Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Личность

Константин Пуликовский. По россии с Ким Чен Иром

Никогда в жизни не думал, что мне предстоит проехать по железной дороге всю Россию от начала до конца. В воинских эшелонах, громыхавших на войну в Чечню, «путешествовать» приходилось. Но это были короткие маршруты, а вот чтобы 24 дня - такого и представить не мог. Столько времени, с 26 июля по 18 августа 2001 года, я сопровождал в поездке по нашей стране Председателя Государственного комитета обороны КНДР Ким Чен Ира.
Начало пути

Никогда в жизни не думал, что мне предстоит проехать по железной дороге всю Россию от начала до конца. В воинских эшелонах, громыхавших на войну в Чечню, «путешествовать» приходилось. Но это были короткие маршруты, а вот чтобы 24 дня - такого и представить не мог. Столько времени, с 26 июля по 18 августа 2001 года, я сопровождал в поездке по нашей стране Председателя Государственного комитета обороны КНДР Ким Чен Ира.

Планировалось, что он посетит Россию в конце весны или начале лета 2001 года. Уже завершалась подготовка к его приему, как все резко приостановилось. У северокорейского лидера есть свой подход к организации международных диалогов: важно соблюсти своего рода протокольную тайну. Он считает, что комментировать визит, давать информацию прессе можно лишь после того, как встретились лидеры государств, приняли решения, достигли реальных результатов. Он сторонник прогнозов, но раскрывать их не спешит - вдруг ожидаемое так и останется нереализованным. Предварительная подготовка должна проходить скрытно. С такой осторожностью Ким Чен Ир относится к визитам любых глав государств в КНДР и к своим зарубежным поездкам.

Круг знавших о том, что глава Корейской Народно-Демократической Республики приедет в Россию, был ограничен несколькими персонами из администрации президента, министерства иностранных дел и министерства путей сообщения. Дата приезда Ким Чен Ира определялась расплывчато: конец июля - начало августа. Конкретное число не оговаривалось. Рассматривались разные варианты, как его встречать. Несомненным оставалось одно, что он прибудет поездом через станцию Хасан на российско-корейской границе в Приморском крае.

Поезд Ким Чен Ира задолго до его визита в Россию несколько раз проходил обкатку от станции Туманган на северокорейской стороне, через Хасан до города Уссурийска. Это расстояние в 238 километров состав пробегал примерно за 6 часов. Отрабатывалась перестановка колесных пар под вагонами: стальная колея в КНДР уже, чем в России. «Ходовые испытания», проводившиеся по ночам, завершились успешно, но как только поезд с главой Северной Кореи поехал по Приморскому краю, буксы стали перегреваться. Возможно, смазка оказалась слишком обильной или потеряла свои качества за время длительной консервации. В начале пути, до города Благовещенска, административного центра Амурской области, пришлось сделать множество незапланированных остановок.В чистом поле, конечно, не тормозили, вставали там, где можно провести технический осмотр. Что касается времени, шли по графику - литерный состав между остановками мчался довольно быстро.

Изначально предполагалось, что по России Ким Чен Ира будут сопровождать полномочные представители президента в федеральных округах. Я должен был «довезти» главу Корейской Народно-Демократической Республики до Читы, где меня сменил бы мой коллега по Сибирскому федеральному округу. 24 июля, в понедельник, меня вызвали в Москву. Сообщили: президент принял решение, что с высокопоставленным гостем будет работать один человек – Пуликовский. Некорректно главе дружественного государства давать в сопровождающие новых, неизвестных ему людей.

Узнав, что три недели мне придется быть пассажиром тесного купе, ехать в нем от восточных границ России до Санкт-Петербурга, а затем обратно, особой радости не испытал. Сам думал о том, что хотя бы раз в жизни надо пересечь всю нашу огромную страну по железной дороге. Но по своей инициативе никогда не согласился бы катить в оба конца. Тем не менее поручение президента получено, его надо выполнять.

