Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Личность

Момент истины полковника Шестакова

Виктор Григорьевич Шестаков – фигура в приморской милиции особенная. В краевом УВД он возглавляет специальное подразделение - управление собственной безопасности, в задачу которого входит искоренение негативных явлений в милицейских рядах.

Виктор Григорьевич Шестаков – фигура в приморской милиции особенная. В краевом УВД он возглавляет специальное подразделение - управление собственной безопасности, в задачу которого входит искоренение негативных явлений в милицейских рядах.

- Еще не так давно и помыслить нельзя было, чтобы в милиции был орган по борьбе с собственным криминалом. Теперь - в порядке вещей. Выходит, милиция стала хуже?

- Я бы не стал так ставить вопрос. Хотя, надо признать, картина действительно далека от радужной. Вот и на днях все СМИ рассказали о суде над группой сотрудников Фрунзенского РОВД, допустивших серьезные превышения служебных полномочий. Горько и обидно, что эти люди оказались в наших рядах, что позорят сам институт правопорядка. Чем энергичнее мы будем избавляться от таких, с позволения сказать, сотрудников, тем быстрее повысится в глазах общества авторитет человека в милицейском мундире.

- С этим вряд ли кто будет спорить. Вопрос в другом: откуда и почему?

- Здесь я бы хотел заострить ваше внимание вот на чем. Вчитайтесь в документы дела, пройдите за следователем и судом по жизненному пути этих совсем еще молодых людей. Их биографии, судьбы - это, в сущности, зеркальное отражение нашего общества последних 10-15 лет.  

Страна на изломе, ввергнута в сложнейший реформенный процесс. Произошло обвальное расслоение общества, господствуют совсем иные, чем вчера, ценности, другие идеалы. Сегодня рядовой коммерсант живет раз в пять круче тогдашнего первого секретаря крайкома или капитана дальнего плавания. А госслужба, прежде всего милицейская, осталась прежней, рутинной. С той же, что и раньше, зарплатой, которую теперь еще и выдают нерегулярно. С теми же пайковыми и другими льготами, которые кое-кому из особо ретивых реформаторов показались излишними, и они хотят их урезать. И вообще намереваются приравнять милицейскую службу к обычной государственной.

Легко ли в такой ситуации устоять перед соблазном? Я ни в коей мере не собираюсь искать  оправданий, но хочу, чтобы поняли, откуда корни негативных явлений.

- Все, с кем довелось в УВД беседовать, утверждают, что куда бы вы ни получали назначение, очень скоро на новом участке дела начинали идти на поправку. Как этого удавалось добиваться?

- Ну насчет всех участков, может, слишком. Всяко бывало. Вот, например, Виктор Иванович Черепков даже снимал, когда был при нем начальником городской ГАИ… 

У меня есть несколько правил, которым следую, не сочтите за бахвальство, невзирая на ранги и личные отношения. Главное – отношение к делу. А также умение не поддаваться искушению. В правоохранительных органах, скажу я вам, это проблема из проблем. Серьезным испытанием в этом плане стал отдел лицензионно-разрешительной работы и контроля за частной детективной и охранной деятельностью при УВД. Тоже новая структура и тоже своего рода веяние времени. Когда вышли законы  “Об оружии” и “Частной детективной и охранной деятельности”, всем бизнесменам и предпринимателям представилась возможность обзавестись охраной. Разумеется, вооруженной. Кроме того, на отдел возлагалось проведение перерегистрации наличного у граждан гладкоствольного и нарезного оружия. Таковое, сами понимаете, имеется отнюдь не у простого люда…

Можете себе представить, насколько сложным, ответственным, а прежде всего соблазнительным оказался этот участок. Как удалось справиться, не мне судить. Могу только сказать, что за то время, что руководил отделом, ни ваш покорный слуга, ни подчиненные не имели нареканий. Думаю, это обстоятельство и стало решающим при моем назначении в управления сначала общественной, а затем и собственной безопасности. В последнем случае пришлось столкнуться с проблемой совсем иного порядка. Приняв управление, очень скоро понял, что с рядом сотрудников, что достались в наследство, многого не наработаешь – люди были явно не на своих местах. Пришлось обновляться более чем наполовину. Жизнь показала, что решение было правомерным.

