Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Личность

Разделю твою боль. Во Владивостоке побывал представитель архиепископа Кентерберийского

На его глазах когда-то погибла вся семья – теперь он помогает справиться с горем другим. Он не умел плавать, но пошел служить капелланом на военно-морской флот. Он не один месяц провел рядом с матерью Терезой, участвовал в операции “Буря в пустыне”, проводил рядом с осужденным на смерть его последнюю ночь. Жизнь официального представителя архиепископа Кентерберийского при московском патриархе, капеллана британского посольства в Москве Саймона Стефанса настолько насыщена, что даже тезисно рассказать о ней на газетной полосе невозможно. Здесь лишь пунктирное изложение некоторых тем, которые он затронул во время своего двухдневного пребывания во Владивостоке.
На его глазах когда-то погибла вся семья – теперь он помогает справиться с горем другим. Он не умел плавать, но пошел служить капелланом на военно-морской флот. Он не один месяц провел рядом с матерью Терезой, участвовал в операции “Буря в пустыне”, проводил рядом с осужденным на смерть его последнюю ночь. Жизнь официального представителя архиепископа Кентерберийского при московском патриархе, капеллана британского посольства в Москве Саймона Стефанса настолько насыщена, что даже тезисно рассказать о ней на газетной полосе невозможно. Здесь лишь пунктирное изложение некоторых тем, которые он затронул во время своего двухдневного пребывания во Владивостоке.

Ответа нет

Наступает момент, когда мы понимаем: самое большое счастье в жизни – это дети. Ради них можно пожертвовать карьерой, успехом, собственным здоровьем. Если с ребенком случается непоправимое, кажется, что весь мир рухнул. Жизнь кончилась. Только где-то в глубине сознания болезненно пульсирует: “За что? Если есть Бог, то почему он покарал именно мое дитя? Если есть Книга судеб, то почему в ее самой страшной главе оказался именно мой ребенок?” Такие вопросы возникают у всех. И отец Саймон не кривит душой. Он отвечает: “Не знаю. У меня нет ответа на этот вопрос”.

Он имеет моральное право говорить с людьми, потерявшими близких. Отец Саймон, тогда 17-летний юноша, ехал со своими родными в машине. Бензовоз, за рулем которого сидел пьяный водитель, врезался в хрупкий автомобиль. Погибли мать, отец, брат, сестра. Ему чудом удалось выжить. И он люто возненавидел того шофера, по вине которого рухнула его жизнь и которому суд определил наказание в два года тюрьмы. По шесть месяцев за каждую загубленную жизнь. Несколько лет в нем ежеминутно билась невыносимая боль. До тех самых пор, пока не нашелся человек, который умел слушать. Полтора часа Саймон изливал свое горе, которое уже не вмещала душа.

В прошлом месяце королева Елизавета, выступавшая в Лондоне в связи с гибелью от рук террористов тысяч людей, сказала: “Боль – это та цена, которую мы платим за любовь”. Для того чтобы справиться с болью, людям требуются годы, но кусочек сердца все-таки отмирает навсегда. Отец Саймон знает, КАК подойти к убитому горем человеку и ЧТО ему сказать. Этому он учит и других, создав 30 лет назад организацию “Сострадающие друзья”.

Три стадии боли

Боль проходит три стадии. Сначала шок – этого не может быть. Потом – гнев на все и на всех. И третья, самая длительная стадия – горе…

Тридцать лет назад в Англии, где он работал помощником больничного капеллана, родителям умерших детей вручали коричневый пакет, в котором лежали вещи ребенка и успокоительные таблетки. Им вызывали такси, и на этом забота заканчивалась. Многие не выдерживали и накладывали на себя руки. Теперь все изменилось.

Ему говорили: люди должны идти в церковь, чтобы справиться с бедой. Он возражал: пойдут далеко не все. И просто попросил в больнице комнату, где каждую неделю могли бы собираться скорбящие родители, чтобы вместе учиться жить. Без детей. Людям помогали не стесняться слез. Англичане, по мнению Стефанса, похожи на русских – стараются прятать горе от чужих глаз. Но слезы не постыдны, не надо бояться выражать свои чувства. И нельзя убирать фотографии ушедших, что нередко делают сердобольные друзья. В памятках, которые готовит организация, есть советы близким и друзьям. “Не пытайтесь подобрать волшебные слова, которые снимут боль. Таких слов нет. Объятие, прикосновение и простое “Мне жаль” будут реальным утешением и поддержкой”, - написано в одной из брошюр. Именно этому – работе без слов учила его когда-то мать Тереза. Тогда в Индии они помогали людям достойно проститься с земной жизнью. “Не нужны при этом проповеди и предложения проникнуться верой, - говорит отец Саймон. – Нужна просто любовь. Теплое объятие, поглаживание руки, понимающий взгляд”. Кстати, именно светлую добрую атмосферу отметил представитель архиепископа, побывав в нашем хосписе – отделении сестринского ухода при больнице “Дальзавода”. “Я бывал во многих подобных учреждениях мира, - сказал он, - и должен отметить, что при заметной нищете у вас в хосписе удивительно благожелательная атмосфера, чувствуется свет, идущий от персонала”.

