Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Личность

Струны и стержни Александра Кожевникова

Что подвигает дельных, толковых и порядочных людей идти в депутаты? Вы когда-нибудь слышали звук рояля, упавшего с 10-го этажа? Неповторимая музыка, в прямом и переносном смысле этого слова… У тех, кто ее слышал, в душе даже остается что-то вроде восторга. Вот только роялю уже не суждено ее больше исполнить никогда.

Что подвигает дельных, толковых и порядочных людей идти в депутаты? Вы когда-нибудь слышали звук рояля, упавшего с 10-го этажа? Неповторимая музыка, в прямом и переносном смысле этого слова… У тех, кто ее слышал, в душе даже остается что-то вроде восторга. Вот только роялю уже не суждено ее больше исполнить никогда.

Китайская поговорка “Не дай вам бог жить в эпоху перемен” очень хорошо известна в России, кто ее только не вспоминал и не произносил по поводу и без повода за последние 15 лет той сумятицы, которую у нас почему-то нарекли реформами. Александр Кожевников, заместитель директора Восточного института Дальневосточного государственного университета, кандидат наук и знаток китайского, эту пословицу в ее российско-затасканном варианте не любит. “Перемены, изменения, переустройство жизни отличаются от хаоса только тем, что у них есть план, - говорит он. – В начале ремонта ваша квартира может выглядеть так, как будто у вас одновременно провалились крыша и пол, но вы спокойны и не кидаетесь в панику, даже веселы, думая о времени, когда в соответствии с вашим планом все будет переустроено по-новому, при всех внешне катастрофических неудобствах. А вот когда крыша и пол проваливаются по иным причинам и в полном противоречии с вашими жизненными планами, вы ведете себя несколько иначе…...”.

Музыка упавшего рояля

Испытывать восторг от звучания рояльной деки, расколовшейся о бетонный бордюр, и бодрого треска клавишей, разлетающихся по асфальту, - это вообще-то в природе человека, как бы далеко мы ни прятали эти разрушительные инстинкты. Только если они не входят в противоречие с главным – инстинктом самосохранения.

“Практика наших реформ – это как раз и есть исполнение музыки посредством выброшенного рояля, - считает Александр Кожевников. – И нашлось немало людей, которые получили удовольствие от этой какофонии: в виде совершенно материальном. Но если сравнивать образ этого несчастного рояля с государственной машиной, которая управляется людьми с помощью клавиш и педалей, то роялю требовалась лишь настройка. Да, капитальная настройка, со сменой лопнувших струн, но только лишь настройка”.

Нынешние попытки усиления государственного влияния на социально-экономическое положение граждан России, по мнению Александра Кожевникова, позитивны и важны, но они похожи на попытки собирать с асфальта черно-белые клавиши.

“Если вам не нравится музыка, вы вините в этом исполнителя, а не инструмент”, - говорит Александр Кожевников.

Право на сравнение

То, что Александр Евгеньевич имеет право на столь сильные метафоры, очевидно. Двадцать лет, которые он проработал в Дальневосточном государственном университете, целиком и полностью отданы одному делу: изучению политических и социальных условий государств Азии, работе со студентами. А ведь мог, зная в совершенстве китайский язык, кинуться в начале 90-х в свалку русско-китайского бартера: я вам - лес, вы мне – лапшу. Сколько состояний сделано на тараканьих карандашах да на паленом спирте в те времена! Александр Кожевников тогда просто побрезговал и не ушел из университета даже тогда, когда месяцами не платили и без того невысокую зарплату. Его можно назвать рациональным оптимистом: нутром чувствовал тогда, что торговцы тараканьей отравой – это пена, и лишь одному из тысячи удастся разбогатеть, да и то ненадолго.

