Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Нелегальный международный транзит оборвался во Владивостоке.

- Эта перевалочная база на окраине континента не дает покоя нашей разведке. На острова через нее проникают террористы, наркокурьеры, нелегалы всех сортов и национальностей. Дело их, разумеется, безнадежное, но они не могут вовремя одуматься. Хотя министр колоний утверждает, что на островах как за каменной стеной, я решил послать человека, чтобы получить независимое мнение. С тех пор как несколько лет назад они избавились от прежнего губернатора, у тамошней секретной службы почти не было хлопот. Беглые проходимцы с Ближнего Востока, японские траулеры, околачивающиеся вокруг, да безудержная контрабанда – вот, пожалуй, и все. Так что прокатитесь туда, агент 007, и внимательно осмотритесь на месте. – М. бросил взгляд за окно, где падал мокрый мартовский снег, и добавил: - Кстати, не простудитесь, там в это время всегда холодно.

 - Эта перевалочная база на окраине континента не дает покоя нашей разведке. На острова через нее проникают террористы, наркокурьеры, нелегалы всех сортов и национальностей. Дело их, разумеется, безнадежное, но они не могут вовремя одуматься. Хотя министр колоний утверждает, что на островах как за каменной стеной, я решил послать человека, чтобы получить независимое мнение. С тех пор как несколько лет назад они избавились от прежнего губернатора, у тамошней секретной службы почти не было хлопот. Беглые проходимцы с Ближнего Востока, японские траулеры, околачивающиеся вокруг, да безудержная контрабанда – вот, пожалуй, и все. Так что прокатитесь туда, агент 007, и внимательно осмотритесь на месте. – М. бросил взгляд за окно, где падал мокрый мартовский снег, и добавил: - Кстати, не простудитесь, там в это время всегда холодно.

Эта цитата из серии романов Яна Флеминга о легендарном агенте 007 Джеймсе Бонде вполне могла бы послужить эпиграфом к истории, которая получила свое логическое завершение во владивостокском суде в понедельник. В этой истории есть все, что породила безудержная фантазия знаменитого сочинителя детективов, - нелегалы, наркокурьеры, контрабанда и даже мокрый мартовский снег. С одним только исключением – все это описано в томах уголовного дела, и тем, кто это дело вел, независимое мнение мистера Бонда не понадобилось.

В понедельник, 12 ноября, Фрунзенский районный суд Владивостока вынес приговор гражданам Исламской Республики Иран Гударзи Мохсен Али Краму, Махви Голамреза Хамиду и гражданину России Серафиму Васильеву. Им были предъявлены обвинения в незаконном пересечении государственной границы Российской Федерации, контрабанде, а также незаконном приобретении, хранении, перевозке наркотических средств. Голамреза Хамид приговорен к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в колонии строгого режима. Его соотечественнику назначен штраф в размере 200 минимальных размеров оплаты труда. Что же касается Серафима Васильева, то ему предстоит отбывать 10 лет в “строгой” колонии. Имущество русского извозчика также подлежит конфискации.

Надо сказать, что, по мнению специалистов, штраф, который был назначен Али Краму, для него является более существенным наказанием, нежели, к примеру, условный срок. И в этом случае очень правильное решение приняли судьи.

“В” уже сообщал о совместной операции, проведенной сотрудниками управлений ФСБ РФ по Приморскому краю, Дальневосточной оперативной таможни и Тихоокеанского регионального управления ФПС РФ. 2 марта текущего года при досмотре теплохода “Брест” Верхнеленского речного пароходства, готовящегося к отправке из Владивостока на Японию, в тайнике, оборудованном в одном из технических помещений в носовой части судна, были обнаружены четверо граждан Ирана. Кроме того, в каюте боцмана Серафима Васильева были обнаружены два подозрительных свертка. Позже экспертиза показала, что в обоих находился опий-сырец общим весом 7910 граммов. Однако мало кто знает, что это было не случайное задержание в ходе пограничного или таможенного досмотра. Ему предшествовало несколько месяцев напряженной работы оперативных работников УФСБ по Приморью.

Ситуация под контролем

Надо сразу сказать, что Серафим Васильев попал в поле зрения сотрудников ФПС и ФСБ давно. Первый раз он привлек к себе внимание еще в 1999 году. Тогда на борту теплохода “Кичига”, также в тайнике, были обнаружены шестеро иранцев, пытавшихся незаконно выехать через Россию в Японию. В то время Васильев работал боцманом этого судна, и именно он вызвал подозрение в организации вывоза “живого груза”. После задержания иранцев Васильев был уволен с теплохода, но примерно через год устроился на “Брест”. И вскоре вновь пошел на сделку.

