Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Я так хочу, чтобы небо не кончалось... Корреспондент “В” поработал на борту авиалайнера

Самолет разбежался и медленно оторвался от бетонки. В этом рейсе Владивосток – Южно-Сахалинск – Владивосток авиакомпании “Владивосток Авиа” мне довелось быть стюардессой.
Самолет разбежался и медленно оторвался от бетонки. В этом рейсе Владивосток – Южно-Сахалинск – Владивосток авиакомпании “Владивосток Авиа” мне довелось быть стюардессой.

Честно говоря, желание окунуться в эту профессию появилось уже давно. На своем веку мне немало пришлось полетать, поэтому всегда было интересно – что происходит там, за шторками, которые так тщательно всякий раз задергивают бортпроводники?

До Сахалина – крылом подать

День полета я ждала с нетерпением. Потом боялась опоздать на старт. Старт находится в медсанчасти профилактория авиакомпании - в нескольких метрах от здания аэровокзала, именно здесь перед полетом собирается вся бригада бортпроводников. Они проходят медицинскую проверку и отсюда отправляются в полет. Отсюда ушла и наша бригада: бортпроводник-инструктор Ирина Дрозд, бортпроводники Станислав Ямолтдинов, Виктор Балаганский, Светлана Щербань и Оксана Радченко.

Без пассажиров самолет “Ту-154” выглядит совсем не так, теперь он светлей и просторней. Ирина проводит меня по своим владениям. У нее строгий взгляд, чувствуется - ситуация под полным контролем, и все же она не упускает возможности посмотреться в зеркало и поправить прическу. Истинная женщина! Мы обходим салон, бортпроводники проверяют все системы и приборы, находящиеся в их ведении, наличие спасательных жилетов и кислородных масок; осматривают все кресла, аварийные выходы - нужно убедиться, нет ли на борту посторонних предметов. Все снуют туда-сюда. И все же настоящая суета началась, когда дали команду на посадку пассажиров. Несмотря на то, что у каждого на руках посадочный талон, многие стремятся занять место по собственному выбору. Одним кажется, что кресло соседа гораздо удобней, а другие уверены, что на чужом ряду не так сильно слышен шум двигателей.

Наверняка было бы проще крикнуть что-то вроде: “А ну все по местам!” Но нет. Одно из главных правил бортпроводников – быть всегда учтивым.

Наконец-то все пассажиры уселись. Светлана тут же отрапортовала Ирине Дрозд: “Пристегнуты, подняты, убраны, свободны”. Перевожу – пассажиры пристегнуты, шторки иллюминаторов подняты, индивидуальные столики убраны, проходы свободны. Значит, все в порядке. Наши с Ириной места - откидные стульчики возле основного выхода. “И на этой откидушке мы будем взлетать и садиться?” - с ужасом подумала я. Отступать было некуда. К счастью, сиденье оказалось довольно удобным.

“Дамы и господа! Мы готовы к взлету…” - сообщает Ирина по громкой связи. Оказывается, все, что нам сообщают бортпроводники перед взлетом, во время полета и после него, – это заранее составленный текст, отступления от которого недопустимы. Здесь же сообщения и на случай непредвиденных ситуаций, таких как пожар, бомба на борту, неполадки с самолетом. Все верно, в экстремальной ситуации сбивчивая речь стюардессы только посеет панику.

С момента взлета проходит всего семь минут, когда начинается работа бортпроводников. Рейс на Сахалин не самый длинный, всего час 20 минут, а работы – невпроворот. Ребята сразу же достают тележки, ставят минеральную воду, соки и кружки. Увезли в салон. Тут же стали готовить к раздаче обеды. Только успели собрать посуду, раздать всем взлетные конфеты, как самолет уже шел на посадку.

