Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Личность

Служенье Фемиде не терпит суеты

Краевой суд, пожалуй, был и остается самой устойчивой структурой федеральной власти на территории нестабильного Приморья. Кругом меняются губернаторы и депутаты, генералы и адмиралы, а в доме на ул. Фонтанной, 53 жизнь течет чинно, негромко. И то: служенье Фемиде не терпит суеты! Насколько верны эти выводы-впечатления корреспондента «В», можно судить по его беседе с председателем Приморского краевого суда, заслуженным юристом России В. Ф. РАЖЕВЫМ.

Краевой суд, пожалуй, был и остается самой устойчивой структурой федеральной власти на территории нестабильного Приморья. Кругом меняются губернаторы и депутаты, генералы и адмиралы, а в доме на ул. Фонтанной, 53 жизнь течет чинно, негромко. И то: служенье Фемиде не терпит суеты! Насколько верны эти выводы-впечатления корреспондента «В», можно судить по его беседе с председателем Приморского краевого суда, заслуженным юристом России В. Ф. РАЖЕВЫМ.

 Виктор Федорович, как дела у приморской Фемиды?

- Дела идут! В прошлом году в 39 районных и городских судов края поступило около 117 тысяч гражданских дел, что почти на 10 тысяч больше, чем в 2000-м. Количество уголовных дел тоже возросло: с 23 564 до 25 690. Соответственно увеличилась нагрузка и на краевой суд, который рассматривает жалобы на решения и приговоры судов первой инстанции.

- С чем, по-вашему, связан такой скачок в гражданском судопроизводстве?

- Слишком много проблем накопилось в обществе: трудовые споры, невыплата зарплаты, детских пособий и т. д. Потому люди и обращаются в суд за защитой своих прав.

- Но есть ли толк?

- Вот, смотрите. Удовлетворена 101 тысяча исков – это 98,5 процента от всех рассмотренных дел. Значит, граждане в подавляющем большинстве идут в суд обоснованно и находят у нас поддержку. А сколько, думаете, решений обжаловано в кассационном порядке? Всего 4,1 процента! То есть почти все истцы и ответчики согласились с вынесенными решениями...… Ну, теперь критикуйте нас!

- По-видимому, это свидетельствует о высоком профессионализме судей?

- Да, разумеется. В основном наши люди хорошо подготовлены. Из 236 городских и районных судей 22 не имеют в течение года ни одного отмененного решения, 26 – по одному, 28 – по два. Это очень высокие показатели, если учесть, что каждый судья рассматривает за месяц в среднем 50 гражданских и 11 уголовных дел! А в ряде мест нагрузка превышает среднекраевую вдвое и даже втрое.

- Отсюда, надо полагать, и задержки в судах…

- К сожалению. В 2001 году с нарушением процессуальных сроков рассмотрено почти 15 процентов гражданских и 19 процентов уголовных дел, что, правда, меньше, чем в предыдущем году. Среди причин этого кроме сверхнормативной загруженности судей можно назвать сознательное затягивание процесса его участниками, непредоставление документов и т. д.

- А к следственным органам у вас есть претензии - дескать, направляют «сырые» дела?

- Сказать, что следствие недорабатывает, я не могу. Особых противоречий у нас нет, мы находим общий язык.

- Бытует мнение, что суды за малейшую провинность дают срок. Вот украл гражданин ведро картошки, а его хвать - и за решетку…

- Смотрите! В 2000 году к лишению свободы было приговорено всего лишь 28 процентов от общего числа осужденных, а в прошедшем – 26,6. И где здесь «чрезмерная жестокость судов»? О справедливости вынесенных приговоров говорит хотя бы то, что подавляющее большинство осужденных их не оспаривает, а из тех приговоров, которые обжаловались, оставлены без изменения свыше 96 процентов. Не имеем мы особых нареканий на качество своей работы и со стороны Верховного суда.

- Что-то мешает служителям приморской Фемиды работать еще лучше?