“Именно тогда российский Дальний Восток начал раскручивать маховик наших сегодняшних проблем, и главная движущая сила этого маховика – временщичество, - анализирует Александр Кожевников. – Временщиками были тогдашние губернаторы почти всех краев и областей, вспомните хотя бы сахалинского Федорова, соратника Гайдара, да и иные фамилии легко вспомнятся. Временщиками были управленцы из московских министерств и ведомств, отвечавшие за программное развитие Дальнего Востока, – это они отмахивались руками от здешних нужд и говорили алчным ходокам из местных властных структур: творите что хотите, только нас не трогайте. В итоге – катастрофическая депопуляция на Дальнем Востоке, во время самых страшных страниц истории русских на этих территориях не было такого оттока населения, обнищание целых городов и районов, низведение до животного уровня существования тех, кто в советскую пору зарабатывал себе дальневосточные надбавки, да так и не ощутил их веса. Оттуда – из начала 90-х – “растут ноги” пресловутых тотальных энергетических кризисов по всему Дальнему Востоку. Да, можно говорить, что Дальний Восток – это переселенческая земля, и мы – потомки переселенцев, но психология временщика уже почти сходила на нет за почти два века, но политика выброшенного рояля лавинообразно активизировала эти настроения вновь”.

Рационализм информированности

Рациональный оптимизм Александра Кожевникова – не от российского “авось” да “обойдется”. В Восточном институте его называют ходячей энциклопедией. Огромные массивы информации, поглощаемые этим действительно настоящим ученым, ученым по призванию, не просто некий багаж знаний, это – база для анализа, основа сделать точный вывод и прогноз. Не абстрактный прогноз, а реальный, жизненно важный. Как тогда с лапшой и тараканьим ядом, ведь звали же – мало было тогда специалистов с языком. Не купился на мишуру мгновенного обогащения. “Моментально вообще ничего не может измениться, - считает рационалист Кожевников. – Нужна работа, взвешенность и постоянный учет возможных неприятностей в будущем. Это в жизни обычного человека, а что уж говорить о жизни целого государства?”

В 1981 году Александр Кожевников пришел работать научным сотрудником закрытой проблемной лаборатории восточного факультета ДВГУ, которая была создана по решению ЦК КПСС и которая снабжала секретными аналитическими материалами по социально-политической ситуации в Китае органы власти в Москве и на Дальнем Востоке: сам ЦК, крайкомы и обкомы, управления КГБ, МИД. Ряд специализированных материалов именно по направлению, которым заведовал Александр Евгеньевич, высылались в академические институты Москвы, в частности, в Институт востоковедения АН СССР, которым тогда руководил Евгений Максимович Примаков. Как рассказывает сейчас Александр Кожевников, именно там, в закрытой лаборатории, закладывались особые подходы к анализу информации: ни один факт из складывающейся картины не может быть отброшен, даже если он портит “установку”.

“Тогдашняя система сбора и анализа информации, подбора кадров в подобные “черные ящики” была весьма эффективна, - говорит Александр Кожевников. – С одним только недостатком – эта система не принимала решений, а те, кто принимал, всю эту информацию просто не получали, потому что она как раз-то и портила установки и шла в противоречие с руководящими указаниями”.

Соратники по “ящику”

Александр Кожевников достаточно немногословен, когда речь заходит о нем самом. Чрезвычайно неудобный объект для журналистов. То ли дело болтуны-политиканы, которых медом не корми, а пусти к микрофону, у которых в каждой фразе будет звучать: “Я решил, Я сделал, Я совершил”...… Поэтому пришлось искать окольные пути, порасспросить тех, с кем Александр Кожевников работал в той самой секретной лаборатории.

Игорь Илюшин, профессор Института массовых коммуникаций ДВГУ, в середине 80-х старший научный сотрудник и консультант проблемной лаборатории: “Я слышал, что Александр собирается баллотироваться в депутаты краевого законодательного собрания. Если он принял такое решение, значит, оно действительно взвешенное и осознанное со всех сторон, и значит, Александр созрел для такого поворота в своей и без того вполне успешной и состоявшейся биографии. Когда мы работали вместе, можно было быть уверенным на 101 процент – дело, порученное Кожевникову, будет выполнено со всей возможной тщательностью и даже внешне чрезмерной дотошностью. Мелочей у него просто нет. Если бы такие люди сформировали будущий депутатский корпус, это было бы просто реальной надеждой на лучшее будущее для Приморья. И уж для законодательной работы – это просто находка. Не рвач, умница, талантливый ученый и педагог, не заносчив и деликатен. Неужели возможно, что депутатов можно будет характеризовать в таких выражениях?”

