Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Мутные воды залива Петра

Дальневосточный морской заповедник продолжает оставаться в эпицентре всевозможных разборок. Еще 16 ноября инспектор Дальневосточного государственного морского заповедника (ДВГМЗ) Александр Васильевич Гонтар не вернулся с маршрута на опорный пункт охраны (кордон) в бухте Пемзовой. Рассматривались разные варианты его исчезновения. Были организованы поиски. Поначалу искали своими силами. Затем через два дня, когда поняли, что дело принимает серьезный оборот, об исчезновении человека сообщили в головную контору заповедника. Был поднят вертолет, который облетел акваторию залива Петра Великого. Первая мысль поисковиков была – унесло в море. Но когда стали ясны обстоятельства дела, пришло понимание, что не все так однозначно.
Дальневосточный морской заповедник продолжает оставаться в эпицентре всевозможных разборок. Еще 16 ноября инспектор Дальневосточного государственного морского заповедника (ДВГМЗ) Александр Васильевич Гонтар не вернулся с маршрута на опорный пункт охраны (кордон) в бухте Пемзовой. Рассматривались разные варианты его исчезновения. Были организованы поиски. Поначалу искали своими силами. Затем через два дня, когда поняли, что дело принимает серьезный оборот, об исчезновении человека сообщили в головную контору заповедника. Был поднят вертолет, который облетел акваторию залива Петра Великого. Первая мысль поисковиков была – унесло в море. Но когда стали ясны обстоятельства дела, пришло понимание, что не все так однозначно.

Заповедный беспредел

Показательно, что у Александра Гонтара были с собой сигнальные средства, 40 с лишним литров топлива и оперативная морская радиосвязь. Он проработал в заповеднике около 15 лет и поэтому досконально знал свой район акватории. Это явно не был несчастный случай. И не случайно к исполняющему обязанности директора морского заповедника Андрею Малютину поступила информация, которую, правда, никто не хочет подтвердить перед официальными органами, о том, что всему виной конфликт с браконьерами. Тем более что угрозы в адрес пропавшего инспектора, как и в адрес других инспекторов заповедника, поступали постоянно. Пока что нет никакой информации о том, что с ним и где он находится. А лодка и хотя бы какие-то вещи с нее до сих пор не найдены. Человек как в воду канул, в прямом и переносном смысле. Слабым утешением для родственников может являться уголовное дело, которое заведено компетентными органами.

Кстати, совсем недавно уже на другом конце страны - в Астраханском биосферном заповеднике при сходных обстоятельствах пропали сразу два инспектора. Стоит напомнить, что эта особо охраняемая территория является местом обитания осетров. Сами понимаете, где осетры, там черная икра. А где черная икра, там браконьеры...

На сегодняшний день существуют три самые важные проблемы, с которыми сейчас столкнулся Дальневосточный морской заповедник. Во-первых, это финансовые проблемы. Их худо-бедно руководство пытается решать. Во-вторых, кадровая проблема. И, в-третьих, основная проблема заповедника – браконьерство. То, что сейчас творится на акватории морского заповедника, иначе как беспределом не назовешь.

Летучий отряд

Есть случаи подкупа работников заповедника. Причем эти факты известны и самому Малютину. Да, никто никого пока за руку не ловил. Но ни для кого не секрет, что в заповеднике есть инспектора, которые готовы брать деньги. Причем это достаточно большие деньги. По некоторым данным, заход одной браконьерской лодки в акваторию заповедника и возможность «работать» в течение дня стоят 100 долларов. А это ни много ни мало месячная зарплата инспектора.

Если вы думаете, что руководство заповедника опустило руки, то явно заблуждаетесь. Процесс, хоть и медленно, но все-таки идет. Уже создана специальная оперативная группа, или, как ее еще называют, летучий отряд. Со дня на день будет приобретена скоростная моторная лодка для рейдов в заповедник. Деньги на нее уже есть, и приобретен мощный двигатель. А пока оперативная группа совершает сухопутные рейды на автомобилях.

По словам Андрея Малютина, в сложившихся условиях главная задача оперативной группы – контроль за инспекторами заповедника, за соблюдением тех функций и обязанностей, которые они должны выполнять. В задачу группы не будет входить оперативное реагирование на проникновение браконьеров в заповедник. Этим будут заниматься патрульные лодки. А вот оперативники возьмут на себя вопросы чистоты собственных рядов. При этом группа базируется во Владивостоке, а не в заповеднике.

- Некоторые наши люди оказывались слабы и деньги все-таки брали, - говорит Андрей Малютин. – С какими-то из них мы уже расстались. С какими-то расстанемся в ближайшем будущем. Но это только полумеры, потому что нет никакой гарантии, что вновь пришедшие люди не будут также брать взятки. Поэтому очень остро стоит вопрос, как финансово стимулировать работников заповедника и создавать такие условия, чтобы им все-таки было что терять. Я думаю, что в новом году мы эту проблему решим. Тем более появляется возможность доплачивать серьезные деньги. Силами Института биологии моря ДВО РАН, к которому относится наш заповедник, будут увеличены размеры командировочных, что почти в два раза повысит зарплату инспекторов. К тому же мы найдем возможность доплачивать особо отличившимся инспекторам деньги из других источников. И у нас такие источники есть.

