Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Происшествия

Северный Кавказ: граница как линия фронта

Все без исключения мотоманевренные и десантно-штурмовые группы, направляющиеся на усиление в Чечню, на границу России с Грузией, останавливаются в учебном центре Нальчикского пограничного отряда. Им дается одна-две недели на акклиматизацию, проведение боевого слаживания, получение в случае необходимости дополнительного вооружения и боеприпасов.
 Все без исключения мотоманевренные и десантно-штурмовые группы, направляющиеся на усиление в Чечню, на границу России с Грузией, останавливаются в учебном центре Нальчикского пограничного отряда. Им дается одна-две недели на акклиматизацию, проведение боевого слаживания, получение в случае необходимости дополнительного вооружения и боеприпасов.

Здесь же обрисовывается оперативная обстановка на государственной границе от Каспийского до Черного морей. Она далека от идеальной. Дня не проходит, чтобы не случилось чрезвычайного происшествия. И хотя расслабляться нельзя на всех без исключения участках, на Северном Кавказе есть ряд наиболее опасных направлений. Вот лишь несколько примеров работы российских пограничников за последний месяц.

Дагестан

Как известно, одним из каналов для пополнения бандформирований живой силой является маршрут из Азербайджана (и еще дальше из Афганистана, Пакистана и Саудовской Аравии через Иран или Туркмению) через Дагестан до Чечни. Поэтому столь пристальное внимание уделяется зоне ответственности территориального отдела “Махачкала”. И не зря. Потому что периодически на этом направлении производятся попытки материального снабжения банд, доставки денег, оружия, боеприпасов, следуют наемники.

На Курушском перевале наряд Ахтынского отряда задержал четырех иностранных граждан, которые пытались без документов, по горным тропам пробраться в Россию. Вслед за этим боевой дозор остановил двух россиян - также без документов. Они следовали на лошадях со стороны Азербайджана и заявили, что, являясь местными жителями, заблудились в тумане. В каждом случае проводилась серьезная проверка для выяснения личностей задержанных.

Зато пятеро жителей нашей страны планировали покинуть родину, для чего и направлялись за границу в обход действующего пункта пропуска. Их действия пресекли военнослужащие Хунзахского отряда и передали нарушителей органам милиции. Спустя несколько дней здесь же сразу 12 человек двигались на сопредельную территорию. Как выяснилось, они собирались сделать покупки на той стороне, но вместо этого им пришлось заплатить административные штрафы.

Подобные действия пресекли и сотрудники Дербентского отряда. Трое мужчин не смогли объяснить цель скрытного следования в Азербайджан. Еще двух жителей соседней страны после задержания пришлось проверять на причастность к незаконным вооруженным формированиям. Зато все было ясно с двумя мужчинами из-за бугра, которые контрабандно пытались пронести более 250 блоков различных сигарет и крупную сумму денег.

То, что бандиты из Чечни уже не суются в Дагестан с оружием в руках, вполне понятно. После лета 1999 года, когда Хаттаб с Басаевым предприняли попытку вооруженного вторжения в гордую прикаспийскую республику, все местное население, за исключением ваххабитов, воспринимает соседей как наемных убийц и захватчиков. Люди готовы умереть, но не отдать на поругание “чехам” свою землю. Бандиты это знают, а потому уже и не лезут через Дагестан.

Чечня

 Еще год назад на чеченском участке российско-грузинской границы каждые сутки были слышны выстрелы. “Чехи” пытались прорваться с боями в ту или другую сторону. Все до единой попытки пресекались нашими пограничниками. Боевики несли тяжелые потери и в конце концов смирились с мыслью, что сделать это с оружием в руках невозможно. Тусхоройский отряд (в просторечии - “крыша”) стал неприступной линией обороны для отражения атак как с севера, так и с юга. Надежно перекрыты все перевалы и тропы между Панкийсским (тянется по территории Грузии с востока на запад от Дагестана до самого Приэльбрусья) и Аргунским, Веденским, Сулакским ущельями. Пограничники создали мощные огневые точки на всех господствующих высотах, а склоны гор пристреляны по площадям и расщелинам. Так что любой прорыв обречен на неудачу. Поэтому боевики избрали здесь другую тактику. В случае необходимости они сейчас пытаются передвигаться через границу в одиночку. В любом случае это направление скоро закроется полностью - через два месяца на горы упадут снега и пробраться смогут лишь профессионально подготовленные альпинисты. Относительное спокойствие не должно никого вводить в заблуждение. В случае необходимости или от отчаяния бандиты попрут через пограничные порядки на сопредельную территорию. На этой стороне в Веденском, Шалийском и Урус-Мартановском районах воюют отряды Хаттаба и Басаева, на той – в Ахметовском районе Кахетии - одна из банд бригады Гелаева.