Рецидив

Иранцы Махви и Гударзи прибыли во Владивосток осенью 2000 года. И почти сразу стали объектом пристального внимания сотрудников ФСБ. Оба, кстати, имели родственников в Японии. Кроме этого Махви, будучи этническим азербайджанцем, имел еще и брата в Баку. По оперативным данным, эта семейка уже неоднократно по налаженной цепочке пыталась переправлять наркотики из Ирана через Россию в Японию. Так 5 ноября 2000 года во Владивостоке был задержан наркокурьер Кольцов и его “хозяин” Ягуб Мамедов. Они пытались отправить в Страну восходящего солнца 10 килограммов опиума. Установлено, что поставлял товар из Баку родной брат Махви - Мамед, а должен был получить второй брат - Карим, нелегально проживающий в Японии. После ареста наркокурьера для налаживания новой цепочки Махви Голамреза собирался осесть во Владивостоке. Здесь он предполагал заключить фиктивный брак и даже получить российское гражданство. В его планы входило открытие торговой компании или ночного клуба во Владивостоке: так, под прикрытием своего “дела”, можно было наладить постоянный поток наркотиков, в основном опия-сырца, через Россию в Японию.

Что же касается второго иранца Гударзи, то его главной целью был именно выезд на заработки в Японию.

Налаженный транзит

 В июле 2000 года “сладкая парочка” - Гударзи и Махви - повстречались в Тегеране и решили вместе отправиться во Владивосток. Для этого они приобрели туристические путевки в местной компании. Та же компания оформила и визы для въезда в Россию сроком действия до 1 сентября 2000 года. Ну а дальше по тому, как проследовали наши “туристы”, можно заключить, что эти двое были уже наверняка не первыми, кто проехал по вполне отлаженному маршруту. 8 августа они вылетели из Тегерана в Москву. Потом пересадка, и уже 9-го числа партнеры по путешествию были в Хабаровске. Там Махви и Гударзи наняли такси и в тот же день на машине приехали во Владивосток. Здесь им не понадобилось разыскивать квартиру и искать посредников, ведь их уже ждали. “Переселенцев” разместили на частной квартире, где они и познакомились с Мезагиром Кадымовым, который заявил, что теперь он и только он будет заниматься их переправкой.

Позже, давая показания, Гударзи сообщил: еще в Тегеране Махви заверил его в том, что вопрос о скорейшей переправке в Японию уже решен. Решен вопрос и об их размещении во Владивостоке. Словом, “все схвачено”: у Махви в этом городе и вообще в России имеется множество знакомых, поэтому не стоит беспокоиться и переживать. И это, по словам Гударзи, подтвердилось практически сразу: и в Москве, и в Хабаровске их встречали и провожали азербайджанцы.

Плацдарм на берегу Тихого

Но, прибыв в столицу Приморья, Махви Голамреза в первую очередь стал решать собственные проблемы, начав искать помещения для магазина или ночного клуба, постоянно встречаясь и ведя переговоры опять же с азербайджанцами. И только в последнюю очередь он вел поиск моряка российского торгового флота, готового перевезти в Японию Мохсена. Кроме этого в задачи моряка-курьера входила бы постоянная переправка в Страну восходящего солнца наркотиков. Именно для этого наш иранец познакомился с Верескуном - моряком Верхнеленского речного пароходства, который занялся поиском курьера для переправки наркотиков и “пассажиров”.

Однако вначале не все клеилось так, как было задумано, и Гударзи, видя бесперспективность поисков возможности выезда, принял решение возвращаться домой. Для этого он отправился в Хабаровск. Но там его намерения изменились, и он более трех месяцев изыскивал возможность выехать в соседнее государство через Ванино. Однако в связи с довольно крупной стоимостью “билета” из этого порта в Японию ему это не удалось.

Обман повсюду

Между тем Махви, оставаясь во Владивостоке, несколько раз менял место жительства для того, чтобы не попасться на глаза властей и правоохранительных органов, так как срок действия его визы давно истек. Последний раз он остановился в квартире одного из домов на улице Тигровой. Периодически по телефону он связывался со своими родственниками в Иране, Азербайджане и Японии, давал и получал различные указания. Кстати, если судить по этим телефонным разговорам, Махви со своим бакинским братцем, не стесняясь, обманывали своего японского родственника, значительно завышая цены за опиум и переправку соотечественников. Стоит отметить, что все подготовительные мероприятия и коммерческие сделки Махви совершал в основном через лиц азербайджанского происхождения.

