Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Личность

Россия еще восстанет. По крайней мере в плане духовном

Епископа Вениамина мы часто видим на торжественных службах – несколько отстраненного, вроде недоступного. Знаем, что он окончил Московскую духовную семинарию и академию, защитил там диссертацию, что в 92-м году стал во главе Приморской епархии, что уделяет много внимания патриотическому воспитанию молодежи, за труды свои награжден орденом князя Даниила Московского, орденом святого Андрея Первозванного. Но владыка – еще и наш земляк, родившийся в Хороле, работавший на “Дальзаводе”. Жизнь и проблемы приморцев близки ему не только по долгу службы, но и просто по-человечески. Потому разговор наш сегодня и о делах церкви, и о тех проблемах, которые волнуют всех нас, верующих и атеистов.

Епископа Вениамина мы часто видим на торжественных службах – несколько отстраненного, вроде недоступного. Знаем, что он окончил Московскую духовную семинарию и академию, защитил там диссертацию, что в 92-м году стал во главе Приморской епархии, что уделяет много внимания патриотическому воспитанию молодежи, за труды свои награжден орденом князя Даниила Московского, орденом святого Андрея Первозванного. Но владыка – еще и наш земляк, родившийся в Хороле, работавший на “Дальзаводе”. Жизнь и проблемы приморцев близки ему не только по долгу службы, но и просто по-человечески. Потому разговор наш сегодня и о делах церкви, и о тех проблемах, которые волнуют всех нас, верующих и атеистов.

- Владыка, сегодня много говорится о католизации России, о том, что к нам приезжает великое множество миссионеров из разных стран. Но, может быть, это не страшно, ведь все они несут в народ заповеди Господни и ничему плохому не учат.

- О чем вы говорите? Ведь это наша земля, наша Русь, которую столетия назад объединяла и созидала Православная церковь. Теперь, когда открылись границы, хлынули к нам братья в кавычках, волки в овечьих шкурах, чтобы добить то, что еще осталось после разрушительной деятельности коммунистов. К нам едут сейчас не с мечом, а с деньгами, растаскивая русский народ на отдельные группы. А ведь именно единством мы были сильны, православной идеологией. Не отправляемся же мы в Рим распространять православие. Да если бы и попытались, нас бы в шею погнали. Неужели мы будем спокойно смотреть, что творят в нашей стране чужаки? Это настоящая агрессия. Будь искреннее желание помочь народу, находящемуся в трудном положении, могли бы дать определенные средства – мы сами ими распорядимся. Но нет, строят молитвенные дома, костелы… На православный же храм денег нет. Подобный прозелитизм чрезвычайно опасен. Даже в советские времена говорили: мы братья, мы едины. Сейчас же все направлено на разделение народа.

- Но наша церковь, на взгляд многих, слишком сурова. Она не столько привлекает людей, особенно современную молодежь, сколько отторгает от себя строгими правилами поведения, даже аскетизмом.

- Сложный вопрос. Да, мы придерживаемся традиций. Но религия требует аскетизма. Если пойдем по пути либерализма, падут устои. Время изменилось? Но еще Соломон сказал, что нет под небом ничего нового. К тому же изменения кое-какие и у нас есть. Вот, к примеру, почти все батюшки теперь с высшим образованием, с ними всегда интересно и полезно побеседовать. Конечно, не все идеально. Проблема кадров, как и в любой организации, существует. Есть и среди нас те, кто заразился вещизмом, кто может грубо ответить прихожанину. Но это исключение, и мы над этим работаем.

- А вы сами жесткий, авторитарный руководитель?

- Чересчур мягкий, даже ругаю себя за это. В административном плане мне явно не хватает твердости, ругаться не умею. Иногда вызову провинившегося, чтобы на путь истинный наставить, а начинаю: “Ну, что ж ты, батюшка…”

- Вы еще и член попечительского совета при губернаторе. О судьбе беспризорных детей знаете не понаслышке. На вопрос “Кто виноват?” у вас есть ответ?

- Господи милостивый, кто виноват? Думаю, все мы виноваты. Государство состоит из семей-ячеек, которые мы называем малой церковью. В них, как и в стране, должен господствовать монархизм. Представьте демократию в семье – все собираются за столом и решают: мама идет за хлебом, папа моет туалет, а дети отправляются на прогулку. Нет, в семье должен быть глава – отец, а мать – его помощница. Это не страшный домострой, а порядок. Равноправие ведь не в том, чтобы дать женщине молот в руки. Крепкая семья – это крепкое государство. Откуда крепость? От Бога. Религия – фундамент нравственности. Федор Михайлович Достоевский говорил: человек такое существо, которое кому-нибудь да должно поклониться. Блаженный Августин еще в четвертом веке сказал: “Беспокойно наше сердце, пока не успокоится в тебе, Господи”.

Ну а если конкретнее… Все мы знаем, что дети – наше будущее. Только где они? Я на Хабаровской живу, в доме все дети мои друзья, но их по пальцам пересчитать можно. Зато почти в каждой квартире собака. Против этого животного я ничего не имею, однако, если хватает сил, времени, средств на животное, почему бы о ребенке не подумать? Мы начинаем привыкать к брошенным, никому не нужным детям. Это страшно – в пропасть ползем.