На станцию Хасан из Владивостока мы, несколько человек, прилетели на вертолете. Остальные, кто обеспечивал визит гостя, около 80 человек, прибыли из Уссурийска на поезде. Для сопровождения корейской делегации были специально подготовлены семь вагонов. Мы разместились в них. Новоселье на рельсах радости не доставило - жара, высокая влажность, комары, мошкара донимали всю ночь. Беспокоило и другое – мне впервые в жизни предстояло на высоком государственном уровне встречать и сопровождать руководителя зарубежной страны, да еще такого загадочного, как Ким Чен Ир.

Россия и КНДР – страны-соседи. Но даже мы, дальневосточники, мало знаем о жизни Корейской Народно-Демократической Республики. В советский период в адрес этого государства шли почти что одни комплименты. С началом перестройки в СССР на смену прежнему восхвалению в наших средствах массовой информации пришла оголтелая критика без малейшего анализа дел в КНДР. Теперь появилась возможность узнать о Северной Корее и корейцах от самого компетентного человека – главы государства. 26 июля 2001 года в 8 часов утра начался визит Ким Чен Ира в Россию.

Поезд пришел в поселок Хасан с опозданием на несколько минут. Платформа на станции была очень низкая, на нее пришлось бы из вагона спрыгивать. Поэтому плотники заранее сбили деревянные площадки с лесенками для схода из пассажирских вагонов, рассчитали, где их поставить. Но поезд «промазал» импровизированные платформы, они оказались по центру вагонов, а не напротив тамбуров. Железнодорожники быстро перенесли деревянные сходни, покрытые ковровыми дорожками, к тамбурам Ким Чен Ира. К этому времени уже вышла его охрана. И вот дверь штабного вагона лидера КНДР открылась, он появился в ее проеме, махнул приветственно рукой всем встречающим, поклонился, улыбнулся и сошел на платформу. Я протянул Ким Чен Иру руку, поздравил его с прибытием на российскую землю. Он ответил крепким рукопожатием, и я подумал, что он физически сильный человек.

Он и действительно плотный, коренастый мужчина. Чуть-чуть полноватый, но, пожалуй, не полнее меня. Мы с ним по комплекции выглядели примерно одинаково, соизмеримо с ростом, конечно. У меня рост 180 сантиметров, Ким Чен Ир - несколько ниже. Когда мы здоровались, я заметил, что у него большие руки.

Я несколько раз видел этого человека ранее, когда в составе российской делегации, возглавляемой президентом Владимиром Владимировичем Путиным, в июле 2000 года находился в Пхеньяне. Был представлен северокорейскому лидеру, но в соответствии с протоколом держался в отдалении. Сейчас мне предстояло постоянно быть рядом с ним. Ким Чен Ир сразу же предложил встречаться каждый день - в обед или за ужином.

15 корейских и семь наших вагонов сформировали в один состав, мы покатили по России, беседуя по три-четыре часа ежедневно. В первый час общались один на один с помощью переводчиков, затем в вагон переговоров приглашались с обеих сторон сопровождающие нас лица, разговор принимал более широкий характер. В начале пути Ким Чен Ир не проявлял особых эмоций и, как мне казалось, чувствовал себя напряженно.

«Бронепоезд» Ким Чен Ира – подарок Сталина

Журналисты сообщали, что поезд руководителя КНДР построен в Японии. Это ошибка. Вагон, в котором мы регулярно встречались, в свое время подарил первому руководителю Корейской Народно-Демократической Республики Ким Ир Сену генералиссимус Сталин. Вполне вероятно, в дальнейшем вагоны модернизировались в Японии, но их происхождение чисто советское.

Корреспонденты в своих материалах о визите руководителя КНДР в Россию без конца именовали поезд Ким Чен Ира «бронепоездом», наверное, имея в виду, что все вагоны защищены броней. Нет, они самые что ни на есть обычные, сообщили мне специалисты, разбирающиеся в железнодорожной технике. Из брони - только пол в штабном вагоне.

Возможно, репортеров сбивал с толку вид вагона с трапециевидной крышей, с маленькими окнами-бойницами. Это была всего-навсего дизельная электростанция. Она выделялась необычной формой и действительно могла сойти за броневагон.

