Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Культура, история

Hello, лао ши!

…Мастер делает, не делая, И учит, не уча. Не вмешивайся, И все само займет свои места (переложения из Лао Цзы)
…Мастер делает, не делая,
И учит, не уча.
Не вмешивайся,
И все само займет свои места
(переложения из Лао Цзы).

 …«Хватило получаса езды по очень хорошей дороге, между идеально возделанных полей, чтобы осознать все величие Родинки своей и людей ее населяющих», - гласит первая запись некоего китайского дневника. Авторство принадлежит художнику Евгению Макееву. Оставив кисти и кресло педагога Владивостокского художественного училища, он принял приглашение академии художеств провинции Цзилинь. И на три месяца стал учителем Чанчуньской художественной школы. Вот, пожалуй, и весь сюжет. Остальное - впечатления. Достойные внимания хотя бы потому, что ближайшего соседа мы привыкли ассоциировать прежде всего с вещным миром ширпотреба, заполнившего рынки.

Есть же у Китая совсем другое лицо. Умный Запад, на коего мы старательно равняемся вот уж больше десятка лет, давно уж это понял. И пристально вглядывается в чужеродную культуру. Известный культуролог Александр Генис так предварил свою недавно вышедшую книгу «Билет в Китай»: «Век назад, когда Дальний Восток только открывался Западу, европейцы сравнивали Японию с Римом, а Китай - с Древней Грецией. Японцы, как римляне, унаследовали более древнее и богатое искусство своих учителей, первыми передали его миру в упаковке своей культуры. Китайцы нам знакомы меньше. Сейчас эта ситуация стремительно меняется. Мы чувствуем острую необходимость понять художественный язык, систему образов, эстетические категории, а главное - сокровенные истоки культуры, обещающей играть громадную роль в наступившем столетии…»

Макеев решил сначала фиксировать - ощущение Китая плавно ложилось мелким почерком на страницы толстой тетради.

Впечатление первое. Сначала волновался, боялся чего-то не понять. Через месяц успокоился: китайцы остаются самими собой, несмотря ни на какие проникновения в другие культуры и влияние на их собственную. Просто хотят иметь все свое. Всерьез решили, что им нужна русская реалистическая школа. Для чего? Не вопрос. Пусть будет. Впрочем, русские художники пользуются авторитетом, как и русская художественная школа в принципе. Кроме того, за образец взята образовательная система: художественная школа - училище - вуз. Но на деле все по-китайски. На вопрос «Почему не пишете зимой?» отвечают: «А у нас темно в классах».

Впечатление второе. Учатся прилежно. Но делают все по-своему. Детям сказали, надо рисовать. Они рисуют. Натурой служит любой предмет, даже осколок разбитого гипса, который в нашей художественной школе давно бы выбросили. Главное - отношение. Все принять так, как есть. И тогда очень легко избежать конфликтов друг с другом, с миром. Они принимают, чем сильно отличаются от европейского креативного подхода к действительности. Европеец (в Китае Женя Макеев был не единственным иностранным преподавателем), не понимая, сердится. Это - ошибка. Мир не зависит от наших эмоций, все наоборот. Даже сегодняшний синтез культур воспринимают бесстрастно. Ученики, заходя в класс, здороваются: «Hello, лао ши» (по-китайски учитель).

Впечатление третье. Мы привыкли, что художественная среда отражает реальность и в то же время формирует ее. У них иначе. Жизнь – это жизнь. Свою работу, какая бы она ни была по размеру, они начинают писать с правого верхнего угла, заканчивают левым нижним. Получается этакая китайская вязь. Но настоящее искусство, хоть и непривычно для них, отличают. Интуицией либо каким-то другим чувством. Посмотрев на фоторепродукции макеевских работ, осторожно спросили: «Что здесь твое?». Он дипломатично ответил: «Все. Но вот это для рынка, а это для души». Покивав, китайские художники указали на второе – вот настоящее. Их настоящее нам не по силам. Они рисуют водяными красками и тушью на рисовой бумаге. Пейзаж, животные, цветы. Красиво…

Впечатление четвертое. Китай копирует Европу - в строительстве, в искусстве, в быту. И все бы было не очень хорошо – любая копия хуже оригинала. Но они умудряются все «окитаивать», делать своим. Они могут поглотить весь мир, но они учатся у него.