- Про перегруженность судов уже сказано. Решению этой проблемы должны помочь мировые судьи, которые возьмут на себя рассмотрение мелких, незначительных дел. В России такие суды действуют в 72 субъектах федерации, в том числе и у наших соседей в Хабаровском крае. Мы в свое время (январь 1999 года) также направили в Приморскую краевую думу законопроект о мировых судьях, но он до сих пор не принят.

- Посчитали вопрос не самым актуальным?

- Наверное. А для нас он чрезвычайно актуален! Ведь с его принятием судейский корпус Приморья увеличится сразу на 98 человек. Кандидатуры уже есть, люди готовы приступить к работе, но принятие закона вновь и вновь откладывается.

- С народными заседателями тоже, видать, проблема?

- Конечно! Здесь сложность заключается в том, что по новому закону списки народных заседателей формируют органы местного самоуправления на основе избирательных списков. Но как они их формируют! Включают туда и 18-летних (возраст должен быть не менее 25 лет), и судимых, и даже умерших. Мало того, у нас в России люди просто не желают работать заседателями.

Назревает проблема и с судами присяжных. С 1 января 2003 года они должны быть повсеместно. Значит, надо к этому готовиться, решать в том числе и технические вопросы. Например, такой: где рассматривать дела с участием 12 присяжных? Помещений подходящих нет даже у нас в здании краевого суда. А нужны кроме зала заседаний большая совещательная комната в комплексе с кухней, комнатой отдыха, туалетом и т. д. - ведь люди должны там находиться, пока не примут решение. Все это надо делать. Где делать, если у нас места свободного нет: здание построено из расчета на 20 судей, а здесь их 51?! Сидим точно в улье. Я уже беседовал с губернатором по этому поводу, и он, правда, обещал помочь. Но когда и как?

- Вопрос о взаимоотношениях с властью. Вам звонят по «красному телефону» с просьбой решить вопрос так, а не иначе? Или никакого давления нет и вы ощущаете себя абсолютно независимым?

- Что касается прямого давления власти на суд, «телефонного права», такого не припомню даже в советские времена. А я, слава богу, уже почти 40 лет работаю. Мне старый председатель краевого суда сказал: кто бы чего ни просил, как бы ни давил, решай по закону, и тогда тебе не скажут, что ты такой-сякой! Вот и все. Мне моя репутация дороже, нежели кому-то услужить.

- Когда суд рассматривает громкие дела, да еще в сложной политической обстановке, видимо, трудно сохранить беспристрастность, объективность. Я имею в виду прежде всего т. н. выборные дела: отказ в регистрации, исключение кандидатов из списков и прочее.

- Мы действуем по закону – это главное. В прошлом году, например, краевой суд принял решение по 274 гражданским делам. 18 из них обжаловались в Верховном суде, и только два были направлены на новое рассмотрение: оба о приведении в соответствие с российским краевого законодательства. Ни одно из решений по выборным делам не отменено.

Среди громких уголовных процессов назову рассмотрение дел о банде Ларионова, банде Вэпса – приговоры по ним стороны даже не обжаловали. Кассационная жалоба по делу о милиционерах, где проходил потерпевшим Виктор Черепков, была направлена в Верховный суд, но приговор оставлен без изменения. То есть и здесь мы действовали абсолютно правильно.

- Интересно, краевой суд кого-нибудь привлекал к ответственности за коррупцию или за организацию преступного сообщества?

- Таких дел в нашей практике пока не было.

- Но это ведь не значит, что коррупции и оргпреступности в Приморье не существует?

- Разумеется. По-видимому, очень сложно их выявить, доказать и довести до суда.

- Виктор Федорович, вы работаете судьей почти 40 лет и, вероятно, зарубки делаете на прикладе: сколько людей отправлено за решетку?

- Нет, такой статистики у нас никто не ведет.

- Расстрельные дела случались у вас лично?

- Одно было, еще в 1973 году.

- И приговор приведен в исполнение?

- Да.

