда.

Когда Терехов вернулся на работу, он вновь забрал Дениса и Алену к себе в больницу.

Думать и говорить вслух об этом боялись, но… Денис определенно пошел на поправку. В середине декабря он первый раз встал на ноги. Учиться ходить Дениске пришлось заново. Но эта проблема для семьи Тихоньких - ничто, по сравнению с тем, что они уже преодолели.

В феврале в краевом ожоговом центре собрали медицинский консилиум. Денису нужна грамотная помощь психотерапевтов. Решено было провести курс физиотерапии, а затем вновь продолжить операции. Их предстоит сделать еще не менее пяти!

Денису сейчас по-прежнему тяжело. Все тело покрывается келоидными рубцами. Говоря обычным языком: послеоперационные рубцы превращаются в хрящи. Кожа на ощупь, как дерево. Для того чтобы кожа мальчика вновь приобрела «человеческие качества», нужны еще операции, лекарства и время…

Николай прямо в больнице, практически на ногах, перенес микроинфаркт… Что чувствует мужчина, который стоит у больничной кровати своего ребенка и в течение сорока минут отдирает сына от простыни? Тело Дениса, покрытое коркой, присохло к белью, и кровь сочится через бинты. А мальчику всего лишь нужно в туалет… Не дай нам бог…

Денискина бабушка пришла ко мне с ворохом бумаг, на которых зафиксировано, кто и сколько перечислил денег.

Им, безусловно, хочется отблагодарить всех, кто помогал Денису в эти трудные месяцы. Но, к сожалению, нет возможности перечислить всех поименно.

- Я и не думала, что в нашем городе столько добрых, отзывчивых людей!

Всем вам огромное человеческое спасибо!

Первое – это Денис, второе – его боль, третье – его родители, четвертое – Терехов, пятое – борьба, шестое – деньги, седьмое – кровь, восьмое – надежда, девятое - мы.

Я беру на себя смелость предположить, что эта история мало кого оставит равнодушным. Денису по-прежнему необходимы средства для продолжения лечения. Если вы захотите помочь Денису Тихоньких…

№ сберкассы: 7151/033

№ счета: 42301810150180914352/01

Николай Юрьевич Тихоньких (для Дениса)

Первый взнос, который поступил на этот счет, был небольшим, всего 100 рублей. Помните? Но с этого все началось…

Автор : Алина МАКСИМЕНКО, специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Играют юные на «пять»

Во Владивостоке завершился 2-й международный конкурс юных пианистов. Три полных дня на сцене городского музыкального училища кипели нешуточные страсти.

Золото политехнического

«Старое фото» - так называется новая рубрика «Городоскопа». Согласитесь, есть нечто большее, чем бытие или небытие… Это фотографии, дела, дома – все, что остается после человека. Могут меняться политика, президенты и даже общественный строй. Но жива память, пока не исчезли со страниц пухлых альбомов пожелтевшие, ломкие от времени снимки: вечно трогательные уже потому, что на них остановилось мгновение жизни.

Миссионеры

Стук в дверь. На пороге два парня в строгих костюмах и при галстуках, на одном - туфли,на другом - кроссовки, у обоих рюкзаки за спиной и лица очень сосредоточенные. - Вы кто? - спрашиваю. - Мы, - с американским акцентом отвечают гости, - представители Церкви Иисуса Христа Святых последних дней. Хотим сообщить вам о нашей вере. Всего у нас шесть бесед, первая займет 30-40 минут. Вам это интересно?

Америка становится ближе

Конференцию по теме «Американистика в странах Тихоокеанского бассейна» проводит Дальневосточный госуниверситет при поддержке генерального консульства США.

Фестиваль приходит с весной

- Это первый признак стабильности, - начинает беседу Ирина Гребнева, музыковед, кандидат искусствоведения, доцент ДВГАИ, представитель газеты «Музыкальное обозрение» в Приморском крае. – Несмотря ни на какие политические перемены, 4 апреля 11-й раз подряд весна ознаменуется фестивалем классической музыки.

Последние номера