Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Счастье сбывается

Завтра в семье Людмилы Бардело непременно будут сюрпризы. И если Аленке, которой еще не исполнилось и четырех лет, смысла праздника пока не понять, то подростки Настя и Соня, конечно, заметили тайную подготовку здешней "мужской половины" к Международному женскому дню.

Завтра в семье Людмилы Бардело непременно будут сюрпризы. И если Аленке, которой еще не исполнилось и четырех лет, смысла праздника пока не понять, то подростки Настя и Соня, конечно, заметили тайную подготовку здешней "мужской половины" к Международному женскому дню.

Что и говорить, тут есть кому поздравить Людмилу Всеволодовну и девочек этим радостным весенним утром: чествовать их под предводительством Евгения Ивановича, у которого на руках уютно устроится двухлетний Сережа, будут оба Коли, оба Толи и Вова.

Вот такая большая семья с веселыми поздравлениями и подарками отметит женский праздник в селе Антоновка Кировского района.

По два Коли и Толи получилось здесь не потому, что Людмиле Всеволодовне недоставало фантазии на другие имена. Ведь не она их давала, а родные мамы и папы. У Людмилы Бардело – приемная семья. Есть у этой обаятельной женщины вполне официальная должность: мать-воспитательница.

- Мам, - подходит раскрасневшаяся у плиты Настя, - картошку ребята уже начистили, суп кипит, а на второе мы с Соней хотим сделать тушеную с мясом, ладно?

Компот хозяйка варит спозаранку. Каждый день два ведра, и к ночи остается на донышке. Для супа и вторых блюд предназначены десятилитровые кастрюли, ну а борщ готовят в 15-литровой: его любят все, и щедро плеснуть добавку надо в каждую тарелку.

К слову, 10 лет тому назад на владивостокской кухне Бардело кастрюльки были только литровые – их хватало с лихвой. Жили втроем: мама Люда, папа Женя и 13-летняя Катя. У старшей дочери Лены уже была своя семья.

Так бы, пожалуй, жизнь и продолжалась – обычно, как у всех, если бы Людмила Всеволодовна не увидела по телевизору в местной передаче детдомовского мальчика. Его спросили, о чем он мечтает, и семилетний Ваня ответил бесхитростно: “Я бы хотел, чтобы у меня была мама. И еще я хочу, чтобы у меня было что-нибудь свое, не общее. А пока у меня есть только вот это”, - и показал зажатые в руке карандаш и резинку.

- Мне стало настолько жалко этого ребенка с его казенным детством, - вспоминает Людмила Всеволодовна, - что я неделю плакала. А потом дочка надоумила – мол, мама, ну что ты убиваешься, давай заберем его к себе, я с папой поговорила, он не против.

Но когда супруги Бардело приехали в детский дом, оказалось, что Ванечку уже кто-то усыновил. А в это время как раз решалась судьба оставшихся без родителей пятерых детей Боровых. Их отец зарезал свою жену. Убийца попал за решетку. Алеша, Алена, Юра, Коля и Толя должны были отправиться в разные детдома – пять мест сразу ни в одном не было.

- А в мою семью вы пошли бы жить? – Людмила Всеволодовна задала этот вопрос пережившим трагедию подросткам после того, как обо всем посоветовалась с мужем и дочерью.

- Наверное, да, - кивнул самый большой, 15-летний парень, - ведь тогда разлучаться нам не придется?

 Разговор этот состоялся на исходе 1991 года, и в том самом декабре супруги Бардело организовали первый в Приморье детский дом семейного типа. Его уже, естественно, покинули трое Боровых: стал взрослым самостоятельным человеком Алексей, служит в армии Юра, выучилась и работает во Владивостоке Алена, которая часто, как только может, приезжает в Антоновку повидаться с братьями – 15-летним Колей и 12-летним Толей – и с мамой. Да и девочек она считает своими сестренками, хотя они ей и не кровная родня. А выросли вместе и привязаны друг к другу очень.

Настя Алимбаева появилась в этой семье ровно 10 лет назад. Людмила Всеволодовна еще искала общий язык с первой приемной “пятеркой”, только училась обихаживать и воспитывать свой домашний коллектив, как узнала о четырехлетней девочке, которую попросту кинули на автобусной остановке. Малышка стояла там целый день, и слезы безостановочно катились по замурзанным щекам… А вскоре после Настеньки Людмила Всеволодовна привела домой и трехлетнюю Соню, свою внучку.

У Лены, старшей дочери, трагически погиб муж, осиротели двое детей. “Пускай хотя бы временно у нас поживут”, - предложила мать. Лена поручила ей Сонечку. И Соня постепенно так привыкла жить среди других ребят, что остается здесь по сей день. У мамы гостит, но всегда возвращается к бабушке. Кстати, Соня, Настя, Коля и Толя в антоновской школе – лучшие ученики.

Гораздо хуже пока обстоят школьные дела у вторых Коли и Толи, которые еще не обвыклись и в этой приемной семье, и вообще в разом изменившейся жизни. А их младший брат Вова в свои девять лет знает всего две буквы.

