Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Происшествия

«АУМ Синрике»: приговор привести в исполнение

Приморский краевой суд вынес приговор четверым членам религиозной секты. “АУМ Синрике”, готовившим ряд террористических актов в Японии с целью освобождения лидера этой организации Секо Асахары.
 Приморский краевой суд вынес приговор четверым членам религиозной секты. “АУМ Синрике”, готовившим ряд террористических актов в Японии с целью освобождения лидера этой организации Секо Асахары.

Вся эта история начинается гораздо раньше, чем члены группы, о которой сегодня пойдет речь, узнали друг о друге. В 1991 году в Россию впервые прибыл лидер секты “АУМ Синрике” Секо Асахара. И это был далеко не простой туристический или миссионерский визит. В Москве Асахаре оказали прием на очень высоком уровне. Он имел достаточно теплые встречи с Черномырдиным, Лужковым и Руцким. И это далеко не все члены высшего света, оказавшие внимание японскому визитеру. О чем велись беседы на этих встречах, пожалуй, останется тайной, если, конечно, кто-нибудь из сильных мира сего не вспомнит это в своих мемуарах. Но факт остается фактом – через некоторое время часть эфирного времени ведущей радиостанции “Маяк” была куплена Асахарой. Вместе с другими передачами российские обыватели, сидя на кухне, достаточно долгое время могли слушать его проповеди.

Кроме этого в России Асахара открыл несколько филиалов. Надо сказать, что к этой секте примкнули не только те, кому нужно было что-то новое. В нее вступили многие молодые люди, которые понимали, что в то время, когда в нашей стране большинство наживало большие деньги, оперируя мускулами и оружием, есть гораздо большее, чем деньги. Им в то время было по 17-18 лет. И к ним как раз и относился Дмитрий Сигачев.

К 1993 году в России сформировалась уже достаточно сильная организация. Ее члены вели постоянную подготовку, ими читались проповеди. Однако имелась в ней и отдельная боевая группа, члены которой изучали и боевые науки. В том же году Асахара вновь посетил Россию. В числе немногих Дмитрий Сигачев лично сэнсеем был возведен в саманы (монахи). А это достаточно высокое положение в секте.

Но трагедия в токийском метро показала всему миру, что это за секта, на что способны ее члены. В Японии был арестован сам лидер Секо Асахара, а во многих странах это движение запретили. В России решением Останкинского районного межмуниципального суда Москвы от 18 апреля 1995 года “АУМ Синрике” также была запрещена. Но несмотря на запрет секты, многие ее члены продолжали оставаться верным сэнсею. Они общались друг с другом. То у одного, то у другого возникали разные планы.

И вот очередная идея родилась у Дмитрия Сигачева. Как позже было установлено, первый раз он поделился своим замыслом с двумя последователями “АУМ” в начале 1999 года. Дмитрию не составило труда убедить Бориса Тупейко и Александра Шевченко в том, что без самого сэнсея Секо Асахары идея “АУМ”, а с ней и все человечество в скором времени просто умрут. Так возникла группа, поставившая перед собой задачу освободить Секо Асахару и переправить его в Россию.

Для этого прежде всего нужны были финансы и оружие. На первое время русский “саман” занял 12 тысяч долларов у своего знакомого. И уже через несколько дней Тупейко приобрел первый пистолет. Это были “ТТ” и два магазина патронов к нему. Оружие они доставили на снятую к тому времени конспиративную квартиру. Через некоторое время был приобретен еще один “ТТ” с боекомплектом. Для проверки оружия члены группы выехали за город и “отстреляли” пистолеты.

Шевченко, который был силен в электронике и привлечен в группу исключительно как подрывник, сконструировал электродетонатор достаточно высокого класса. Он представлял собой сотовый телефон, сигнал на который можно было передать с любой точки земли.

К тому времени “саман” вновь почувствовал нехватку финансов. Тогда он принял решение связаться с японскими “братьями”. Через Интернет Сигачев вышел на Синичеро Исии - бывшего руководителя оркестра Секо Асахары. Их встреча состоялась в Вене. Сигачев вернулся в Москву, имея в кармане 30 тысяч долларов.

