Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Личность

«Лес» Ковалькова на пустыре жизни, или Как майор запаса завод построил

В начале 90-х годов в Пограничном районе было около ста частных предпринимателей. Сейчас осталось всего несколько. Среди них – Александр Михайлович Ковальков, директор ЧП «Лес».
 В начале 90-х годов в Пограничном районе было около ста частных предпринимателей. Сейчас осталось всего несколько. Среди них – Александр Михайлович Ковальков, директор ЧП «Лес».

Вообще-то эта фигура не вписывается в рамки районного масштаба. Он мыслит широко, по-государственному. Дело делает крепко, на совесть. Живет неугомонно. Ковальков из породы тех людей, для которых цель становится больше жизни. Наверное, поэтому его нередко называют жестким руководителем и «неудобным» человеком.

Почти десять лет назад он уволился в запас, оставив престижную должность начальника тыла полка. Не посмотрел на то, что уже почти был решен вопрос о присвоении ему досрочного звания подполковника. Это была уже не та армия, к которой он себя готовил: сначала в суворовском училище, потом в военном общекомандном во Владикавказе, которое Ковальков окончил с отличием.

Он ушел в новую жизнь в 34 года с военной пенсией в 2 тысячи рублей и с невинным желанием построить собственный дом, а рядом с ним – столярную мастерскую на пару станков, где можно было бы делать рамы для ульев, тепличку, завести пасеку. Но, как известно, от себя не убежишь, не спрячешься.

Строиться Ковальков начал не с дома, а с того самого небольшого хозяйственного блока. И поднялись вскоре на окраине поселка, на заброшенном пустыре, мощные производственные цеха, где из добротной сибирской сосны стали делать двери, оконные блоки, которые нисколько не уступают импортным в качестве, но зато почти в два раза дешевле.

Впрочем, строительство предприятия продолжается. Вводятся новые производственные площади. Его проектная мощность рассчитана на 2,5 тысячи кубометров в год.

Мы долго не могли начать разговор. Дверь в кабинет директора не закрывалась. Александр Михайлович, свежевыбритый, подтянутый, военная выправка видна была невооруженным глазом, четко, по-деловому, отдавал распоряжения одному, второму, третьему…

- Утро, горячая пора, - коротко заметил он в качестве извинения. – Скоро освобожусь.

И действительно, не прошло и пяти минут, как Ковальков скомандовал очередному посетителю: «Все. Я занят». Сказал как отрезал. За всю нашу часовую беседу никто больше так и не заглянул. При этом секретаря у директора просто нет.

- Александр Михайлович, перестройка увела вас из армии. Там вы ее не приняли. Но ведь на гражданке от новой жизни тоже никуда не денешься.

- Мне очень тяжело было расставаться с армией. Я был рожден носить погоны. Казалось, в 34 года жизнь закончилась… Но спасло дело. Трудное, на первый взгляд, неподъемное: организовать производство – это не магазин открыть, хотя у каждого есть свои сложности. Но тем и спасся. Ведь мужику важно в жизни доказать, что он чего-то стоит.

Я не умею жить одним днем. Для меня важно знать – куда иду, чего хочу, как буду действовать. И непременно получать внутреннее удовольствие от того, что делаю. Тогда жизнь не наскучит.

Понадобилось почти восемь лет каторжного труда (это не гипербола: вставал в четыре утра, ложился за полночь, семь лет вообще работал без выходных), чтобы увидеть какие-то результаты этих усилий. До конечного результата еще шагать и шагать.

Первый свой кредит я брал под 240 процентов. За два года принес в банк 170 миллионов рублей – по тем временам, когда доллар стоил 4-5 рублей, это была колоссальная сумма. Деньги зарабатывали ремонтом, строительством. Почти все объекты социалки, культуры, а также школы были на нас. Столько хлама, грязи вывезли. А сколько красоты взамен поселку подарили.

Хотя с моими способностями, говорю это без всякой ложной скромности, не подумайте чего плохого, можно было прекрасно устроиться в жизни, занявшись другим, менее масштабным делом. Жить спокойно, благополучно. Не рвать жилы себе и другим. Но это не по мне.

- Вы хотите сказать, что совершенно равнодушны к деньгам, комфорту?

- Я привык жить по средствам. О деньгах начинаю думать, когда мне запчасть для станка не на что купить. Вот сейчас мечтаю о новом оборудовании – импортном, сверхточном. Но для этого сегодня нужно выложить 120 тысяч долларов. Таких денег у меня пока нет. Будем работать и зарабатывать.

Что касается личных привычек – не избалован. На обед могу и картошкой в мундире обойтись. Хотя хорошую компанию и вкусный, красиво накрытый стол люблю. Могу и стопку-другую выпить. Как говорится, настоящий мужчина может до «без пяти шесть» пить, а в шесть как ни в чем не бывало отправиться на работу. Но, если серьезно, всему свое время. А вот курить, слава богу, так и не научился.

Живу с семьей в двухкомнатной квартире. До сих пор не могу сделать ремонт, хотя у нас есть своя строительная бригада. Езжу на самой «крутой» машине – отечественном «уазике». Я на нем за год с небольшим 85 тысяч километров накрутил. Шофера не держу. Ремонт авто доверяю только сыну. К слову, у него в 19 лет есть уже своя машина. Часть денег на ее покупку он заработал сам, часть добавил я.

