Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Есть ли жизнь за стеклом телевизора?

Недавняя авария с электричеством, оставившая телетрансляционную вышку Владивостока без возможности вещать, заставила подумать ТВ-Брюзгу о физической природе телеэкрана. И глядя на метель на всех каналах, ТВ-Брюзга вдруг понял: это же стекло, а метель помех – за стеклом! И поскольку авария была весьма продолжительной, ТВ-Брюзга задал себе философский вопрос: а есть ли жизнь на Марсе? После совсем краткого раздумья вопрос профессионально трансформировался в мозгу ТВ-Брюзги в аналогичный: а есть ли жизнь за стеклом телеэкрана?
Недавняя авария с электричеством, оставившая телетрансляционную вышку Владивостока без возможности вещать, заставила подумать ТВ-Брюзгу о физической природе телеэкрана. И глядя на метель на всех каналах, ТВ-Брюзга вдруг понял: это же стекло, а метель помех – за стеклом! И поскольку авария была весьма продолжительной, ТВ-Брюзга задал себе философский вопрос: а есть ли жизнь на Марсе? После совсем краткого раздумья вопрос профессионально трансформировался в мозгу ТВ-Брюзги в аналогичный: а есть ли жизнь за стеклом телеэкрана?

К примеру, в понедельник наблюдал ТВ-Брюзга одновременно на всех кнопках такую картину: в разных местах большой страны собрались толпы людей, в шубах и шапках, с красными носами, холодно им, а в другом месте, где тепло, сидит один человек в пиджачке и галстучке и на вопросы тех, замерзших, отвечает. Гладко отвечает, красиво. Оно понятно, думает ТВ-Брюзга, сценарий-режиссура. Но вот толпы собравшихся в разных местах, да еще ведущими подстегиваемые зрители – дескать, звоните, кто хочет, спрашивайте, чего хотите, - они-то почему тоже, хоть и замерзшие, но вопросы одинаково гладенько задают, да все разные, как будто заранее договорились об одном и том же не спрашивать. Тоже получается как сценарий-режиссура. А где же жизнь? Но ведущие так и тараторят: «прямой эфир, он-лайн, равные возможности доступа». А признаков ни того, ни другого, ни третьего так и не заметил ТВ-Брюзга. Равно как и признаков жизни.

Иногда ТВ-Брюзге приходится все-таки по жизненным надобностям отходить от своего стекла, и замечает он во время таких отлучек, что в магазинах по поводу цен, в трамваях по поводу и без повода, в очередях в собес за пересчетом пенсий иные слова звучат у народа и иные вопросы.

Но ведь, подумал ТВ-Брюзга, ответ на вопрос философский может и иначе звучать: это там, за стеклом, жизнь, а тут – что-то другое…

Словом, запутался наш герой в одиночном сидении перед мелькающим метелями экраном и предался воспоминаниям об уходящем годе: какая жизнь была там у них, за стеклом?

Шоу, шоу, шоу… В одно и то же время, с одной и той же целью, с одним и тем же смыслом – но на разных каналах, с разными ведущими и разными суммами (кстати, о суммах - в реальной жизни ТВ-Брюзга таких не встречал, ни в виде зарплат, ни в виде иных денежных вспомоществований). «Слабое звено», «Кто хочет стать миллионером?», «Алчность» и тому подобное - выбирай на вкус. А вкус одинаковый. Зато есть выбор. И так целый год.

Или подсматривать полюбил нынче зритель: то за теми, кто хочет кушать на далеком острове, то за теми, кто просто хочет. А может, это не зритель полюбил, а те, кто живет за стеклом?

А жизнь у них в 2001-м была явно несладкая. Кто ж от сладкой жизни будет бегать из одной кнопки в другую, да еще не по одному, не просто из личных соображений, а рядами и колоннами, редакциями и бригадами, с митингами и демонстрациями протеста…

В местной «застекольной» жизни такое тоже было устроено, и неоднократно. С публицизмом и яростным пафосом местная телезвездочка Евгения Голубева защищала-защищала своего руководителя на ОТВ-Прим, а как случилось ему вернуться, так сразу же и исчезла. Говорят, на радио теперь… Зато тут же замелькали новые имена на «самом продвинутом» приморском канале, помелькали с месяц – и тоже исчезли. Трудная жизнь у телезвезд, больше на метеоритную похожа, с полным сгоранием в плотных слоях телевизионной атмосферы.