На протяжении всего путешествия лидера КНДР по России Транссиб и другие железные дороги, по которым шел литерный состав, держались под особым контролем. Лучших специалистов по охране особо важных гостей прислал президент России. Эти бравые парни занимали два вагона; их было около пятидесяти человек - снайперы, одетые в специальную форму. На всех остановках они занимали позиции на платформах станций или вокзалов, на крышах вагонов и различных зданий, на виадуках, построенных над рельсами, и показывали, что готовы в любую секунду, если это потребуется, защитить охраняемое лицо.

Другая часть специалистов по охране была незаметной. Ребята носили обычную одежду, их знали лишь немногие люди из нашего поезда. У Ким Чен Ира была и личная охрана, но его парни, скорее, имели статус адъютантов или помощников лидера КНДР. По международным правилам во время визитов высоких государственных деятелей за их безопасность полностью отвечает принимающая сторона.

Перед литерным составом, в семи минутах хода от него, по рельсам бежал так называемый разгонный локомотив. Перед его экипажем поставили задачу сообщать нам о неожиданных препятствиях, в экстремальных случаях - принимать самостоятельные решения по устранению помех. В чрезвычайных ситуациях, получив предупреждение, за семь минут мы могли остановиться и избежать неприятностей.

Головным вагоном в поезде был мой, начиненный различными средствами связи. В шести других с российской стороны ехали сотрудники министерств, охрана, связисты, лица, обеспечивающие визит северокорейского лидера.

Поезд Ким Чен Ира включал его апартаменты, вагон для переговоров, вагон-ресторан, вагон для автомобилей. В нем стояли два бронированных «Мерседеса». Другие вагоны занимали сопровождавшие главу КНДР специалисты; обращала на себя внимание очаровательная молодая женщина – советник Ким Чен Ира. Она присутствовала при всех наших встречах.

Можно много говорить о внутреннем дизайне корейского поезда. Все сделано изысканно, со вкусом, отличалось повышенным комфортом. В вагоне переговоров висели два больших плоских экрана. Один использовался для демонстрации фильмов. Второй представлял собой электронную карту, по ней, видимо со спутников, отслеживалось передвижение поезда. На карту выводилась необходимая информация о пути нашего следования, температуре воздуха «за бортом», о состоянии экономики тех краев и областей, через которые мы проезжали. Например, когда пересекали Иркутскую область, то на мониторе можно было по-русски и по-корейски прочитать фамилии губернатора, председателя законодательного собрания, других руководителей и даже узнать, каким количеством крупного рогатого скота располагает область.

Информационная база, заложенная в корейских компьютерах, была очень мощной, многие данные служили темой для разговора между мной и Ким Чен Иром. Когда мы встречались, северокорейский лидер возвращался к старым темам, уточнял детали. Чувствовалось, что он анализировал мои сообщения. Переводчик с нашей стороны вел стенограммы бесед, как их записывала корейская сторона – сказать не могу. После каждых переговоров я изучал стенограммы, чтобы при следующей встрече дать более точную информацию по обсуждаемым вопросам.

Корейский состав имел космическую связь, во всех вагонах – компьютеры с общей сетью. В отличие от наших стандартных вагонов, разделенных на девять купе, в корейских - по пять одноместных купе, поэтому наши гости жили более уютно. Когда я сопровождал президента России по железной дороге из Томска в Омск, даже в том составе не было такого комфорта, как в поезде Ким Чен Ира.

Специальный вагон, в котором размещался наш штаб, принадлежал начальнику Дальневосточной железной дороги. В нем были кабинет, два купе, кухонька. В одном купе размещался я, в другом – охрана. Душ в нашем вагоне «еле плакал». Мои помощники грели на кухне в ведрах воду и мылись прямо здесь же, благо вода уходила через сливное отверстие в полу. Как проходил «банный день» в двух вагонах с федеральной охраной – не знаю, не ведаю также о корейских водных процедурах.

В нашем путешествии российская и корейская спецслужбы работали в тесном взаимодействии друг с другом. В одном из тамбуров на стыке российских и корейских вагонов круглосуточно дежурили по одному охраннику с каждой стороны и переводчик. Сюда же вывели связь; она позволяла мне и Ким Чен Иру договариваться о встречах, согласовывать действия, обмениваться информацией. Также была связь между мной и машинистами локомотива, тянувшего наш поезд.