Относительное затишье последних месяцев на границе на территории Ичкерии имеет еще одно объяснение. Появление застав в горах принесло не только относительный мир и спокойствие в высокогорные аулы, но и некоторую экономическую стабильность. Пограничники накормили стариков, женщин и детей, они делятся с голодными людьми мукой, сахаром, крупами, сухим пайком. Помогают им с теплой одеждой, покупают мясо у чабанов-чеченцев. Врачи пограничного отряда лечат простых жителей, никому не отказывают. Медпункт в палатке превратился в поликлинику, а фельдшер выдает лекарства, как в аптеке, вот только денег за это не берут. Подобной медицинской помощи здесь не было несколько лет. В Тусхорое помогли восстановить начальные классы в местной школе, и ребятишки впервые за последние годы смогли вновь сесть за парты. К началу учебного года в пять школ Тусхоройского района завезли из Москвы новые учебники, тетрадки и ручки с пеналами общим весом 5 тонн. А всего в том гуманитарном караване было 40 тонн груза для южной Чечни. Естественно, такая помощь населению видна и боевикам, те оценили подобное сотрудничество зеленых фуражек и мирных людей. А потому отказались от нападения на машины пограничников (агентурная сеть у бандитов развита великолепно, и они всегда знают о любых передвижениях военных по территории горной Чечни), если на них перевозят продукты питания, питьевую воду, дрова, различные вещи материально-технического снабжения. Хотя это идеальные мишени для нападения, ведь охрана минимальная.

Северная Осетия

Через эту республику проходит Военно-Грузинская дорога – главная транспортная артерия между Северным Кавказом и Закавказьем. Здесь расположены основные контрольно-пропускные пункты между двумя странами. Чуть более месяца назад, 23 августа, восстановлен безвизовый режим пересечения государственной границы через пункты пропуска “Верхний Ларс” – “Казбеги” (Грузия). Он касается только граждан, постоянно проживающих в Алании и Казбегском районе. Для свободного передвижения на срок до 10 суток вполне хватает паспорта с пропиской.

Корреспонденту “В” удалось поговорить с одним из сотрудников ОКПП “Верхний Ларс”, жителем Махачкалы, который попросил не называть его имени. По его словам, обстановка у них вполне рабочая. Проблем, как это было несколько лет назад во время “спиртового бунта” (тогдашний директор ФПС генерал Николаев запретил пропуск из Грузии машин и автопоездов с дешевым спиртом, за что и поплатился должностью), сейчас нет. Конечно, без контрабанды – причем в обе стороны – не обходится, но основные коммерческие перевозки теперь ведутся цивилизованно, с полной таможенной оплатой экспорта-импорта. “Периодически останавливаем людей, которые могут быть причастны к незаконным вооруженным формированиям. В августе был такой случай. В сентябре в Грузию через пункт пропуска “Яраг” – “Казмаляр” пытался выехать житель Чечни, у которого была ампутирована нога по колено (явно бывший боевик). Мужчину сразу же отправили в отряд для разбирательства. Вообще задержаний на границе Алании с Грузией предостаточно, в том числе и экзотических. Недавно здесь задержали с помощью местных милиционеров трех французов, которые непонятно с какой целью двигались своим ходом в сторону сопредельной территории”.

Вообще в Осетии живут православные. И этим все сказано. Алания является самым верным оплотом России среди горных республик Северного Кавказа. Местное население не просто союзник, но и первый помощник федеральных войск. Поэтому здесь расположены всевозможные штабы и узлы связи, склады с оружием и боеприпасами, армейский госпиталь и пограничный аэродром для боевых и транспортных “вертушек”, боевые части на отдыхе и тыловые базы, военное училище внутренних войск и курсы младших командиров. Сюда боевики боятся совать нос, как и в Дагестан, поскольку само население моментально поднимется на борьбу с ними, не дожидаясь подхода боевых подразделений федералов.

Ингушетия

В отличие от соседей в Осетии, с которыми ингуши традиционно враждуют из-за спорных земель в пригородном районе Владикавказа, в Ингушетии очень сложная обстановка. В том числе и на южных приграничных территориях. Позиция президента республики Руслана Аушева (в начале 90-х годов Герой Советского Союза за Афганистан служил в Приморье, командовал мотострелковым полком), без сомнения, двуликая. На словах - поддержка Москвы, а на деле - реальная помощь воюющим братьям единого вайнахского народа. В Ингушетии боевики спокойно отдыхают, лечатся после боев. Здесь так же, как и в Чечне, на равных крадут людей для выкупа и скот. Тут постоянно обнаруживают склады с оружием, нападают на колонны военнослужащих и милицейские блокпосты.