Спонсоры нам помогут?

Судя по всему, речь идет о спонсорской поддержке заповедника. И эта тема, надо признать, довольно скользкая. Есть масса толстосумов, желающих, выложив, как говорится, деньги на бочку, вдоволь насладиться заповедной природой, при этом нисколько не гнушаясь ловлей деликатесного трепанга и гребешка. Но не будем строги ко всем – есть и другие, можно сказать, благородные примеры. Да и потом, давайте будем реалистами и честно ответим на вопрос: либо, впав в окончательную нищету, под напором браконьеров утратить все богатства заповедных вод, либо все-таки схватиться за спонсорскую соломинку и попытаться исправить ситуацию?

- Вопрос о спонсорах, с одной стороны, приятен, а с другой – чрезвычайно напряжен, - продолжает Андрей Николаевич. – Таких спонсоров, какими раньше были Морозов или Третьяков, сейчас уже, наверное, не найти. С кем-то из старых спонсоров нам пришлось расстаться, потому что они хотели всего и сразу, как будто покупали заповедник. Но есть люди, которые как помогали, так и продолжают помогать. Причем относительно бескорыстно. Мне удалось подключить свои знакомства и связи. Кроме дальневосточников нам помогают люди из Москвы, которые если у нас и появляются, то в лучшем случае раз в два-три года. Конечно, мы сделаем все, чтобы им было приятно посмотреть на то, как используются их деньги.

Чья крыша надежней?

В ноябре 2000 года на коллегии министерства природных ресурсов (МПР) было принято решение о переводе охраняемых природных территорий в ведение этого ведомства. Дальневосточный государственный морской заповедник является всего лишь отделом Института биологии моря ДВО РАН и пока не имеет достаточных полномочий для охраны своей территории. А у заповедников, входящих в систему министерства природных ресурсов, они есть. И поскольку сейчас на ДВГМЗ накатывает настоящий девятый вал браконьерства, не лучше ли залезть под крышу МПР и обеспечить хорошую охрану?

- Если мы говорим о том, что лучше для заповедника, – это один вопрос. Если мы говорим о том, как лучше охранять, – это другой, - резюмирует Андрей Малютин. - Мы должны учитывать следующие моменты. Во-первых, единственный в стране морской заповедник в течение 23 лет управлялся Институтом биологии моря, а это серьезный опыт, который никак нельзя терять. Во-вторых, будет ли хорошо заповеднику с переходом под министерство природных ресурсов? Последние события, которые происходят в МПР, говорят о том, что не все так однозначно. Вспомните историю с Кавказским биосферным заповедником, когда было принято решение использовать его рекреационные ресурсы. Заповедник просто перестал существовать, а директор, который попытался противиться этому решению, был уволен. Сегодня Кавказский биосферный заповедник – это не более чем национальный парк. Что станет с морским заповедником с переходом под крышу МПР, я не знаю, но сегодня в министерстве природных ресурсов из двух составляющих – природа и ресурсы - явно главенствуют последние. Вероятно, есть выход в двойном подчинении, но, к сожалению, его никто не рассматривает ни в Академии наук, ни в МПР.

Малютину вряд ли позавидуешь. С одной стороны, его подпирают браконьеры, а с другой - чиновники, которые хотели бы иметь морской заповедник своей вотчиной. Причем только-только начав свою работу по реформированию охраны и всей структуры ДВГМЗ, он уже наткнулся на непонимание и даже явный саботаж. И чем все это закончится - неизвестно. Похоже, что некогда чистые воды залива Петра Великого там, где расположен морской заповедник, давно стали мутными...

Автор : Александр АЛЕКСЕЕВ, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Склады под завязку

Почти полтора миллиона тонн угля находится эти дни на складах предприятий большой и малой энергетики Приморья. Ровно год назад твердого топлива в крае было почти в три раза меньше. Топочного мазута имеется в наличии более четверти миллиона тонн. По сравнению с прошлым годом жидкого топлива запасено в три с лишним раза больше. Как сообщили “В” в краевом комитете государственной статистики, этого количества предприятиям тепло- и электроэнергетики хватит соответственно на один и полтора месяца работы.

В суд! Международный...

Арсеньевское общество обманутых вкладчиков “Справедливость”, насчитывающее около 25 тыс. человек и возглавляемое ветераном Великой Отечественной войны Михаилом Голиковым, намерено подать в Международный суд в Гааге на президента Владимира Путина и правительство России иск по поводу возвращения им украденных вкладов в Сбербанке страны.

Губернатор подписался под православие

Договор о сотрудничестве в области образования, духовно-нравственного и патриотического воспитания подписан накануне между администрацией Приморского края и Владивостокско-Приморской епархией РПЦ. От “Белого дома” свою подпись поставил губернатор Сергей Дарькин, от епархии – епископ Владивостокский и Приморский Вениамин.

Рейс спасения завершен

Как уже сообщал «В», в новогоднюю ночь началась операция по спасению из ледового плена сахалинского теплохода «Пионер России».

За укрепление боевого содружества - медаль

В последние дни ушедшего года ректору Дальрыбвтуза профессору Евгению Малявину вручили награду Министерства обороны РФ – медаль “За укрепление боевого содружества”.

Последние номера