«Границей» между двумя составами служил вагон-электростанция, подававшая ток корейской половине во время остановок. У нас в эти минуты отключались кондиционеры и связь. В жару мы чувствовали себя очень тяжело, слава богу, тормозили в пути на короткое время; железнодорожники заполнят цистерны вагонов водой, поменяют локомотивы, машинистов – и снова вперед, к Москве!

Инициативы всех встреч исходили от Ким Чен Ира. Когда мы готовились к его приезду, оговаривали возможность приглашения главы КНДР в наши вагоны. Но решили все же, что ранг полномочного представителя президента РФ, по дипломатическому протоколу, не позволяет делать такие предложения. Сам Ким Чен Ир ни разу не изъявил желания отправиться к нам в гости.

Охрана

Люди в окружении Ким Чен Ира менялись довольно часто. Из министров с ним постоянно ехали три - четыре человека, в том числе начальник генерального штаба Корейской народной армии. Постоянными были и охранники, с ними у наших ребят через несколько дней пути установились хорошие отношения. Тем более что все корейские охранники знали по нескольку песен на русском языке и постоянно их напевали.

Со своим рядовым окружением в поезде Ким Чен Ир вел себя просто, чего не скажешь о его приближенных. Когда они входили к нему, они почтенно сгибались в глубоком поклоне и так стояли до тех пор, пока не поступал едва видимый сигнал полководца, что можно выпрямиться. О нем в его присутствии они все время говорили в третьем лице – «как сказал любимый руководитель, как сказал наш полководец» и так далее. Наиболее свободно с Ким Чен Иром вела себя его охрана. Возглавлял ее человек в звании полковника, но никогда в жизни не подумаешь, что он – руководитель спецслужбы. Его рост был всего 156 сантиметров. Наши ребята вычислили, что в охране Ким Чен Ира состоит около двадцати пяти человек. Они ходили в обычных костюмах с галстуками. Непременным атрибутом их одежды был значок с изображением Ким Ир Сена.

Ким Чен Ир носил одежду полувоенного образца – цвета хаки. Он приходил на встречи в курточках с короткими или длинными рукавами, с открытым или глухим воротом. Единственный, у кого отсутствовал значок Ким Ир Сена, был Ким Чен Ир.

Погода стояла жаркая. С начальником нашей протокольной службы мы обсуждали возможность присутствовать на встречах с главой КНДР в рубашках с короткими рукавами, без пиджаков. Но по международным дипломатическим канонам к высокопоставленному лицу можно являться только в костюме. У меня их было два, я их менял каждый раз, когда направлялся к Ким Чен Иру. В вагоне, в котором мы встречались, стояли кондиционеры, но особой прохлады в нем не ощущалось. Тем более что я постоянно был внутренне напряжен. Впервые мне пришлось в течение длительного времени наедине, в присутствии лишь переводчиков, работать с руководителем зарубежного государства. Возможно, что я даже был излишне скован, хотя внешне, думаю, это не проявлялось. Контролировал каждое свое слово, каждую фразу, опасался допустить в ответах Ким Чен Иру неточности. После диалогов с ним возвращался к себе очень уставшим. Думаю, это было еще и следствием сильной энергетики Ким Чен Ира. Я постоянно ощущал его мощную ауру.

Нелегко сначала пришлось и нашим охранникам. 26 июля, когда корейский поезд прибыл на станцию Хасан, российские и корейские специалисты обменялись информацией об имеющемся у них оружии. Передали друг другу документы с номерами пистолетов и других стволов, наметанным глазом сразу определили, кто где предпочитает их носить. Каждый корейский охранник имел по два пистолета – один под мышкой, другой в районе поясного ремня. Также у них были автоматы Калашникова. Они их брали с собой, когда Ким Чен Ир ездил на машинах по Москве и другим российским городам, но ни разу не доставали из чехлов. Мне пришлось увидеть корейских охранников в действии. На одной из встреч с Ким Чен Иром в его вагоне мой пресс-секретарь слишком быстро стал подходить к полководцу. И тут же ему в мгновение ока завернули руки. В дальнейшем журналист прыти не проявлял и потому мог фотографировать нас, насколько это позволяли обстоятельства.