Впрочем, они не просто приносят-уносят соки и обеды, они контролируют безопасность полета в салоне. Например, в случае аварийной посадки самолета необходимо заранее предупредить пассажиров, чтобы они убрали все колюще-режущие предметы, наклонились к коленям и голову обхватили руками – это безопасная поза. К аварийным выходам посадят мужчин покрепче, они быстро откроют двери. Если произойдет разгерметизация салона, первыми индивидуальные кислородные маски надевают взрослые, потом помогают сделать это детям. А если аварийная посадка на воду? Бортпроводники помогут пассажирам надеть спасательные жилеты и покинуть самолет. В экстренной ситуации они станут вашими спасителями, главное – четко следовать их инструкциям. Оттачивание всех знаний бортпроводников происходит постоянно: два раза в год сдают зачеты, раз в два года проходят курсы повышения квалификации.

Сделав рейс Владивосток – Южно-Сахалинск, я не могла унять боль в ногах. Наверняка небо тому причиной, ведь на земле за час так не устанешь. Говорят, после рейса до Москвы бортпроводники устают так, что глаза ничего не видят. Недаром отпуск у бортпроводников два раза в год. Но желание бросить свою работу приходит только в моменты дикой усталости, и то минут на 15. А потом снова тянет в небо. У кого-то на первом месте стоит заработок, а кто-то не может каждый день из одного и того же окна видеть одно и то же дерево. На пенсию бортпроводники уходят в 45 – сказывается сложность работы.

Через несколько минут мы сядем, а еще через час наш “Ту-154” уже с новыми пассажирами отправится домой.

И как можно умудриться так намусорить, тем более за полтора часа? На пустой салон самолета жалко смотреть – на полу валяются фантики от конфет, бумаги. И так всегда. Но сейчас придут уборщицы и все приведут в божеский вид.

И вот прошла вся в синем стюардесса, как принцесса

То, что бортпроводники должны носить форму, – факт. Но то, что к их внешнему виду есть определенные требования, стало полной неожиданностью. Оказывается, колготки должны быть телесного цвета, туфли черные на небольшом каблуке (допускается открытая пятка), из украшений только серьги, обручальное кольцо и часы, макияж неброский, ногти недлинные, волосы короткие или в прическе, не касающейся плеч. На мои многочисленные “почему?” услышала короткий ответ: “В авиации нет “почему”, есть “так положено”. После этого критически взглянула на себя – прическа не по инструкции, черные колготки, высокий каблук… Да, неувязочка вышла.

Сейчас все бортпроводники “Владивосток Авиа” переходят на новую форму. С особой радостью мне рассказали, что в комплекте будут даже шляпка и белые перчатки. Внешний вид играет роль и при наборе девушек на работу. Конечно, совсем не обязательно быть 90-60-90, но милое личико далеко не на последнем месте.

Между прочим, многие мужчины считают стюардесс весьма сексуальными особами. К тому же, говорят, на большой высоте в организме что-то там просыпается и начинаешь испытывать определенные чувства.

- Неправда, ничего там не просыпается, - отвечают девчонки. – Находиться в капсуле, с которой можно сравнить самолет, не совсем привычное для человека состояние. На это каждый реагирует по-разному: кому-то плохо становится, а кому-то подавай острые ощущения.

Кстати, Владимир Путин, Роберт Де Ниро, Роман Абрамович и немало других известных мужчин не устояли перед чаровницами в форменных юбках, желающими им приятного полета. Все они выбрали в жены стюардесс. Но зачастую семьи бортпроводниц самые обыкновенные. Да и мужья-пилоты, как это обычно показывают в фильмах, встречаются не часто. Это не очень удачная комбинация. На один рейс их не поставят, ведь в случае катастрофы дети останутся круглыми сиротами. Поэтому жена-стюардесса и муж-пилот могут не видеться месяцами: один домой – другой в полет.

Домой…

Вот мы и летим домой. И если полет на Сахалин был для меня, так сказать, пристрелочным, то на обратном пути уже доверили кое-какую работу. Ирина отдала мне свой рабочий фартук, и мы начали заниматься обедом.

- Ты должна спросить у каждого, что он будет пить – чай или кофе, дать сахар и поднос с обедом.

Мы вышли в салон. В первое мгновение закружилась голова. Это только со стороны может показаться, что “Ту-154” небольшой самолет, но когда стоишь в салоне, перед таким количеством людей, захватывает дух. Я спрашиваю, чего желает пассажир, и трясущимися руками отдаю ему обед. Здесь сразу чувствуешь, кто как к тебе относится. Один заранее скажет “кофе, пожалуйста”, другой через губу не переплюнет, чтобы ответить. Ну что же, и вам приятного аппетита!