С Вадимом Волосом, который работал в проблемной лаборатории востфака ДВГУ в 1982-83 годах, пришлось связаться по электронной почте. Он уже несколько лет работает в Нью-Йорке, в Роуперовском социологическом центре. Российское гражданство менять не собирается. Вот что он ответил: “Я всего год работал с Александром. Это было неплохое время, доступа к такой литературе и источникам, которые имелись тогда в лаборатории, вряд ли где можно было найти тогда во Владивостоке. Саша был в ту пору самым авторитетным специалистом по Китаю. Я недавно наткнулся на индекс цитирования его работ, вполне достойный. А что, он до сих пор во Владивостоке? Никуда не уехал? Надо же...… С его-то мозгами...…”


Материал оплачен из избирательного фонда кандидата в депутаты законодательного собрания Приморского края Александра Кожевникова

Автор : Владимир ОЩЕНКО, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Не хочу в район!

Так можно кратко определить позицию коллектива рыболовецкого колхоза «Новый мир», расположенного на территории приморского поселка Южная Лифляндия, в нескольких километрах от г. Большой Камень. В свое время ему несказанно повезло: в отличие от других населенных пунктов Шкотовского района поселок, а значит, и колхоз вошел-таки в состав сформированного административного образования ЗАТО г. Большой Камень со всеми вытекающими отсюда благами гарантированного федерального финансирования. Не коснулась его и боль непропорционального деления объектов собственности, считавшейся ранее единой для города и села.

Рыбацкие байки в научном изложении

Сегодня во Владивостоке открывается Дальневосточный научно-промысловый совет. Последний раз подобное заседание в нашем городе проходило в середине девяностых годов. Для участия в работе совета из Москвы прилетел первый заместитель председателя Госкомрыболовства Юрий Москальцов, который 17 ноября отметит свое 60-летие, с чем “В” и поздравляет нашего земляка.

Синица в руке мастера

В Сихотэ-Алинском заповеднике существует уникальная коллекция птиц. Почти четыре десятка лет ее создавал своими руками Сергей Владимирович Елсуков. В комнатке, где работает ученый, все стены уставлены шкафами, в которых в специальных деревянных коробках хранятся чучела тысяч птиц, обитающих на территории Дальнего Востока.

Федя, дичь!..

Первого ноября, на следующий день после широко отмечаемого Америкой и навязанного российской публике «светлого праздника темных сил» - Хэллоуина, на западе наступает день всех святых, а в Приморье начинается охотничий сезон. На копытных животных можно будет охотиться до 15 января. Компанию косуле, кабану и изюбру составит медведь. Белкам и другим обладателям теплых шкурок придется побегать от охотников до 15 февраля. Но полным ходом охота на лесного зверя начнется после выпадения снега, а пока летят пух и перья над степными участками и полями. Отстрел пернатой дичи начался в этом году 20 октября и закончится 20 ноября.

Новая трагедия Нью-Йорка

Возле аэропорта имени Дж.Ф. Кеннеди в Нью-Йорке разбился пассажирский Airbus «A-300» авиакомпании American Airlines, который направлялся в Доминиканскую республику, но упал в нью-йоркском районе Куинс в восьми километрах от аэропорта. Самолет рухнул около 9.15 утра по местному времени. Хвостовая часть лайнера при катастрофе упала в залив, а один из двигателей в воздухе отделился от самолета. В месте падения самолета начался сильный пожар. Огнем охвачено не менее четырех зданий. К месту катастрофы направлены два вертолета, 44 пожарные машины и более 200 пожарных.

Последние номера