- Как семья относится к такому отцу-мужу-трудоголику?

- Нормально относится. Жена Валентина Леонидовна, можно сказать, через стенку сидит. Она главный бухгалтер. Дети в этом году школу оканчивают. Сын Валентин собирается стать архитектором. Дочь Александра намерена получить экономическое образование. У нее есть явные организаторские способности. Глядишь, в будущем заменит отца. Вот тогда это будет настоящий семейный бизнес.

Я уверен в своих детях: они уже знают, чего хотят в этой жизни. А это главное. Важно на них не давить. Пусть сами выбирают свой путь.

- Где вы проходили свои экономические университеты?

- За рабочим столом. Книг перевернул – кучу. Читаешь, думаешь, тут же пробуешь в деле. Я первые годы и кадровиком, и юристом, и прорабом был в одном лице. Все можно постичь и освоить. Было бы желание.

Хотя образование, конечно, нужно иметь, чтобы работать по-современному, на будущее, на успех. В этом году я уже объявил в своем коллективе: начинаю «поход за знаниями». Намерен учить не только рабочих, управленческое звено тоже. И еще, я придерживаюсь старого, социалистического проверенного метода: человек, который начал изучать производство с нуля, в итоге станет настоящим профессионалом.

- Зарплату вы тоже как при социализме платите?

- Если вы говорите о сроках, всегда день в день – 14-го числа. Другое дело, что все у меня получают по-разному. На хороших специалистов денег не жалею. С тунеядцами и пьяницами у меня разговор короткий.

Знаете, как я людей на работу принимаю? Сразу задаю два вопроса. Первый: «Чего ты стоишь как работник?» Второй: «Какую зарплату хочешь получать?» Сразу все становится понятно. Но, разумеется, еще беседую. Я в свое время психологией серьезно занимался.

- А гороскоп при этом не учитываете?

- Вы совершенно напрасно так улыбаетесь. Очень даже учитываю. В армии, например, я людей в караул таким образом подбирал. И в наряд в столовую тоже. Никогда ни одного ЧП не было.

- А сами вы кто по знаку Зодиака?

- Лев в чистом виде.

- Понятно, откуда такие лидерские наклонности.

- Сам принимаю решение, сам за него отвечаю.

- Какие уроки лично для себя, частного предпринимателя, вы извлекли за все эти годы гражданской жизни?

- По правде сказать, у меня на многое открылись глаза. Экономика диктует свои строгие правила жизни предприятия. Особенно когда не хватает оборотных средств, душат налоги, а поддержки со стороны местных властей нет. Последние полтора года рассчитываю только на собственные силы.

И все-таки вот о чем я больше всего думаю сейчас. Неужели власть не понимает, что ей следует уважать и поддерживать тех, кто платит налоги, как сейчас принято говорить, кто несет золотые яйца. Ведь если сегодня этих людей «пустить в расход», кто завтра будет платить?

Я хочу, чтобы мое предприятие жило, чтобы на нем трудились люди и получали достойную зарплату. Чтобы людям не приходилось идти на поклон к немцам за пластиковыми окнами и к финнам – за дверями из карельской сосны.

* * *

Когда мы уже прощались, двигаясь по коридору к выходу, я увидела на одном из столов роскошную розу.

- Это я жене подарил, как лучшему бухгалтеру, - перехватил мой взгляд Александр Михайлович. - Домашние букеты не в счет. А вообще мы здесь по весне клумбы разобьем, цветы, деревья посадим. И оживет, преобразится наш пустырь.

Автор : Тамара КАЛИБЕРОВА, «Владивосток» Анатолий ДАРНЕВ (фото), специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Районы Владивостока болезненно переживают свой крах

Во Владивостоке приостановлено судебное производство, касающееся двух законотворческих актов – решения городской думы об упразднении внутригородских муниципальных образований (Первомайского, Ленинского, Фрунзенского, Советского и Первореченского) и соответствующего постановления главы города.

И поминальные гвоздики на снегу

Сегодня ребята из военно-патриотического клуба «Юный патриот Родины» по традиции отправятся на Морское кладбище, на могилу Андрея Левичева, чтобы почтить память героя-афганца, нашего земляка, единственного сына у матери. Имя его теперь носит клуб.

Новое поколение выбирает китов

Впервые в Приморье инициативная группа «Молодежный век» и клуб Ротаракт «ВладЭко» в поддержку общественной кампании «Живое море» проведут Всемирный день китов, который вот уже в шестнадцатый раз отмечается 19 февраля.

За решеткой - детские глаза

Детская преступность стала страшной реальностью нашего времени. Она захлестнула города и веси. Сегодня решение проблемы «Дети улицы» президент объявил одной из самых неотложных мер по оздоровлению общества. Приморский край не стал исключением. В прошлом году здесь было выявлено около полутора тысяч безнадзорных детей.

Военные тоже люди

В среду военная коллегия Верховного суда России отменила дискриминационный 70-й пункт «Наставлений по защите государственных секретов в Вооруженных силах», введенных в действие приказом министерства обороны № 10 еще в 1990 году.

Последние номера