Едва мне удалось унять восторг от новых впечатлений и дрожь в руках, как Ирина протянула чайник с кипятком: “Пойдем пассажиров поить?” Какое там поить! От волнения обеды еле раздала, а тут кипяток. Поэтому “подписалась” только на раздачу взлетных конфет.

Любопытно, что на ногах полет переносишь совсем не так, как в кресле. Не ощущаешь болтанки, уходят в никуда неприятные ощущения при взлете и посадке самолета. Собственно, не замечаешь, что находишься в воздухе. Это только в кресле пассажира каждый вираж самолета ощущаешь всем телом. Больше я не хочу летать пассажиром!

Положа руку на сердце скажу, что не обошлось в полете и без инцидента – рьяный курильщик никак не хотел расстаться со своей привычкой хотя бы на час. Бортпроводникам удалось убедить его не курить. На случай подобных ситуаций в бригаде бортпроводников есть два крепких парня, которые способны угомонить нарушителя спокойствия. Хотя специальным приемам их не обучают, да и оружия у них нет. Это за границей бортпроводникам некоторых авиакомпаний дозволено в случае чего приковывать непослушного пассажира наручниками к креслу.

С удивлением сделала еще одно наблюдение – ручка для бортпроводника так же важна, как и для журналиста, потому что за все, вплоть до газет, раздаваемых перед взлетом, нужно отчитаться. Ручки здесь друг у друга “стреляют” ежеминутно. Оттого выгодней всего приобретать самые дешевые, за полтора рубля.

Когда мы приземлились в аэропорту Владивостока, начало темнеть. Теперь из окна автобуса наш самолет кажется маленьким и одиноким. Только огоньки в иллюминаторах напоминают о том, что сейчас в самолете находится обслуживающий персонал. Салон почистят, все проверят, и большая птица с железными крыльями будет дожидаться своего очередного полета.

Бортпроводникам сейчас главное - хорошо отдохнуть. Завтра они все разлетятся в разные стороны, ведь летать одной бригадой получается не всегда. Кто-то из них будет обедать в Корее, ужинать в Японии или Новосибирске, встречать новый день в Москве или Краснодаре. Но все обязательно вернутся домой. Вернутся, чтобы летать снова.

Перед полетом я спрашивала Ирину Ивановну, почему бортпроводников тянет в небо так же, как  летчиков? И никак не могла получить ответ на этот, казалось бы, простой вопрос. Теперь, когда побывала в небе не пассажиром, а бортпроводником, сама не могу дать точный ответ. Только, черт возьми, меня тянет туда снова…



Редакция “В” благодарит авиакомпанию “Владивосток Авиа” за помощь в организации материала.

Автор : Ирина ИВАНЮШИНА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Не иссякнет струя кабарги

Всемирный фонд дикой природы (WWF) совместно с программой ТРАФФИК, которая контролирует торговлю животными и растениями, приступает к оценке реальной численности кабарги на Дальнем Востоке России. Для этого планируется заложить около 50 учетных площадок, на которых по специальной методике будут посчитаны животные.

Конфликта не будет

«Трудовой спор исчерпан!» - такое сообщение сделал на этой неделе пресс-департамент ЗАО «ЛуТЭК». Поставлена точка под длительными пересудами в прессе и информациями о якобы копящемся напряжении в коллективе топливно-энергетической компании.

Все мясо в одно место

Не исключено, что с 15 октября во Владивостоке вся мясная продукция будет реализовываться на центральном продовольственном рынке города.

«В будущее – без наркотиков!»

Завтра, 13 октября, на центральной площади Владивостока пройдет творческая акция “В будущее – без наркотиков!”

После нас «застудят» китайцев

Вчера на приморском потребительском рынке после солидного перерыва появилось доморощенное “забористое” пиво – “№ 1 крепкое” от “Пивоиндустрии Приморья”. Несколькими неделями ранее завод выпустил на пробу приморцам другие новые марки – “Студеное зрелое”, “Студеное вечернее”, “№ 1 темное”.

Последние номера