“Сострадающие друзья” выпускают журналы, где публикуют письма родителей, их стихи, посвященные детям, проводят вечера памяти и конференции. В Новой Зеландии, например, в зоопарке на клетке с маленьким жирафом прикреплена табличка, на которой написано, что животное находится на содержании семьи, потерявшей дочь. Люди находят разные способы сохранить память об ушедших от нас детях и взрослых. В национальном марше памяти в Америке участвовали 1000 человек. Они несли транспаранты со словами: “Мы не должны замыкаться в своем горе”.

Сбывшаяся мечта

Больше всего Саймон Стефанс говорил о детях. Но не потому, что обходит своим вниманием взрослых. Согласитесь, для всех нас горе ребенка – двойное горе.

Баловать дитя не рекомендуется. Аксиома ли это? И уж тем более тогда, когда дни его сочтены. Больные дети становятся мудрее взрослых, но все равно остаются детьми. И продолжают мечтать. Даже прикованные к постели.

Мальчишка, которому шел 12-й год, страстно хотел стать футболистом. Но опухоль мозга оказалась неоперабельной. Как близким людям скрыть от ребенка страшную муку, сжимающую сердце? И что мог сделать в этой ситуации отец Саймон? Он совершил самое простое и самое невероятное – пригласил к пацану лучшую футбольную команду Англии. Спортсмены сумели сделать последние дни жизни подростка по-настоящему счастливыми. И безусловно, изменились сами. В лучшую сторону, конечно.

К обреченной девочке, мечтавшей стать балериной, он привел не абы кого, а самых знаменитых танцовщиц Королевского театра. Почему люди откликаются на его просьбы? Почему в Америке на Рождество ему разрешили “испортить” праздник и выступить по телевидению с рассказом об организации “Сострадающие друзья”? Кстати, после этого выступления он получил 17 тысяч писем. В настоящее время в 30 странах мира работают 600 филиалов организации “Сострадающие друзья”. Между прочим, некоторые из них финансируются государством на 50 процентов, а некоторые – полностью.

Пальто с распродажи

Он бывает в разных уголках земного шара, встречается с самыми известными людьми планеты, выступает перед тысячными аудиториями и при этом искренне радуется, что недавно удалось купить на распродаже пальто всего за 100 рублей. Он не женат – убежден, что ни одна женщина не способна принять такой образ жизни.

Удивительный человек. Чтобы его понять, нужно было бы провести с ним не один день. Увы, такой возможности нет. Но несколько часов в его обществе помогли утвердиться в мнении: это редчайший представитель рода человеческого. В других странах у него есть помощники. В России же пока нет ни одного филиала организации “Сострадающие друзья”.



Саймон Стефанс привез во Владивосток несколько брошюр: “Горе матери”, “Горе отца”, “Когда погиб взрослый ребенок”, “Когда умер внук”… Их еще предстоит перевести, а затем отец Саймон хочет помочь их напечатать. Все, кого волнуют эти проблемы, кто хотел бы, но не знает, как помочь страдающим близким, могут обращаться по телефону 436-507.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Осеннее наступление кандидатов

На утро 25 октября в крайизбиркомовском списке числились 94 претендента на участие в декабрьских выборах депутатов законодательного собрания Приморья.

Такого вице-губернатора не существует в природе

Въедливая читательница «В» из Уссурийска Лидия Львова, проштудировав федеральный закон «Об основах государственной службы РФ», спросила нас о том, правомочно ли было назначение бывшего уссурийского главы Владимира Ведерникова вице-губернатором Приморского края.

Эти прагматичные романтики

«Какую профессию хотите выбрать, чего добиться в жизни и что сделать для общества?» – на анкету с такими вопросами наш корреспондент попросил ответить 11-классников владивостокской школы № 23. Ответы мы получили весьма любопытные. Предлагая их вашему вниманию практически без изменений, мы все же разбили их на условные группы. Каково общество, таковы и дети. И потому большая часть ребят выбирает жизненный путь по принципу

Кошки – они для радости

Лучшим котом Приморья стал на днях кремовый “британец” Марчелло Сезоинк, выиграв на выставке во Владивостоке звание “Best of the best ” у сотни других замечательных кисок.

Без ЦТ – полный абзац…

Отсутствие всю первую половину недели в эфире трех центральных каналов позволило приморцам в полной мере ощутить все прелести информационного голода.

Последние номера