Хочу еще сказать, что на службе и в жизни мне всегда везло на хороших людей. Случайно или в этом есть некая закономерность, но вместе со мной в один и тот же день поступал в органы внутренних дел Владимир Марченко, будущий Герой России. До сих пор не верится, что его уже нет, погиб в Чечне. С Юрием Григорьевичем Орленко судьба свела еще в середине 80-х, в Ленинском райотделе. Уже тогда мы, молодые сотрудники, смогли по достоинству оценить его человеческие и профессиональные качества и многому научиться. На таких, как он, держится наша милиция. Впрочем, так могу говорить о многих и многих других моих коллегах.

- А теперь вопрос не о собственной, милицейской, а нашей, общественной безопасности. Все-таки почему не удается справиться с преступностью, почему так живуча? Каждый год принимаются меры по укреплению, усилению, вот даже округа МВД появились, а воз и ныне там.

- Сложнейший вопрос… Не хочу ни коллег обижать, ни этаким всезнайкой показаться, но мне представляется, что нужно несколько видоизменить формы и методы работы. У нас сегодня как: все силы бросаются на борьбу с уже свершившимся злом, преступлением, конечным, так сказать, продуктом. Все это, конечно, важно, необходимо. Но не меньше внимания надо уделять другому направлению - профилактике. Возьмем такой самый простой, рядовой пример. Пройдитесь по самым оживленным точкам города. По той же улице Адмирала Фокина, или, как еще ее называют, Торговой. Тысячи народа, а много ли там сотрудников милиции? Сплошь и рядом возникает необходимость обратиться к представителю закона: пожаловаться, одернуть хулигана, да просто получить правовой совет или адрес спросить – стражи порядка, увы, отсутствуют.

Жизнь требует улучшения конкретной работы с населением. А что на поверку? Усиливаются пока только наверху. Недавно были созданы региональные округа. Причем не только милиции, но и прокуратуры. Зачем, спрашивается, плодить дополнительные управленческие надстройки? Краевых, областных, городских управлений и отделов более чем достаточно, лучше бы средства и людские ресурсы направили на усиление низовых звеньев, прежде всего патрульно-постовой службы. Уверен, это дало бы гораздо больший эффект.
С другой стороны, мы потеряли такой мощный резерв, как общественность. Помните добровольные народные дружины? Это была реальная действенная сила. Одно дело - человек в погонах, он за это деньги получает, и совсем другое – такой же гражданин, как и ты, участвует в наведении общественного порядка. Но кто-то наверху решил, что справимся и без общественности.
- В том числе и с детской преступностью?
- Я о том же… В свое время по месту жительства были детские клубы, находившиеся под опекой милиции. Скольким пацанам они стали вторым домом, дали путевку в жизнь. Теперь их нет. А что взамен? Детворе податься некуда. Спортивные секции, кружки по интересам теперь платные, большинству населения не по карману. Остаются подвалы, подворотни. А отсюда - наркотики, алкоголь, распущенность…

Безнадзорность взрослеет, вступает в жизнь со всеми вытекающими отсюда последствиями. Приходят в бизнес, во власть, попадают в армию, органы правопорядка. Это, кстати, еще одно объяснение, почему органы правопорядка тоже оказались подвержены негативным явлениям. Поверьте, рано или поздно, но придется вернуться к опыту прошлых лет. Пусть это уже будут не детские клубы или кружки по интересам, дело, в конце концов, не в названии, а в сути - дойти до каждого ребенка, до каждой детской души…

- Самое важное решение, принятое вами в жизни?

