Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Народный, 13

Уже давно известно, что Владивосток в транспортном отношении очень неприспособленный город. Мало того, что из пригорода невозможно добраться на автобусном общественном транспорте, так как не войдешь туда. Так в последнее время все чаще даже на электрички надеяться не приходится. Зинаида СТАДНИЧЕНКО, г. Владивосток, пос. Трудовое
Электрички – хуже зубной боли

Зинаида СТАДНИЧЕНКО, г. Владивосток, пос. Трудовое

Уже давно известно, что Владивосток в транспортном отношении очень неприспособленный город. Мало того, что из пригорода невозможно добраться на автобусном общественном транспорте, так как не войдешь туда. Так в последнее время все чаще даже на электрички надеяться не приходится.

Зачастую пригородные электропоезда опаздывают так сильно, что до рабочего места добираешься на 30 минут, а то и на час позже. К примеру, в октябре в течение нескольких недель электричка, которая должна по расписанию уходить со ст. Угольная в 7.25, отправляется в 7.50. Как нам объяснили, мы должны были пропускать пассажирский поезд, потом грузовой, а только потом ехать. Но ведь расписание есть расписание, почему мы должны просиживать в вагонах по полчаса? Неужели, коль задержки по данным причинам стали нормой, нельзя изменить расписание движения? Но это все, как потом оказалось, были ягодки.

Первого ноября появились цветочки. В тот день произошло событие, которое перекрыло все предыдущие. Электропоезд, который должен был отправиться от перрона в 6.40 утра, простоял на станции почти до половины восьмого. Люди, находящиеся в вагонах, уже не знали, что делать, куда бежать. Если честно, то альтернатив было немного: либо сидеть в поезде и смиренно ждать отправления, либо бежать на автобусную остановку и пытаться сесть на автобус. А все то время, пока мы ждали отправления, машинист электровоза даже не удосужился объявить, по какой причине мы не трогаемся с места. В конце концов, электричка тронулась, однако еще одна остановка – с 7.40 до 8.00 – была на Океанской. В итоге все пассажиры электропоезда прибыли в город в девять утра и опоздали на работу на целый час. И это при том, что отправились одной из первых электричек.

Все, о чем я говорила выше, это издевательство над людьми. Мало того, что зимой большинство электричек плохо отапливаются, так зачастую их отменяют без всяких на то оснований. Сколько раз бывало, что люди, отправляясь в город, брали билет “туда-обратно” и не могли вернуться домой – электричка отменялась. Хотя во всем мире обратный билет служит гарантией того, что рейс состоится.

Притча о заборе

Мария В., г. Владивосток

На улице Русской, совсем рядом с остановкой “Больница рыбаков”, вырыли яму, вернее сказать, занялись ремонтом трубопровода. И не где-нибудь, а как раз посредине тротуара. Народ, на пути которого появилась яма, не растерялся – одни обходили ее вокруг, после чего оказывались по колено в пыли, а другие огибали яму с иной стороны, для чего бойко перепрыгивали через заборчик.

Эх, красивый когда-то был заборчик! Аккуратный, нарядный и белоснежный, как пух. Он гордо охранял клумбу, через которую повадились ходить торопыги. Но охранял недолго. Оказалось, что русский в гору пойдет, да еще как пойдет, даже с шутками и прибаутками. Перелезать через забор не ленились даже дамы в дорогих длинных шубах и пальто, а мамаши заботливо показывали детям, как правильно нужно это делать – сначала одну ножку, потом другую. В общем, заборчик перестал быть белым в считанные дни, а клумба, которая с радостью ринулась цвести, была снова затоптана.

С появлением ямы заборчик стал пользоваться просто ошеломительной популярностью, в час пик возле него собирается настоящая очередь. На днях яму закопали, даже, можно сказать, закидали. И когда-то аккуратный тротуарчик стал похож на проселочную дорогу. Не спасло это забор. Ходят через него с прежней активностью.