Он уже наметил план дальнейших действий. Теперь подготовку нужно было проводить во Владивостоке. Наш город был выбран как наиболее удобный для переправки группы в Японию и возвращения оттуда вместе с “великим сэнсеем” Секо Асахарой.

Прилетевшие первыми в столицу Приморья Сигачев и Шевченко сняли здесь две квартиры. Но тут случилось неожиданное. Шевченко оставил группу и уехал в Москву. К тому времени он изготовил уже четыре инициирующих устройства. Но эти механизмы были достаточно сложной конструкции, и, кроме Шевченко, в них никто не смог разобраться. На дворе стоял январь 2000 года, когда Сигачев принял довольно оригинальное решение. Через имевшийся у него “ноутбук” он вышел в Интернет и послал заказ на изготовление электронных устройств, способных принимать электронные импульсы на расстоянии. Те, кто разбирается в электронике, могут сразу понять, для чего нужны такие “штучки”. И буквально через несколько дней Дмитрий получает сообщение: “А не террорист ли ты?” Это владивостокский специалист П., копаясь в сети, нашел заказ. Не дожидаясь повторного послания, П. сообщил своему знакомому оперативнику краевого УВД о том, что имеется заказчик на инициирующие устройства.

Пока шли торги, сотрудниками милиции были установлены оба адреса, где обосновались члены группы. Однако, побывав на квартирах, стражи порядка увидели, что там все спокойно, живут себе молодые люди с девушками, а у Сигачева на тот момент их было целых две, документы у всех в порядке. Но “самана” такая проверка насторожила. По его приказу члены группы приобрели новую квартиру на Енисейской, куда и свезли весь арсенал.

Надо сказать, что к тому моменту сигнал о появлении в нашем городе радикально настроенных членов секты “АУМ” поступил и в краевое УФСБ. Это послужило основанием для усиленной проверки. Оперативные работники начали устанавливать всех членов группы, их связи и намерения.

Тем временем Сигачев продолжал разрабатывать свой план. Через Интернет он вышел еще на двух членов секты “АУМ Синрике”, живших во Владивостоке. Воронов и Юрчук в последнее время здесь занимались своим бизнесом, продавая японские покрышки. Дмитрий посвятил их в свои планы. После того как двум “новобранцам” была ссужена небольшая сумма, они вступили в его группу.

В феврале-марте группа вновь поменяла квартиру. Сигачев все это время продолжал жить на Уборевича, а остальные перебрались в квартиру на улице Тухачевского. В скором времени недалеко от дома Юрчук приобрел “бокс” в одном из гаражных кооперативов, где члены группы разместили арсенал.

Теперь операция вступила в новую фазу – “саман” решил, что основная часть подготовки окончена и теперь нужна разведка местности и рекогносцировка. Получив в японском консульстве визу, он выехал в город Аомори. Там Сигачев делал снимки наиболее удобных для закладки СВУ мест, рисовал схемы. Переместившись в Ниигату, он также фотографировал места массового скопления людей и путей отхода, выбирал места хранения фугасов.

Вернувшись в Приморье, Сигачев, а с ним и Тупейко прошли курсы по управлению маломерными судами. Предполагалось, что в Японии будет приобретен катер, на котором группа вывезет освобожденного Асахару.

Пришлось самим осваивать и саперное дело. Тупейко смастерил семь исполнительных механизмов на основе обыкновенных китайских будильников – механизмы, которые сегодня способен изготовить даже школьник, смотрящий американские боевики.

Но вновь произошло ЧП. Теперь уже могла провалиться вся группа. На этот раз “производственная травма”. Сразу же после изготовления СВУ Тупейко перенес все семь изготовленных им исполнительных механизмов из гаража на квартиру для того, чтобы заменить китайские батарейки. Когда посмотрел на один из циферблатов, ему показалось, что расстояние между контактами велико, и попытался устранить этот недостаток металлической иглой… Тупейко спасло, что сам детонатор болтался на электропроводе на уровне бедра, а не возле какой другой пикантной части тела. С травмой он был доставлен в больницу, и, как полагается, оттуда на пульт дежурного ГУВД поступил сигнал. Прибывшие сотрудники милиции допросили пострадавшего, но он выдумал для милиционеров сказку про найденный непонятный предмет, который взорвался у него чуть ли не в руках.