Корейские и наши охранники один раз провели настоящее соревнование, чтобы выяснить, кто из них физически сильней. Решили потягаться на руках. В тамбуре вагона установили две табуретки, между ними – стул. На нем провели турнир по армрестлингу. С нашей стороны в соревновании участвовал охранник из Хабаровска. Рост – 183 сантиметра. С корейской стороны – тоже не слабый человек ростом 179 сантиметров. Болельщиков собралось – сколько тамбур вмещает. Победил представитель России, причем без особого труда. Другие корейцы тоже стали предлагать помериться силами с ними, но он отказался, сказав, что уже устал и не сможет соперничать с другими корейскими телохранителями.

После этого у него долго допытывались, какими видами спорта он занимался. Некоторые думают, что охранники обязательно должны быть шириной со шкаф. Победитель российско-корейского турнира по армрестлингу занимался легкой атлетикой, боксом и кикбоксингом. Когда ему было 20 лет, пробегал 100 метров за 10,7 секунды. Корейский участник турнира, проигравший нашему атлету, сказал, что занимался борьбой. На руках они состязались еще один раз, победа досталась гостю из КНДР. Можно сказать, что турнир, с помощью которого специалисты двух стран пытались выяснить, кто сильней, завершился вничью. Потом помощники северокорейского лидера все пытались узнать, какое воинское звание у российского охранника, согласившегося потягаться на руках. В шутку он сказал, что уже дослужился до генерала. Но, как мне кажется, корейские ребята приняли это его сообщение всерьез и потом все время с почтением смотрели на него, когда он сопровождал меня на встречу с Ким Чен Иром.

Возраст всех корейских охранников - от 35 лет и старше. Они носили просторные костюмы, по всей видимости, для того, чтобы оружие, спрятанное под ними, не было слишком заметно. У наших ребят одежда была точно по размеру, но где они прятали под пиджаками свои стволы, определить неискушенному человеку было трудно. Потому корейские охранники частенько пытались приобнять российских парней, хлопнуть по плечу, по спине, шутя вроде бы ткнуть пальцем в живот. Знали, что у них есть оружие, и пытались точно определить, где оно спрятано. Я и на себе ощущал такое внимание корейской стороны: то один охранник прикоснется как бы нечаянно, то другой. Довелось мне столкнуться в проходе вагона с одним из тех, кто оберегал покой Ким Чен Ира, почувствовать мощь его тренированных мышц. Добротные специалисты окружали полководца! Но показать свою полную удаль в России им не пришлось. Принимающая сторона организовала охрану так, что их помощь не потребовалась. Наши парни сетовали на то, что корейские коллеги «слишком старательные», и корректно показывали им, что в охране Ким Чен Ира главенствует российская сторона.

Малоподвижная жизнь в российско-корейском поезде привела к тому, что лишний вес набрал не только я, но и почти все мои помощники. Тот, который тягался на руках с корейским коллегой, поправился на восемь килограммов. После ему пришлось изрядно попотеть, чтобы вернуться к своему «боевому» весу.

Надежными охранными объектами для Ким Чен Ира служили также два его бронированных «Мерседеса». Они стояли в вагоне, в нем, кроме этих автомобилей, не было ничего. Но только один раз их выкатили на улицу; в нашем кортеже они с одними водителями, без пассажиров, пробежали по Москве. Главе КНДР предоставили одну из машин президента России, гость с Корейского полуострова ездил только на ней.

В локомотиве, тянувшем наш поезд, охрану осуществляли два человека. Один – из тех, кто ехал вместе со снайперами из Москвы, другой – специалист ФСБ территории, по которой следовали вагоны. Например, на перегоне от Уссурийска до Хабаровска в кабине локомотива вместе с машинистами находился представитель Приморского края.

Несмотря на усиленные меры безопасности, предпринятые в отношении литерного состава, у нас все же разбили два стекла. Но не в корейских вагонах, а в российских. Думаю, что это сделали деревенские проказники-мальчишки, «обстреливающие» камнями проходящие по Транссибу поезда. Стекла нам выбили под Уссурийском и под Москвой. Один раз был замечен такой маленький лихач, но его камень в стекло не попал. Удар пришелся по металлической обшивке вагона.