Жалко, что нет на нашей улице больше красивой клумбы, белого заборчика и ровного тротуара. И прежде чем ругать других, стоит посмотреть на себя и признаться, что во многих подобных вещах виноваты мы с вами. Где-то не уберегли клумбу, где-то сломали дерево, где-то похерили забор. А ведь это наш город.

Пока не случилось беды

Олег КОБЗАРЬ, пенсионер

Оказывается, железная дорога в Приморском крае построена не для наших удобств при перемещениях из одного пункта в другой, а исключительно для того, чтобы чиновники из МПС могли получать с граждан деньги. Иначе не объяснить предназначение сооружений, возводимых на пассажирских платформах во Владивостоке на Мальцевской, Луговой, Моргородке.

В газетах писалось о сомнительных затеях МПС установить турникеты для пропуска пассажиров. И вот, не считаясь ни со здравым смыслом, ни со строительными нормами, ни с правилами техники безопасности (СниП и ТБ), местные железнодорожные начальники завершили работы по устройству “загона для пассажиров” (другого названия у меня нет) на платформе Луговая. На Луговой обнесли всю пассажирскую платформу трехметровой изгородью из металла. Оставлены четыре двустворчатых дверных проема шириной в 1,5 метра, у которых стоят контролеры. В дальнейшем там установят турникеты. Через них-то и обязаны пройти все пассажиры с детьми, поклажей, собаками и т. д., предъявив билеты.

Представляете, что это такое? Например, с 7.25 до 8.10 утра это будет более 2500 человек. “Железное правило” - электричка обязана отходить от пустой платформы - стало невыполнимым. За две-три минуты стоянки люди покинуть платформу не успевают. Уже то, что на платформе в 220 метров длиной все входы, в том числе и двое заколоченных ворот, сосредоточены на участке в 40 м, есть грубейшее нарушение правил ТБ. Кроме этого отсутствуют подъезды для машин скорой помощи. Платформа на Луговой построена в 70-е годы для пассажиропотоков тех лет (около 1000 человек) и давно не соответствует современным условиям. Ее по-хорошему необходимо было расширить до 6 метров, но даже старая платформа имела еще в 1990 году пять свободных выходов шириной от 2,5 до 5 метров по всей длине, был навес, способный укрыть не менее 200 человек от ветра и осадков, были подъезды для спецмашин и т. д.

У нас немало органов надзора. Неужели они всего этого не видят? Или мало примеров, когда подобные “реконструкции” приводили к трагедиям?

Копить три года

Г. П. ВАСИЛЬЕВА, г. Артем

Пишу по поводу заметки под названием «Настоящей женщине старость не страшна».

Как же, доберется женщина с мизерной пенсией до косметической реставрации! На одно веко копить надо года три! Дерут такие деньги, а цены не соответствуют качеству и сложности операции. Мне вот сделали как попало: хотела подтянуть веки, а мне их разными сделали - одно шире, другое - уже. И подтяжку лица сделали - одна сторона больше, другая меньше. Это потому что исходное положение было неравное, одна сторона лица больше растянута, вот и надо было убирать соответственно, а врач-хирург подтянула одинаково. К тому же нос изуродовала. Я хотела убрать горбинку, а после операции горбинка осталась, как была. Нижняя часть носа сделалась уже, чем переносица. Ноздри до операции были круглые, а после операции стали узкие продолговатые щели. Сейчас стенки этих щелей слипаются, мне трудно дышать. Я их постоянно смазываю чем-нибудь, чтоб не так сильно прилипали. Или вставляю в ноздри отрезанные кусочки пластмассовых трубочек от коктейля.

А в статьях пишут – операции сделать нетрудно и с хорошим эффектом. Где же эффект? А цены в долларах! Неужели нельзя сделать цены на том же уровне, как зубопротезирование? Просто у нас так принято писать: жить стало лучше, жить стало веселей…

Забытые богом и начальством

Жители села (всего 31 подпись)

Мы, жители с. Усть-Соболевка Тернейского района Приморского края, обращаемся к вам с просьбой разобраться с ситуацией, сложившейся в районе и в нашем поселке.