Когда в конце февраля теплоход “Брест” прибыл во Владивосток и вновь готовился к выходу на Японию, Верескун получил от своего иранского компаньона задание договориться с Серафимом Васильевым о возможности доставки в Страну восходящего солнца груза наркотиков. Всю партию Махви за несколько дней приобрел во Владивостоке у курьера. В ходе переговоров Васильеву пообещали, что за каждый килограмм, доставленный в Японию, он получит по 500 долларов. Однако, как позже выяснилось, Верескун, во первых, потребовал с него за посредничество 500 долларов, а во вторых, назвал вес почти на 2 килограмма меньше, а проще говоря, обманул своего коллегу на 1 тысячу долларов. В ходе переговоров Васильева проинструктировали, что в Японии он должен сообщить о прибытии товара брату обвиняемого Кариму, которого они называли Гаджи, и дали ему номер телефона.

Пассажир

 Но на этом контрабанда на “Бресте” не закончилась. Договорившись о переправке наркотиков, Махви позвонил в Хабаровск и отыскал там своего попутчика Гударзи. Уже на следующее утро он прибыл во Владивосток. И тогда вновь начались переговоры с боцманом Васильевым. За 2 тысячи долларов он согласился спрятать “зайца” в плотницкой, чтобы потом, перед досмотром через самодельный люк переправить его в форпик (сухой отсек в носовой части судна). Надо сказать, что и в этом случае боцману пришлось отдать ровно половину суммы посреднику, в роли которого вновь выступил его коллега Верескун.

И вот после переговоров с Махви по телефону вместе со своим приятелем, который не был посвящен во все хитрости Верескуна, он прибыл к нему домой на Тигровую. Там к ним в машину сел Гударзи, и они отправились в порт, где в то время под погрузкой стоял “Брест”. По пути на причал Верескун в качестве залога забрал у иранца все документы, имевшиеся при нем, договорившись, что все ему будет возвращено после того, как в Японии он окончательно оплатит свой проезд.

В порту будущий пассажир пересел в машину Васильева. Там, укрывшись одеялом, принесенным хозяином, он просидел до полуночи. И вот около 00.00, когда в порту в связи с пересменкой временно прекратились погрузочные работы, а вахтенный матрос ушел на ужин и трап остался без присмотра, “заяц” проник на судно...

Переправа, переправа…

Но и на этом история не заканчивается. И ее продолжением был удивлен прежде всего сам Гударзи Мохсен Али Крам. Настало 2 марта, и судно уже готовилось к таможенному и пограничному досмотру. Именно тогда Васильев и открыл свой самодельный люк, соединяющий помещение подшкиперской с форпиком. Каково же было удивление “пассажира”, когда, перебравшись в сухой отсек, он увидел там еще троих своих сограждан.

Как позже выяснилось из показаний Серафима Васильева, именно 2 марта около часа ночи к нему подошел молодой человек кавказской наружности и предложил переправить в Японию троих граждан Ирана. За это ему было обещано 1,5 тысячи долларов. Получив от Васильева согласие, мужчина ушел и вскоре вернулся с тремя лицами также кавказской наружности. На борт “Бреста” они перебрались, как и в первом случае, воспользовавшись отсутствием вахтенного матроса и перерывом в погрузочных работах. Васильев сразу получил на руки 500 “зеленых”, а тысячу ему пообещали в Японии, по факту доставки. Стоит отметить, что во втором случае он не брал залога в виде документов, и можно сказать, что в данной ситуации именно это его и спасло.

Родные стены не помогли

Перед осмотром он поставил на самодельный люк деревянный поддон и забросал его бухтой со стальным тросом. Именно эти помещения Васильев выбрал потому, что за них он нес ответственность, и когда силами экипажа проводилась проверка всего теплохода на предмет нахождения посторонних лиц и предметов, запрещенных к вывозу, он “сделал вид, что проверил эти помещения, делая это самостоятельно, не привлекая своей досмотровой группы…”. Что касается пакетов с наркотиками, то он спрятал их под выдвижной ящик шкафа в своей каюте.

Когда на борт прибыла досмотровая группа из таможенников, пограничников и сотрудника ФСБ, и Васильев увидел кинолога, он первым делом, побоявшись, что наркотики будут обнаружены, вырвал из записной книжки телефон Гаджи в Японии и уничтожил его. Также он передал одному из своих коллег документы иранца, надеясь, что тот отдаст их пограничникам, заявив, что нашел на палубе. Тогда уголовное дело по факту незаконного пересечения российской границы возбуждаться не будет, а гражданин Ирана будет просто депортирован на родину. Соответственно он не сможет указать на него как на организатора этой переправы. Видимо, именно так и было на теплоходе “Кичига”, когда Васильев был всего лишь уволен.