Для переправки оружия и взрывчатки члены группы приобрели две аудиоколонки Jekson. Предполагалось, что Сигачев с Тупейко отправятся на самолете, а Воронов, имевший паспорт моряка, на каком-нибудь судне доставит колонки в один из портов Японии. 13 июня весь арсенал был перевезен на квартиру и упакован в колонки.

22 июня Сигачев вновь отправился в Японию. Но там его ждал сюрприз не из приятных. Только он ступил на землю, как увидел за собой слежку. Это Сайфутдинов четко выполнял поставленные задачи. И раньше через него японская сторона знала о всех шагах русского самана. А появление группы с такими намерениями и таким арсеналом вряд ли кого устраивало в Стране восходящего солнца. И теперь, когда все уже было готово, нельзя было оставлять Сигачева без присмотра.

Убедившись в том, что это не ошибка, Дмитрий через два дня вернулся во Владивосток. Но и после такого фиаско он не собирался останавливаться и решил подделать документы. В то же время он перевез колонки в гараж.

Поняв, что даже после такого “японского сюрприза” Сигачев не остановится, Сайфутдинов выполняет свою последнюю задачу. 28 июня он выходит на сотрудников ФСБ и пишет заявление о намерениях группы русского “самана”. 4 июля оперативными работниками УФСБ РФ по Приморскому краю сам Сигачев, а также Воронов и Тупейко были задержаны и позже арестованы. Юрчуку удалось скрыться. Более года он находился в федеральном розыске и только 13 июля 2001 года арестован. Но проведенная вскоре в Хабаровске медицинская экспертиза признала его невменяемым, социально опасным.

…И вот, 23 января 2002 года Приморский краевой суд вынес свой обвинительный приговор. Дмитрий Сигачев осужден на 8 лет лишения свободы, Борис Тупейко – на 6,5, а Дмитрий Воронов - на 4,5 года. Что касается Александра Шевченко, то ему назначено 3 года условно. Алексей Юрчук пройдет принудительное лечение в психиатрическом стационаре специального типа с интенсивным наблюдением.

Автор : Федор ГУРКО, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Детство без мамы. Иногда оно бывает счастливее...

Уже три месяца Димка не видел маму. Она, как говорят в народе, "мотает срок" за то, что уморила голодом младшую сестренку Оксану. Мальчонка по маме не очень-то скучает. Он и без того почти все время жил у бабули. А теперь переехал окончательно, с вещами. На снимке Дима со своим верным Тишкой, после деда - он у него первый друг.

Алло, Николай!

Вчера в редакции состоялась «Прямая линия» наших читателей с известным актером театра и кино, народным артистом России Николаем Караченцовым.

Общественное лицо Находки

Многие еще помнят, что непременным условием каждой характеристики при поступлении на учебу или работу, а уж особенно при выезде за границу было участие в общественной жизни. Нынче политическое кредо и общественная работа – твое личное дело. Тем не менее было любопытно узнать, что в Находке действуют аж 147 общественных организаций. Из них 105 прошли официальную регистрацию в краевом управлении юстиции. Часть подобных формирований сейчас продолжает процедуру регистрации, другие ведут свою деятельность в качестве клубов, объединяющих людей по интересам.

Все меньше арсеньевцев

Подведены итоги демографического развития Арсеньева за 2001 год. И главное в них удручает. На 637 родившихся пришлось 1014 умерших. Значительно увеличилось число инвалидов по общим заболеваниям.

Цены слетают с высот на землю

С сегодняшнего дня снижаются цены на билеты для всех категорий пассажиров фирменных экспрессов и вагонов СВ пассажирских поездов дальнего следования, сообщил “В” начальник дирекции по обслуживанию пассажиров Владивостокского отделения ДВжд Анатолий Сенченко.

Последние номера