Во-первых, задолженность по заработной плате бюджетникам достигла 4 (четырех) полных месяцев (июль - октябрь 2001 г.), перерасчет з/п за полугодие 1999 г. до сих пор не выплачен.

Во-вторых, нет постоянной транспортной связи с районным центром, расстояние до которого больше 200 км. Так как дороги нет, то единственный вид транспорта – вертолет, который начиная с августа 2001 г. прекратил регулярные рейсы, тем самым население лишено возможности выехать за пределы поселка и вовремя получать почтовую корреспонденцию.

В-третьих, средняя школа в нашем поселке находится в аварийном состоянии. Новую школу начинали строить трижды, но каждый раз стройка останавливалась, а ведь в нашем селе находится единственный в районе детский дом, воспитанники которого обучаются в этой старой школе.

В-четвертых, хлеб выпекается нерегулярно, так как нет постоянного завоза муки.

Пятое: подача электроэнергии не круглосуточная, поэтому нет постоянной телефонной связи с районным центром, где находится больница, а в селе только ФАП, в котором отсутствуют необходимые медикаменты.

Мы, жители с. Усть-Соболевка, устали от безденежья и от безысходного положения, в которое нас ввела районная администрация под руководством Усольцева В. А.

Больницы нет – не будет жизни

Людмила ФАТЫХОВА,пос. Дунай

Хочу поделиться с вами нашей общей бедой. Я живу в поселке Дунай, бухта Чажма, Шкотовский район. Это место, забытое богом и проклятое людьми. Особенно плохо старым и одиноким – поселок обречен на вымирание. А летом этого года в нашей больнице закрыли стационар. Теперь больных должны отправлять в больницу города Фокино. Там отличные условия, оборудование, высококвалифицированные врачи, но попасть в эту больницу довольно трудно – свободных мест нет.

В этом я убедилась на собственном опыте. Больна я уже почти два месяца. Было так плохо, что пришлось обратиться в «Скорую помощь». Врачи «неотложки» доставили меня в больницу Фокино. Я задыхалась, поднялось давление, но в больницу меня не приняли, не было свободных мест. Просто оказали помощь, сняли боль и отправили домой. С утра еле живая своим ходом отправилась на прием. У меня хронический бронхит, к тому же восемь месяцев назад удалили желчный пузырь, и теперь обострились гепатит и хронический панкреатит. Постоянно сильный кашель, одышка. И с этим букетом я должна два раза в день ходить на процедуры в поликлинику, вместо того чтобы лежать и греться. Правда, через пять дней мне предложили место в дневном стационаре. Это значит, ночью отправляешься домой и остаешься без помощи. А мне становится плохо именно ночью. И опять приходится обращаться в «неотложку». А что там могут сделать? Только обезболивающий укол.

Сейчас мне даже до своей больницы дойти тяжело. Лежу дома одна, обреченная на выживание. Или на вымирание? Что будет дальше? Вот и думаю, как можно оставить поселок без круглосуточного стационара? Я обратилась к заместителю главного врача Фокинской больницы, на что получила ответ, что из Дуная привозят только с инфарктом. Получается, сначала доведут до инфаркта, а потом будут лечить.

Хочется задать вопрос людям, стоящим у власти: неужели нельзя сделать так, чтобы помощь оказывали на месте? Конечно, чиновники в Дунайской больнице лежать не будут. У них есть средства и возможности пролечиться в другом месте. А что делать нам, простым жителям?

Арендаторы, объединяйтесь!

Татьяна ГРИДИНА

Впервые за много лет я увидела в газете статью о таких, как мы. О нас ведь никто не пишет, даже не упоминает, словно нас нет. Есть заметки об аварийном жилье, о текущих крышах, и городские власти, депутаты на страницах газет обещают помочь тем, у кого есть своя крыша над головой. А кто поможет нам?