Кризис жанра очевиден. «Итоги», «Намедни», «Однако», «Времена» стекленеют, информации мало, анализа почти никакого, больше точек зрения, сугубо субъективных и к которым прислушиваться необязательно. Если хочется ТВ-Брюзге сформировать собственный взгляд на некое событие, ему надо посмотреть всех мастодонтов аналитического еженедельного жанра, а сделать это нереально, аналитики друг друга перекрывают и чуть ли не перекрикивают в сетке вещания. Вообще от чтения этих сеток у ТВ-Брюзги начинает болеть голова: такое ощущение, что попал на коммунальную кухню во время ссоры пяти-шести хозяюшек. «Время», «Вести», «Сегодня» переселяют героев новостей во все более и более дальнее зарубежье – такое ощущение, что на необъятных просторах родной земли уже ничего и не происходит.

Зеркало разлетается из Москвы до самых до окраин, и осколки стекла лжи застревают в глазах местных небожителей экрана. Одни и те же лица, одни и те же пресс-конференции и брифинги. Распад ОТВ-Прим, становящийся по скорости уже почти радиоактивным, влияет на другие компании не только тем, что туда переходят люди «трудной телесудьбы», но и тем, что конкурентная основа скорости подачи новостей теперь размыта, поиск новых тем и событий утрачивает соревновательный элемент. Бронзовение монополистичности. Патриарх «Местное время», оживившись молодыми лицами ведущих, вдруг потерял вкус к документальности новостей; смотрит иной раз ТВ-Брюзга очередную пресс-конференцию и ждет, так что же ее герой-то скажет, а и не дождется, потому что за героя безликий голос за кадром такой же безликий текст обчитал, и задумывается ТВ-Брюзга: а что это было, пресс-конференция как таковая или монтажная нарезка из старого архива?

И пересмотревши за год не по одному разу «Ментов» по всем каналам, «Братьев» и «Сестер», «Холмса и Ватсона» и пятикратно умноженные на 12 серий «Семнадцать мгновений весны», задумывается ТВ-Брюзга о предстоящей встрече Нового года и блаженно думает: все-таки есть жизнь за стеклом! Ведь если б не было жизни, разве могли бы разные люди с разных каналов придумать в одни и те же дни «Иронию судьбы» показывать?!

Ведь когда жизни нет, тогда из разных городов задают разные вопросы…

Автор : Аварийно-итоговые размышления ТВ-Брюзги записал Владимир ОЩЕНКО

comments powered by Disqus
В этом номере:
На трамвае - в Новый год

По расписанию обычного выходного дня будет во Владивостоке перевозить пассажиров общественный транспорт, сообщили “В” в пресс-центре городской администрации.

Эх, отдохнем!

Для ребятни предновогодние деньки связаны не только с предвкушением доброго праздника. Впереди прекрасная пора – каникулы. И хотя нынешняя зима пока не порадовала приморцев настоящим снежком, катание на лыжах, ваяние снежных баб и игры в снежки не отменяются.

Анна Заварзина победила в таинственном конкурсе

Необычный конкурс в канун Нового года провела в России компания “Кэдбери”, мировой лидер по производству кондитерских изделий. Магазины страны посетили таинственные покупатели, которые проследили, как работники прилавка продают выпускаемую продукцию. Прежде всего это так полюбившиеся россиянам батончики “Пикник”, “Виспа”, “Темпо”, новинка рынка - конфеты в коробках “Комплимент” и шоколад “Золотой фонд”.

Предпраздничные отключения

В последние дни уходящего года по краю вновь введены ограничения на потребление электроэнергии.

Будет весна, вы считаете? Да, я считаю

Какой будет погода в Приморье в следующем году, коснется ли нашего края общемировое потепление, стоит ли ждать аномальных холодов или снегопадов? Эти и другие вопросы в канун праздника корреспондент “В” задал руководителю Приморского территориального управления по гидрометеорологии Борису Кубаю.

Последние номера