Иллюстрациями к впечатлениям служат страницы из черной тетрадки. «…Еще во Владивостоке задавался вопросом: откуда берется этот архитектурный маразм в наших новостройках? Здесь понял. В смысле искусства архитектуры мы Китай догоняем. Язык не поворачивается назвать это эклектикой. Тем интересней. Есть своя «пизанская» башня. Возвели 33-этажный бетонный каркас, а он возьми да наклонись. Говорят, многих, начиная с архитектора, посадили. Убрать этот кошмар в центре города гораздо сложнее. Но китайцы не унывают, строят с 5 утра каждый день. Из года в год….

В парке Победы каждый год проводятся международные семинары скульпторов. Лекций они не читают. Ваяют в материале. Дерево, бронза, гранит, мрамор, сталь, бетон. Размеры от метра до двадцати. Художники со всех материков, кроме Антарктиды. Проезд, проживание и материалы обеспечивает Китай, при этом оставляя себе готовую продукцию. Благо, места в парке хватит еще лет на 20. По каким критериям приглашаются художники, знают только китайцы. Понять это, глядя на скульптуры, читая таблички с названием работ, стран и авторов, невозможно. В любом случае получается интересно – живенький такой музей под открытым небом с постоянно растущей экспозицией. Мао – а рядом такие генри-муристые скульптурки. И всем хорошо…

Ученики хорошие, берут упорством. Пару недель назад увидел впервые карандаш, а сегодня я ему ставлю 4. И это не преувеличение. Из 38 учеников, может быть, трое-четверо ошиблись адресом. Станут ли художниками? Здесь это не вопрос. Задача одна – выучиться рисовать на определенном уровне. И не надо как лучше, надо как положено. Сказанное преподавателем свято, обсуждению не подлежит.

…Сегодня Андрей Камалов читал свою лекцию. Суть – Земля несется, и кто-то Большой не со зла, а наоборот, обозначил на ней Запад и Восток, не подумав, что кто-то маленький обязательно окажется между и обречен будет объяснять Западу про Восток и Востоку про Запад, при этом задавая себе вопрос: кто я? Где я?»

Между оказались приморские художники – Евгений Макеев, Андрей Камалов, Владимир Ганин. Учат. И учатся сами, пытаясь, как истинные европейцы, понять (не принять) китайскую эстетику, которая положит начало истинно планетарному искусству со всеми его нехожеными путями. В них-то и состоит уникальная ценность Китая.

Автор : Ольга ЗОТОВА, «Владивосток», фото из архива Евгения Макеева

comments powered by Disqus
В этом номере:
Районы Владивостока болезненно переживают свой крах

Во Владивостоке приостановлено судебное производство, касающееся двух законотворческих актов – решения городской думы об упразднении внутригородских муниципальных образований (Первомайского, Ленинского, Фрунзенского, Советского и Первореченского) и соответствующего постановления главы города.

И поминальные гвоздики на снегу

Сегодня ребята из военно-патриотического клуба «Юный патриот Родины» по традиции отправятся на Морское кладбище, на могилу Андрея Левичева, чтобы почтить память героя-афганца, нашего земляка, единственного сына у матери. Имя его теперь носит клуб.

Новое поколение выбирает китов

Впервые в Приморье инициативная группа «Молодежный век» и клуб Ротаракт «ВладЭко» в поддержку общественной кампании «Живое море» проведут Всемирный день китов, который вот уже в шестнадцатый раз отмечается 19 февраля.

За решеткой - детские глаза

Детская преступность стала страшной реальностью нашего времени. Она захлестнула города и веси. Сегодня решение проблемы «Дети улицы» президент объявил одной из самых неотложных мер по оздоровлению общества. Приморский край не стал исключением. В прошлом году здесь было выявлено около полутора тысяч безнадзорных детей.

Военные тоже люди

В среду военная коллегия Верховного суда России отменила дискриминационный 70-й пункт «Наставлений по защите государственных секретов в Вооруженных силах», введенных в действие приказом министерства обороны № 10 еще в 1990 году.

Последние номера