- Сегодня не сожалеете об этом?

- Нет, это был очень жестокий человек, который заслуживал расстрела.

- Я неспроста спрашиваю… Хочется знать, что вы думаете о смертной казни теперь: нужно ли ее сохранить в России?

- Как говорится, у меня есть по этому вопросу мнение, но я с ним не согласен! (Смеется.) А если серьезно, то проблема неоднозначна. Можно понять тех людей, которые выступают за сохранение смертной казни. А с другой стороны, не мы дали человеку жизнь, не нам ее и отнимать. Кто знает?

- Ваше отношение к тому, что вопросы помилования будет отныне рассматривать комиссия при губернаторе?

- Она только готовит документы, а решает все равно президент. Я думаю, в комиссию вошли разумные люди, которые не станут направо-налево раздавать помилование.

- Такой вопрос, Виктор Федорович. Нашим судьям сегодня хорошо живется? Вот президент вам зарплату увеличил в полтора раза…

- В 1,6.

- Этого достаточно?

- Ха! По нынешним временам – нет. Но нам обещано, что где-то к 2006 году средний заработок судьи будет эквивалентен одной тысяче долларов. Пока же до этой цифры очень далеко, особенно молодым, начинающим судьям. У аппарата суда зарплата и вовсе мизерная, надо повышать и повышать!

- Расскажите, как вы стали судьей?

- Случайно, можно сказать. Учился на третьем курсе историко-правового факультета ДВГУ. Как-то зашел в здание краевого суда, хотел попроситься куда-нибудь на практику. Ну а со мной хорошо побеседовали и предложили идти сразу судьей в Первореченский райсуд. Я по молодости согласился, и 4 августа 1963 года меня избрали судьей. А ровно через 31 год, опять же 4 августа, я стал председателем Приморского краевого суда. Такое вот совпадение!

- Я смотрю, вы трепетно относитесь к истории, держите на рабочем столе под стеклом памятные документы…

- Наверное, к старости так! (Смеется.)

- Простите, а сколько вам лет?

- 65. Кстати, в новом законе о статусе судей именно такой возрастной порог и обозначен, когда судье пора в отставку.

- И что, вы собираетесь уходить?!

- Эта часть закона вступает в действие через три года, так что у меня еще есть время!

Автор : Сергей АКУЛИЧ, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Экономичные ГЭС вместо опасных АЭС

В годы войны у нас на прииске Благодатном (30 км от села Сидатун – сейчас Мельничное) в Красноармейском районе электроэнергию давала маленькая турбинка с генератором на мелкой речушке. В 50-х годах в селе Картун (ныне Вострецово) в этом же районе стоял «ветряк», дававший электроэнергию от ветра. Конечно, тогда и запросы на электроэнергию были в десятки и сотни раз меньше, чем сейчас.

ВГУЭС играет с Канадой

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса впервые встречал гостей из Канады. Студенты из колледжа Квебека, преуспевающие в экономике и бизнес-планировании, познакомились с Приморьем, владивостокскими студентами и школьниками.

Шахт нет, но жить-то надо

Что получит Партизанск вместо закрытых шахт? Администрация города заключила договор с Министерством энергетики РФ о финансировании некоторых городских проектов, связанных с ликвидацией шахт.

Сегодня доллар стал дороже на 7 копеек. А завтра?..

То, о чем так упорно говорили в последние дни, произошло. Официальный курс доллара перевалил за давно ожидаемый “критический” рубеж - 31 рубль. Еще 11 марта эквивалент равнялся 30 рублям 99 копейкам, а сегодня, как сообщил Центробанк, официальный курс повысился, теперь “зеленый” стал дороже на семь копеек.

Под небом голубым есть город золотой

Находкинские художницы Валентина Захаренко и Екатерина Архипова не устают удивлять своих поклонников свежим взглядом, который направлен как бы изнутри их произведений. Недаром столь разные по технике и исполнению работы представлены на объединенной выставке в городском музейно-выставочном центре.

Последние номера