В данном случае трое граждан Ирана, исключая Гударзи Мохсена Али Крама, уже в марте, после проведения всех необходимых следственных мероприятий, были депортированы из России. Связано это с тем, что все их документы и визы были в полном порядке. А в связи с этим по нынешнему российскому законодательству они несут только административную ответственность. Что же касается Гударзи, то он был задержан за покушение на незаконное пересечение государственной границы. Серафим Васильев в тот же день был арестован за покушение на контрабанду наркотиков. Третий участник этого рассказа, Махви, был задержан через несколько дней без документов. Позже ему были предъявлены обвинения в перевозке наркотиков и контрабанде.

Японская часть русского транзита

Характерно, что именно информация, полученная в ходе расследования этого дела и переданная сотрудникам главного полицейского управления Японии, позволила им 24 сентября задержать в порту Ниигата пассажира теплохода Oakswood жителя поселка Ольга Анатолия Николенко. Он также являлся наркокурьером и доставил в Японию 5 килограммов опиума. В ходе этой операции также были задержаны японский подданный и иранец, незаконно проживавший в этой стране. По сообщению газеты “Ниигата Ниппо”, это судно под камбоджийским флагом, оператором которого является “Российская судоходная компания” из Владивостока, за последнее время три раза заходило в Ниигату. И не исключено, что все три раза на нем наркокурьеры доставляли в Японию наркотики.

Каждый выбирает для себя

...Чаще всего задержанные курьеры дают развернутые показания, что, впрочем, не освобождает их от ответственности. Сами же организаторы редко когда заботятся о самих арестованных и их близких. Кроме того, для продолжения своей деятельности они привлекают все новых и новых моряков. Для начала их за небольшую плату просят отвезти в Японию сверток, к примеру, с икрой. После нескольких таких “провозов” моряку объясняют, что на самом деле было в свертке. Чаще всего люди пугаются быть раскрытыми и продолжают перевозки. Однако, по словам сотрудников ФСБ, зачастую к ним обращаются граждане России, которым предлагали заняться переправкой, или же даже им приходилось перевозить наркотики или людей. При предоставлении информации таким людям обеспечивается безопасность и конфиденциальность.

Автор : Федор ГУРКО, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Не хочу в район!

Так можно кратко определить позицию коллектива рыболовецкого колхоза «Новый мир», расположенного на территории приморского поселка Южная Лифляндия, в нескольких километрах от г. Большой Камень. В свое время ему несказанно повезло: в отличие от других населенных пунктов Шкотовского района поселок, а значит, и колхоз вошел-таки в состав сформированного административного образования ЗАТО г. Большой Камень со всеми вытекающими отсюда благами гарантированного федерального финансирования. Не коснулась его и боль непропорционального деления объектов собственности, считавшейся ранее единой для города и села.

Рыбацкие байки в научном изложении

Сегодня во Владивостоке открывается Дальневосточный научно-промысловый совет. Последний раз подобное заседание в нашем городе проходило в середине девяностых годов. Для участия в работе совета из Москвы прилетел первый заместитель председателя Госкомрыболовства Юрий Москальцов, который 17 ноября отметит свое 60-летие, с чем “В” и поздравляет нашего земляка.

Синица в руке мастера

В Сихотэ-Алинском заповеднике существует уникальная коллекция птиц. Почти четыре десятка лет ее создавал своими руками Сергей Владимирович Елсуков. В комнатке, где работает ученый, все стены уставлены шкафами, в которых в специальных деревянных коробках хранятся чучела тысяч птиц, обитающих на территории Дальнего Востока.

Федя, дичь!..

Первого ноября, на следующий день после широко отмечаемого Америкой и навязанного российской публике «светлого праздника темных сил» - Хэллоуина, на западе наступает день всех святых, а в Приморье начинается охотничий сезон. На копытных животных можно будет охотиться до 15 января. Компанию косуле, кабану и изюбру составит медведь. Белкам и другим обладателям теплых шкурок придется побегать от охотников до 15 февраля. Но полным ходом охота на лесного зверя начнется после выпадения снега, а пока летят пух и перья над степными участками и полями. Отстрел пернатой дичи начался в этом году 20 октября и закончится 20 ноября.

Новая трагедия Нью-Йорка

Возле аэропорта имени Дж.Ф. Кеннеди в Нью-Йорке разбился пассажирский Airbus «A-300» авиакомпании American Airlines, который направлялся в Доминиканскую республику, но упал в нью-йоркском районе Куинс в восьми километрах от аэропорта. Самолет рухнул около 9.15 утра по местному времени. Хвостовая часть лайнера при катастрофе упала в залив, а один из двигателей в воздухе отделился от самолета. В месте падения самолета начался сильный пожар. Огнем охвачено не менее четырех зданий. К месту катастрофы направлены два вертолета, 44 пожарные машины и более 200 пожарных.

Последние номера