Поэтому статью “Жил на свете съемщик бедный” я читала с болью в сердце и слезами на глазах – все это мне знакомо и близко, ведь я являюсь так называемым арендатором жилья в общей сложности уже 11 лет. Каких хозяев я только не видела, сколько перемыла грязных окон, полов, унитазов, ванн...…

Нас совершенно правильно назвали в этой статье самыми бесправными существами. Съемщиков обирают хозяева, заставляя платить вперед за три-шесть месяцев, а то и за год, грабят риэлторы, беря за посредничество 80 - 100 процентов от месячной стоимости жилья, в конце концов, их могут просто обокрасть, как обокрали нас с мужем четыре года назад, да так, что вряд ли мы когда встанем на ноги (свой замок в дверь арендуемой квартиры жилец врезать права не имеет, а разве можно гарантировать порядочность всех предыдущих жильцов? – Прим. ред.). У нас нет возможности голосовать, уехать в отпуск отдохнуть, лечь в больницу, в любое время хозяин может изменить условия аренды или просто продать квартиру, и поверьте моему опыту – от самого хорошего договора здесь очень небольшая польза…...

Право у арендаторов жилья есть только одно: платить, причем как минимум одну месячную зарплату, а все знают, что в наше время иметь работу со стабильной зарплатой не так-то просто.

Сейчас в моей семье ситуация очень тяжелая: мы с мужем потеряли работу, средств “на черный день” нет. Я замираю от страха: приближается время платить хозяину, а чем? Причем мы с мужем не какие-то там опустившиеся пьяницы, у нас высшее образование, всю жизнь работаем, но возраст уже не юношеский и возможности – материальные и физические – уже на исходе…

Я не жалуюсь, поймите меня правильно, я лишь надеюсь, что тема бесправных арендаторов будет продолжена и кто-то поможет им просто по-человечески.



От редакции.

Семей, что десятилетиями мыкаются по съемным квартирам, очень много. Скопить денег на покупку жилья удается далеко не всем. Но наверняка у любого арендатора есть бесценный опыт выживания, которым стоит поделиться с другими. Например, одна женщина, переезжающая из гостинки в гостинку, не так давно застраховала самое ценное свое имущество – шубу, телевизор и компьютер - на случай кражи, чтобы иметь возможность хоть как-то компенсировать потерю, если – не дай бог – что-то случится. Может быть, уважаемые съемщики, подобными советами вы поделитесь с начинающими на страницах нашей газеты?

Пишите, наш адрес: 690600, Владивосток, ГСП, Народный проспект, 13, редакция газеты “Владивосток”.

e-mail: rev@vladnews.ru
comments powered by Disqus
В этом номере:
Новый автопереход

Сегодня в 11.00 состоится прием межведомственной комиссией и ввод в эксплуатацию первого этапа погранперехода «Пограничный автомобильный».

Летчик до Тернея снова путь найдет

Своеобразный предновогодний подарок преподнесен жителям северных населенных пунктов Тернейского района - возобновлены полеты малой авиации.

Плюс электрификация всего Транссиба

К Новому году приурочено открытие нового электрифицированного участка Транссибирской магистрали между станциями Свиягино и Спасск-Дальний Владивостокского отделения ДВжд. Вчера на конечных пунктах железнодорожного перегона в 95 километров состоялись торжественные собрания. Слова благодарности, цветы и памятные подарки получали виновники торжества – коллективы строительно-монтажных поездов Балтийской компании.

Возрастет плата за телефон

С 1 января 2002 года ежемесячная абонентская плата за домашние телефоны в Приморье устанавливается в размере 94,5 рубля.

Приют в глубинке

Первых 20 подростков приютил социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних, открывшийся в Чугуевском районе Приморья. Во время праздничного торжества каждому юному новоселу начальник управления социальной защиты населения администрации края Сергей Пикин вручил подарки.

Последние номера