- Ну, своим-то детям, в воскресной школе и православной гимназии, вы уделяете достаточно внимания. Не боитесь, что, выйдя в наш жесткий, даже жестокий мир, окажутся они беззащитны в своей доброте?

- И в советские безбожные времена моральный кодекс строителя коммунизма был взят из Евангелия. Нормальные люди всегда воспитывали своих отпрысков в соответствии с заповедями Божьими. Те дети, которые их не знают, ущемленные, искалеченные. Конечно, нашим воспитанникам не очень просто в современном мире. Однако они такие же ребятишки. Не надо их идеализировать и создавать искусственную границу между детьми. Играют в футбол, собираются с отцом Игорем идти Крестным ходом в Шмаковку, а это немалое расстояние. Они не станут белыми воронами в жизни, хотя был бы рад, если бы стали таковыми для греха.

- Вам трудно общаться с атеистами?

- Есть ли такие в абсолютном виде? Мы все из одного теста слеплены, ни один человек не может жить без веры. Сомневается, гонит от себя эту мысль, но наедине с собой понимает, что весь мир, космос, звезды – это великая книга, читая которую, можно познать Бога. Безумцем надо быть, чтобы не понимать первопричину всего сущего. Конечно, постоянно жить с неверующим тяжело, если такой человек интересуется только материальным, но жизнь не может нас окончательно развести.

- Тем не менее материальное – это тоже иногда интересно. Неужели у вас нет никаких увлечений?

- С увлечениями надо бороться – страсть пагубна. Посмотрите, что сейчас происходит на ТВ. Раньше в карты даже в поездах не разрешали играть, а теперь на телевидении сплошные азартные игры, алчность. Конечно, человек должен веселиться, спортом заниматься, но не погружаться в такую жизнь полностью. Я в детстве, например, с удовольствием в городки играл, в футбол с друзьями гонял, на рыбалку с собакой любил ходить…

- Сейчас, говорят, вы очень увлечены православным радио?

- Да, подкопили немного деньжонок, думаю, на полгода хватит, а дальше посмотрим. Уже два месяца, как из Москвы на Приморье ведется трансляция ежедневных трехчасовых выпусков радио “Радонеж”. Вещание – с 20 до 23 часов на средних волнах - частоте 675 кГц. Передача насыщена прекрасным содержанием – батюшка хорошо общается с детьми, отвечает на их телефонные звонки, психолог недавно выступал, академика приглашали. Я очень рад, что появилась возможность просвещать души приморцев.

- Считаете, что есть надежда на возрождение России?

- Безусловно. В нашей стране народ – богоискатель. Восстанет еще Россия. Если и не в материальном плане, то в духовной славе обязательно.

* * *

Патриарх Алексий II, посетивший столицу Приморья в 2000 году, сказал: “Я помню, как почти восемь лет назад пригласил преподавателя Московской духовной академии, чтобы сказать о возможности его избрания на Владивостокскую кафедру. Что побудило к этому? Энергия, с которой он преподавал, просвещал и научал тех, кто был воспитанником академии. Его малая родина здесь – в Приморском крае”. Епископ Вениамин оправдал надежды своего наставника. Он освящал Андреевский флаг нового крейсера “Варяг”, трижды участвовал в морских походах, возглавляет духовное училище, заведует кафедрой на отделении православной теологии и религиоведения ДВГУ. Он верой и правдой служит делу, которому еще в юношеские годы решил посвятить свою жизнь.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Москве наши железнодорожники не нужны

В краевой администрации прошло совещание, касающееся Федеральной программы модернизации транспортной системы России на 2002-2010 годы. Основная финансовая нагрузка по ее выполнению ляжет на субъекты федерации и самих функционеров транспортного рынка. Неудивительно, что собравшиеся в «Белом доме» руководители крупнейших транспортных структур края в целом оценили ситуацию с федеральной программой скептически, сообщает пресс-служба Дальневосточной железной дороги.

Чем отозвался коммунальный рубль?

Каждый раз, получая извещения о внесении квартирной платы, жители Находки жалуются на то, что возросшие жилищно-коммунальные платежи не отразились на качестве предоставляемых услуг. В особенности акцент делается на том, что практически не выполняются работы по текущему содержанию и капитальному ремонту жилого фонда.

Правительство и ВАЗ снова подоят нас

В минувшее воскресенье по дороге из Владивостока в Уссурийск меня обгоняли десятки иномарок без номеров. “Свежие”, только что купленные машины, гнали приморцы и наши соседи-дальневосточники. Пошел сезон продажи иномарок. Народ не верит никому и по-прежнему, не дожидаясь повышения пошлин, выбирает привезенные из Японии автомобили. Скоро таможенники вновь отрапортуют о перевыполнении плана.

Расстрелянный остров

Ровно 33 года назад, ранним утром 15 марта 1969 года, китайцы предприняли вторую попытку захвата острова Даманского.

Когда автограф начинает говорить…

Вчера в музейном комплексе ДВГУ открылась новая экспозиция «Автографы заговорили», где представлены книги с уникальными автографами известных юристов и государственных деятелей конца ХIХ - начала ХХ веков. Всего их больше полусотни.

Последние номера