- Ничего страшного, - открывает по вечерам с мальчишкой букварь Евгений Иванович. – За весну мы пройдем азы, на летних каникулах девчата с тобой позанимаются, а осенью, как все, пойдешь в школу и будешь, я уверен, нормально учиться.

13-летнего Толю, 12-летнего Колю, 9-летнего Вову и маленьких Аленку и Сережу Овчинниковых Людмила Бардело привезла в Антоновку совсем недавно, еще и месяца нет. Нынче-то снова вышло так, как когда-то с запланированным усыновлением Ванечки, вместо которого и образовалась приемная семья с целой кучей детей. Людмиле Всеволодовне, по зиме зачастую бывавшей с делами во Владивостоке, стало известно, что в социальном отделении городской детской больницы № 2 уже не хватает кроваток для “ничьих” ребятишек.

- Слушай, у нас с тобой такие помощники выросли, - приехав домой, сказала мужу, - давай возьмем двоих-троих маленьких, а?

Словом, созвали по этому поводу семейный совет. Соня с Настей пришли в восторг: конечно, надо взять маленьких! И Коля с Толей сказали, что они тоже, вровень с девчонками, будут ухаживать за новой ребятней.

Когда же присмотрела Людмила Всеволодовна в детской больнице насупленную Аленку и ее худенького братика Сережу, то выяснилось, что у них есть трое старших братьев. После того, как вечно пьяные отец и мать были лишены родительских прав, Толя и Коля очутились в детском доме № 1, Вова – в детдоме № 5, а младшие – в социальном отделении больницы. Словом, собрала их Людмила Бардело по городу, усадила в свою старенькую легковушку и порулила в Кировский район.

Сейчас она может лишь загадывать, как все сложится дальше, но надеется, что сумеют они с Евгением Ивановичем вытянуть старших ребят Овчинниковых с привычного им дна жизни на поверхность, где не искажаются правильные ориентиры. В той, пьяной, семье пацанов постоянно лупили, а они то и дело убегали из дома, неделями обитали, по сути, на улице, попрошайничали, хулиганили.

...Что ни делается, все - к лучшему. У Людмилы Бардело это твердое убеждение, многократно проверенное жизнью. Она ведь непредсказуема, но если останешься оптимистом, удача тебя не обойдет.

Если бы кто-нибудь десяток лет назад сказал Людмиле Всеволодовне, что ее бросит муж, она бы рассмеялась. Шутка ли – больше двадцати лет прожили душа в душу, прекрасных дочерей вырастили, успешно подняли такое новое в стране дело, как семейный детский дом. А ведь оставил Евгений Григорьевич свою благоверную, исчез, не простившись.

- Как сейчас помню, он пропал 31 августа, - рассказывает Людмила Всеволодовна. – Мы с детьми думали, беда с ним случилась. Под машину попал или еще что. Только когда Женя наконец вышел на связь, я узнала, что с ним все в порядке – просто не смог, уходя, посмотреть нам в глаза и честно сказать, мол, устал, не сумел полюбить чужих детей, хочу пожить спокойно, для себя. Я его не виню и по-прежнему считаю хорошим человеком.

Насколько ей было тяжело, и не представишь. На пятом десятке вдруг стала одинокой женщиной, причем ответственной за семерых детей. Плюс денежные заморочки: то густо, то пусто, несмотря на то, что постановление правительства о приемных семьях предписывает финансировать их так же, как государственные детдома.

Доводилось Людмиле Бардело и в суде отстаивать права детей, раз уж взяла на себя ответственность за них.

 Не случайно некоторые чиновники в городской администрации терпеть не могут настойчивую, юридически подкованную, энергичную Людмилу Бардело… Впрочем, однажды даже она, казалось, утратила и свою деятельную энергию, и саму жизнерадостность. Мало того, что муж бросил, а мэрия опять застопорила финансирование приемной семьи, так еще и обокрали какие-то подонки, похитив деньги до копейки и документы.

В те горькие дни она бы так и лежала, не вставая, лицом к стене с одной мыслью: тупик. Именно дети спасли от отчаяния. А через некоторое время судьба свела с Евгением Ивановичем. Встретились у общих знакомых, сразу понравились друг другу, стал он наведываться в большую семью Людмилы Всеволодовны и как-то за вечерним общим чаепитием предложил – может, вместе будем жить?

Второго мужа, как и первого, зовут Евгением. Вот с ним-то и задумали переехать в деревню и вести крестьянское хозяйство. Ведь в деревне прожить легче, даже если вовремя не получены деньги. Огород прокормит. Поразмыслили – неважно, что оба изначально городские: работы не боимся, чего не умеем – научимся. И дети вырастут не белоручками, еще спасибо за это скажут, став взрослыми.