Не случайно российские пограничники в Назранском отряде на территории Ингушетии получают почти такие же деньги, что и на заставах Тусхоройского отряда в Чечне. Ведь гибнут и получают ранения ребята здесь не меньше. Именно в этом неспокойном месте теперь несут службу приморцы из десантно-штурмовой маневренной группы ТОРУ.

Кабардино-Балкария

Зона ответственности Нальчикского отряда считается самой спокойной. Непосвященным кажется - раз Северный Кавказ, значит, везде война. А в этой традиционно курортной республике все тихо, и служба здесь среди уникальных горных красот очень даже благополучна. Конечно, военнослужащие в КБР получают несколько меньше, чем их соседи, но и жизнь вне опасности. А потому тыловые офицеры, особенно на должностях по политической части, держатся за свои места. Так, журналист “В” пытался в штабе отряда решить вопрос с поездкой в Чечню. Полковники открещивались, когда я попадался им на глаза. Мол, и аккредитации у меня нет, и соответствующего приказа они не получали на мой счет от командования регионального управления. В общем, благодаря такой “поддержке” мне не удалось в этой командировке проникнуть в зону боевых действий.

За последнее время лишь однажды на территории Нальчикского отряда был предпринят прорыв одного из отрядов Руслана Гелаева. Однако в ходе тяжелейшего боя пограничникам удалось отстоять позиции. Они убили более десятка бандитов, в том числе и наемников (судя по документам) из арабских стран, а также бывших солдат французского иностранного легиона. Остатки банды отступили в Панкийсское ущелье, где их дожали пограничники Грузии. Кстати, это была первая крупная совместная операция погранвойск России и Грузии. В остальном же военнослужащим на заставах в Кабардино-Балкарии приходится иметь дело с заплутавшими туристами и альпинистами, одолевающими Эльбрус.

Однако в отряде служат и боевые офицеры. К примеру, в учебном центре служит майор Сергей Джелялов, наш земляк, родившийся в Липовцах Октябрьского района. Так вот он уже побывал и повоевал почти в десятке горячих точек от Ферганы до Баку. Имеет два ранения, причем одно из них, тяжелое (лишь стараниями хирургов в Санкт-Петербурге, куда его доставили на самолете, остался жив), получил в Абхазии, защищая местное население от боевиков во время грузино-абхазской войны. Он и сейчас при каждой возможности отправляется в Чечню в зону боевых действий то с гуманитарными грузами, то во главе боевого охранения колонн с боеприпасами для Тусхоройского отряда. Однажды вообще через всю Чечню доставлял снаряды для ракетных установок, даже трудно предположить, что бы произошло, подорвись хоть одна машина на фугасе. А вообще майор Джелялов учит боевому мастерству молодых ребят перед отправкой на границу. Вот такие офицеры составляют костяк пограничных войск России. И пока они служат, боевикам наших пограничников не одолеть. Потому что они служат за честь!



Редакция “В” благодарит командование ТОРУ ФПС, руководство Владивостокского морского торгового порта и Дальрыббанка за помощь в организации командировки.

(Продолжение следует).

Автор : Николай КУТЕНКИХ (фото автора), "Владивосток" Владивосток - Северный Кавказ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Полетим в Питер

К освоению нового внутреннего маршрута через всю страну от Приморья до Санкт-Петербурга готовится компания “Владивосток Авиа”.

Потечет ли вода по часам?

Как стало известно “В”, краевому центру в ближайшее время грозит режимное водоснабжение. Именно об этом идет речь в письме, которое направил гендиректор “ВКХ юга Приморья” Константин Толстошеин в администрацию Владивостока.

Приморцам американские визы выдают

Американское посольство в Москве решением госдепартамента США временно прекратило выдачу виз российским гражданам в связи с усилением мер безопасности. Об этом накануне сообщили национальные информагентства.

Граница будет открыта, но не для всех

На прошлой неделе Приморье посетил 1-й заместитель директора Федеральной пограничной службы России генерал-полковник Николай Резниченко. В пятницу за несколько часов до отлета в Москву он ответил на вопросы журналистов.

Самолет – хорошо, паровоз – хорошо…

Под самый конец минувшего воскресенья, то бишь к полуночи, на Вторую Речку прибыл автобус из Хабаровска. Этим рейсом наши соседи-хабаровчане открыли регулярное автобусное сообщение с Владивостоком.

Последние номера