Лишь однажды нашему составу пришлось делать экстренную остановку из-за того, что на рельсах оказался небольшой бетонный столбик. Разгонный локомотив, шедший перед нашим поездом, промчался по чистым рельсам. Когда он прошел, кто-то успел устроить на колее «диверсию». Это было, когда мы из Санкт-Петербурга возвращались в Москву. Но препятствие успели заметить машинисты встречного поезда. Они сообщили о бетонном столбике на ближайшую станцию, эту информацию немедленно передали нам. Мы успели затормозить, устранили препятствие и поехали дальше. Больше на железной дороге под наш состав ничего не подбрасывали.

Кстати, кроме разгонного локомотива, шедшего впереди, еще один локомотив постоянно следовал за нами. В его задачу также входила охрана литерного поезда Ким Чен Ира на тот случай, если бы нас нечаянно догнал какой-либо другой поезд. Практически это исключалось, но теоретически все могло быть.

Специалисты нашей федеральной охраны, ехавшие в двух обычных вагонах, изрядно помучились на жаре. Полагаю, пропотели они так, как никогда в своей жизни. Если я в вагоне Ким Чен Ира с кондиционерами вымокал чуть ли не насквозь, то представляю, насколько тяжело приходилось им. Мне хотя бы рубашки стирали девушки-проводницы, все прочее я стирал сам. Им свою одежду освежить было негде. На обратном пути в Москве для них прицепили специальный вагон, в нем они могли мыться и стирать свои вещи.

Окончание публикации некоторых фрагментов книги Константина Пуликовского «По России с Ким Чен Иром» – в пятничном номере «В», 29 марта.

Как уже сообщал «В», в одном из московских издательств готовится к выходу в свет книга полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе Константина ПУЛИКОВСКОГО «По России с Ким Чен Иром». В этом году она уже появится на прилавках магазинов. Однако, не дожидаясь официального выхода книги, Константин Борисович по просьбе нашей редакции предоставил газете «Владивосток» эксклюзивные права на публикацию некоторых глав в Приморском крае.

Сегодня мы начинаем публикацию этих глав. И считаем своим долгом напомнить, что в литературной обработке рукописи Константину Пуликовскому помогали приморские журналисты Ольга МАЛЬЦЕВА и Леонид ВИНОГРАДОВ.

Автор : Ольга МАЛЬЦЕВА, Леонид ВИНОГРАДОВ.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Смена руководства «Нефтепорта»

В ОАО «Нефтепорт» пришел новый генеральный директор - Алексей Немков, бывший заместитель гендиректора ОАО «Хабаровский нефтеперегонный завод». Вопрос о его назначении решило собрание акционеров, состоявшееся 22 марта в Москве.

Государственный рэкет в пользу отечественного автопрома

Российское правительство решило окончательно и бесповоротно искоренить импорт в страну дешевых и качественных автомобилей в угоду чахлому и не конкурентно способному отечественному автопрому. Еще в январе премьер-министр Михаил Касьянов подарил десяткам тысяч россиян надежду обзавестись впервые машиной или поменять старого «четырехколесного друга» на более новую модель. Тогда он заявил, что вводить повышенные таможенные пошлины на транспортные средства импортного производства государство не будет. И обманул соотечественников.

Решение думы города Владивостока № 78 от 21.3.2002 г.

В соответствии со статьей 15 федерального закона Российской Федерации «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», статьей 42 Устава муниципального образования город Владивосток дума города Владивостока

Решение думы города Владивостока № 77 от 21.3.2002 г.

В соответствии со статьей 15 федерального закона Российской Федерации «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», статьей 25 закона Приморского края «О местном самоуправлении в Приморском крае», решением думы города Владивостока «Об утверждении Положения о порядке управления и распоряжения муниципальной собственностью города Владивостока» дума города Владивостока

В ожидании выкидыша

Пещерное направление, в котором уверенно движется Приморье, вырисовывается все отчетливее. Речь даже не о былых отключениях света, когда весь мир сравнивал нас с неандертальцами. Речь теперь - об отключении культуры.

Последние номера