На жительство выбрали Антоновку. Места здесь красивые, земля плодородная, а главное, в администрации Кировского района пособили с жильем, выделив приемной семье бывший детсад. Строение ветхое, но вот уже третий год служит этим дружным переселенцам, которые тем временем строят в том же дворе новый дом, просторный, со множеством комнат. Не секрет, что немало детдомовцев, достигнув совершеннолетия и выйдя из казенных стен, маются без собственного жилья. Евгений Иванович и Людмила Всеволодовна решили, что у ребят, которых они вырастили, должен быть свой, родной дом, куда можно вернуться после учебы или армии. Дом, где всегда ждут и всегда примут.

Раньше Евгений Иванович домов не строил.

- Глаза боятся, а руки делают, - объясняет он свое умение. – Как говорится, нужда заставит, и освоишь незнакомое дело. К примеру, собрали мы в позапрошлом году первый урожай. Картошки полно, свекла отличная, морковка - хочется ведь их сберечь на зиму. Никогда прежде погреб не делал, а тут мы с мальчишками за неделю такое хранилище отгрохали!

Погреб действительно обустроен на совесть. Как и разместившаяся неподалеку банька, которую тоже собственноручно поставил Евгений Иванович вскоре по приезде. Как и хозяйственный блок с помещениями для 11 баранов, а также гусей, кур, уток и цесарок.

- Дело в том, что Женя 25 лет отслужил не где-нибудь в городской войсковой части, а на пограничных заставах, - говорит Людмила Всеволодовна. – На отдаленной заставе ни плотника не вызовешь что-то смастерить, ни сантехника что-то починить. Надо делать самому. Поэтому мой муж без паники берется за любую необходимую в хозяйстве работу. С его потрясающим трудолюбием все у него получается.

- Это я просто стараюсь соответствовать Люсе, - отшутился Евгений Иванович, а когда хозяйка отлучилась к девчонкам на кухню, добавил уже абсолютно всерьез: - Ведь Люся – удивительная. Вы заметили, что все мы тут в ее орбите крутимся? Она притягивает к себе. В этой женщине все совпало: красота, ум, кипучая натура и доброе сердце. Люся так любит детей, так жалеет тех, кому сызмальства досталась нелегкая участь, что и меня заразила своим стремлением поддержать пускай не каждого маленького бедолагу, но хотя бы нескольких. Чтобы росли в домашнем уюте и научились от нас тому, что в жизни пригодится.

Обед, кстати, удался на славу. Ребята ловко накрыли на стол, и мы дружно отведали приготовленные ими аппетитный суп, тушенную с мясом картошку и поистине изумительные баклажаны из тех заготовок, что сделала команда Людмилы Всеволодовны на зиму.

- Учтите, что все продукты – собственного производства, - подмигнул старший Коля. – Правда, вкусная картошка? Это сорт Адретта. Нынче и картошка уродилась, и огурцы-помидоры, и тыквы здоровенные вымахали. А осенью мы заложили настоящий сад: яблоньки посадили, облепиху. И клубника у нас будет.

Будет, можно не сомневаться. Потому что все, задуманное Людмилой Всеволодовной, сбывается!

Автор : Светлана ЖУКОВА, Вячеслав ВОЯКИН (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Продолжается реформа городского управления

В реальную плоскость переведена идея главы администрации города Владивостока Юрия Копылова о реформировании городской структуры. Сегодня уже три районных главы администрации и один заместитель подписали согласие на изменение статуса и приступили к обязанностям руководителя административных территорий. Как ранее высказывался Юрий Копылов, такая реорганизация сможет сократить число чиновников на 600 человек, наряду с тем, что еще на 20 процентов будет сокращен аппарат и городской администрации, где на сегодняшний день трудится 1700 человек.

ПримСоцБанк: стратегия на успех

4 марта ПримСоцБанку исполнилось восемь лет. Много это или мало? По российским меркам – много. Ведь за эти годы банку, как и другим, пришлось пережить два экономических кризиса (особенно тяжелым был кризис 1998 года). ПримСоцБанк выстоял. А результаты прошлого года показали, что к тому же существенно улучшил свои позиции в банковском секторе Приморского края. О том, как работает банк сегодня, нам рассказал Дмитрий ЯРОВОЙ, председатель правления ОАО СКБ Приморья ПримСоцБанк.

Старухе Шапокляк – с любовью

Сегодня в краевом театре кукол в 11 часов открывается выставка детских рисунков «Любимая героиня сказок», посвященная Международному женскому дню.

«Снежный сад» весной

Вышла в свет новая книга актрисы, режиссера, обаятельной талантливой женщины Галины Копыловой.

Найти себя, или Рождение Бабы Яги

Телевизор так прочно обосновался в каждом доме, что мы без него не представляем своей жизни. А ведь еще в 53-м одна из первых теледикторов Владивостока Евгения Симановская лишь мельком слышала о чудо-ящике и, будучи в Москве, предпочла этой новинке “Лебединое озеро”. Но уже через три года ее остановили на улице: “Улыбнитесь. Покажите зубы. Приходите на просмотр”. Потом она узнала, что телевизионщики искали “славянское лицо с хорошей дикцией” в пару черноволосой Галине Торчинской, работавшей до этого на радио. Так на нашем ТВ стали появляться девушки “с улицы”.

Последние номера