Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Политика

30 марта я пойду на выборы депутатов городской думы

Я - самая обыкновенная горожанка. Работа, ребенок, семейные дела - все, в общем, как у всех. И как большинство владивостокцев, всегда старалась быть подальше от политики.

Я - самая обыкновенная горожанка. Работа, ребенок, семейные дела - все, в общем, как у всех. И как большинство владивостокцев, всегда старалась быть подальше от политики.

Надоели все - и серые, и белые. Надоели вечера при свечах, газовые баллоны (я их боюсь), угрюмый муж без зарплаты. Надоели обещания тех, кто рвется к власти, - никому не верю!

После “выноса мэра” меня уже не удивил рассказ нашего знакомого. За ним на улице вдруг погнался пьяный милиционер с пистолетом, пригнал его в отделение, а потом также неожиданно отпустил. При этом, правда, посоветовал никому не жаловаться. Не удивляют и рассказы о чиновничьих взятках, о “наездах” и “разборках”, о беспределе, в котором мы живем. Так все тошно, что не хочется ни во что лезть - все равно ничего не изменишь.

Какая в принципе разница, кто будет управлять хозяйством города, - лишь бы было светло, тепло и чисто. Осенью и в самом деле стало лучше, и в декабре, поверив мэру, который говорил, что выборы незаконны, на избирательный участок не пошла. А потом оказалось, что мэр-то был не прав. И мы про себя отметили, что бюджетные деньги (около 2 миллиардов плюс “бесплатная” агитация, плюс судебные издержки) пустили на ветер, а не на зарплату.

Потом нас стали звать на референдум, организуемый тоже за наши деньги. Очень странными показались вопросы, особенно про хлеб, ведь на асфальте во Владивостоке не растет ни рожь, ни пшеница. Как же тогда повлиять на цену хлеба? Ну ладно. Суд доказал, что опять мэр не прав. К тому же стало известно, что у него еще 69 исков в судах.

С краевой думой тоже все понятно. Она окончательно утратила доверие избирателей, своим поведением отбив охоту кого-либо выбирать.

Ну, вот и приехали. Со всеми этими рассуждениями, со всеми обидами на нашу несуразную жизнь - мы, как пылесосом, оказались все-таки втянутыми в политику. И потому так бурно прошла 27 марта всероссийская акция протеста.

Хотя подспудно соображаешь, а не начало ли это гражданской войны? Впрочем, все ли средства мы использовали, дабы сохранить мир? Ведь у нас, кажется, демократия?

Стоп! Какая же это демократия, если органа самоуправления, того самого, что представлял бы интересы горожан, во Владивостоке нет с осени 1993 года?!

Почему? Потому что Толстошеину дума была не нужна, а мы молчали и не требовали. Городская казна пуста, а спросить не с кого. С другой стороны, была и есть краевая дума, а что толку? Результат тот же.

Но ведь депутатов выбирали мы. И когда поняли, что от них не будет проку, мы же их не отозвали! Как не отозвали из Госдумы некоторых приморских депутатов, о которых из Москвы - ни слуху ни духу.

Значит, многое зависит от тех людей, которых мы выбираем. Кто-то использует власть для себя, а кто-то и по назначению - отстаивает интересы тех, кто его избрал. Кстати, в том советском нашем прошлом, где и в самом деле не все было плохо, депутаты на местах делали много полезного. Была, конечно, и показуха, но ведь депутат имел законное право с твоим вопросом пойти к любому начальнику.

А представьте себе, как я приду в мэрию и стану спрашивать, почему у меня в поликлинике потребовали страховой медицинский полис, но при этом заставили заплатить за анализы. И куда ушли деньги, которые моя организация перечислила в Фонд медстраха? Или куда уходят деньги от дорожных налогов?

Мне мэрия не ответит, а депутат городской думы и по нынешним законам будет иметь право выяснить это и донести до избирателей.

Поэтому волей-неволей приходим к тому, что без представительной власти мы все - просто какое-то неорганизованное стадо. А чиновник вовсе не чиновник, а наш благодетель, хочет - казнит, хочет - милует. Кто ему запретит? Поэтому и стремятся так президенты, губернаторы, мэры к единоличной власти во что бы то ни стало. Ведь при этом им всегда хорошо, сытно, вся казна в одних руках.

Когда у меня дух захватывает от действий нашего, без кавычек, смелого мэра, я думаю, что и ему нужна городская дума. Хотя бы для того, чтобы подчас скорректировать отдельные из этих действий и даже в чем-то ему помочь. Может быть, и исков в судах у него было бы поменьше.

Да, так жить надоело. Но я, пожалуй, сейчас сделаю другой вывод, чем в декабре. 30 марта я пойду на выборы депутатов городской думы. И постараюсь разглядеть своего кандидата.

Мне нужен честный, порядочный, независимый человек, которому я могла бы доверять, который сделал что-то в своей жизни, сможет понять мои проблемы и постоять за меня, как за себя. А если он увлечется устройством только своих личных дел, я с помощью средств массовой информации соберу нужное количество подписей избирателей, и мы отзовем этого депутата.

Мы не должны допустить, чтобы и 30 марта наши деньги были потрачены зря.

Автор : Елена ЕЛГИНА, пециально для “В”

В этом номере:
Мы бы стали голосовать за Владимира Никифорова

Почти 20 лет он живет во Владивостоке, причем почти половину из них - в общежитиях. Да к тому же в разных районах города. Кому же тогда, как не ему, представлять ваши интересы в думе?! Тому, кто за свою жизнь миллион раз сталкивался с городскими проблемами. Так же, кстати, как и вы, дорогие избиратели.

30 марта я пойду на выборы депутатов городской думы

Я - самая обыкновенная горожанка. Работа, ребенок, семейные дела - все, в общем, как у всех. И как большинство владивостокцев, всегда старалась быть подальше от политики.

Чтобы думать о городе, нужно знать его экономику

Леонид Николаевич Дерюгин - генеральный директор АООТ “Далькомхолод” - баллотируется в качестве кандидата в депутаты Владивостокской городской думы по 19-му округу в Первомайском районе. Большинству горожан “Далькомхолод” лучше известен как хладокомбинат № 1, одно из самых надежных и эффективных предприятий города. Леонид Дерюгин - настоящий профессионал в основных отраслях экономики Владивостока: оптовой торговле и рыбной промышленности.

Голосование в море

Моряки АО “Дальневосточное морское пароходство”, находящиеся в рейсах, начали досрочное голосование в городских выборах, которые пройдут 30 марта.

Исповедь приморского губернатора

Вот уже больше трех лет - я начальник. Именно так в России у нас называют людей моего, так сказать, слоя. Не бюрократ, не чиновник, не руководитель - начальник. Начальник отвечает за все: за не выданную вовремя зарплату, за холод в домах, за простаивающие цеха, за рост цен. Люди рассуждают просто: ты начальник - вот и отвечай! Что ж попробую...

Последние номера