- Когда после окончания юрфака ДВГУ (это было в конце 70-х годов) меня пригласили в УВД. Встал выбор: по какой стезе пойти? Заманчиво было сразу на оперативную работу, стать следователем. Но уже тогда я понимал, что служба в милиции - это  прежде всего работа с людьми. И хотя я уже имел достаточно определенное представление о том, что такое человеческий фактор (был парторгом береговых предприятий “Дальморепродукта”), очевидно было, что на новом месте этого явно недостаточно. И я решил для начала попробовать себя в отделе политико-воспитательной работы краевого УВД. Это была прекрасная, ничем не заменимая школа. Сегодня с уверенностью могу сказать, что не сделай того шага, не было бы у меня потом ни городской ГАИ, ни общественной безопасности, ни лицензионно-разрешительного отдела, ни тем более службы собственной безопасности. О последней хочу сказать особо. Ведь здесь решаются судьбы людей, которые, в свою очередь, решают судьбы других. На первых порах не проходило и дня, чтобы на мой стол не ложился рапорт. Превысил, злоупотребил, нарушил…
В каждом случае - индивидуальный подход. Важно установить, случайно ли, или уже имеем дело с рецидивом. Особенно тщательно и взвешенно подходим к проступкам молодых сотрудников. Нередко ведь даже очень серьезный “прокол” на самом деле таковым не являлся. Просто  закружилась голова от неожиданно свалившейся власти, да еще контроль со стороны начальства недостаточен.

Другое дело, когда это не просто случайность, спонтанная реакция, а закономерный итог. Здесь уже приходится действовать по всей строгости закона.

- Знаю, что вы бывали в Чечне. Как видится чеченская проблема глазами очевидца? Как, по-вашему, ее можно и нужно решать?

- Чечня - это поистине всеобщая наша боль. Вот закрою глаза, и передо мной – толпы безнадзорных детей и стаи бродячих собак. А вообще… Пусть не покажется странным услышать из уст милицейского полковника, но силовыми методами цели не добиться.

Нужно, во-первых, сделать все, чтобы беженцы вернулись в свои дома. Там сегодня десятки, сотни тысяч бездомных людей, это как незатухающий вулкан. Дать людям возможность восстановить разрушенное, обустроиться, наладить быт. Ну а что касается местных правоохранительных органов, то их нужно создавать из людей, знающих обычаи и традиции горцев. В этом пришлось убедиться на собственном примере. На каждом шагу я твердил и бойцам, и местным жителям, что мы пришли не для подавления, а для наведения и поддержания порядка. Мне самому трудно судить, насколько удалось справиться с задачей. Но, думаю, отряд достойно держал марку приморской милиции. До сих пор храню скромный сувенир - носки, связанные чеченскими женщинами, жительницами Шелковской, которые мне подарили к 23 февраля. К слову, такие презенты были сделаны и всем бойцам отряда.

- Расскажите немного о себе.

- Биография самая обычная. Родом с Алтая, вырос в трудовой крестьянской семье. Впоследствии, уже после армии, переехал в Приморье, о чем никогда не жалел. Здесь нашел свое личное счастье. Жена работает кассиром в банке, сын трудится в иммиграционной службе, дочь заканчивает школу. Живем в двухкомнатной квартире, которую, кстати, получил в 36 лет. Откровенно говоря, так поглощен службой, что как-то не до собственных проблем.

- Самый памятный эпизод за годы службы?

- Ну, таких у нас хватает… Пожалуй, это было, когда по приказу министра внутренних дел России меня наградили именным оружием. Я тогда еще подумал, что, наверное, не зря ем милицейский хлеб…

Автор : Владимир ИВАНОВ, “Владивосток”

comments powered by Disqus
В этом номере:
А шарик улетел

Получившие с перестройкой свободу, мы здорово изменились – стали увереннее, смелее высказываем свои мысли. Но, удивительное дело, мы так и не обрели чувство собственного достоинства, не научились уважать свою страну, свой город и просто себя. На фестивале корейской культуры, прошедшем во Владивостоке, это было особенно заметно.

Генеральная уборка города

С сегодняшней пятницы во Владивостоке по решению администрации города проводится декада чистоты.

Перспективы традиционной медицины

Вчера во Владивостокском государственном медицинском университете начал работать II Международный тихоокеанский конгресс по традиционной медицине.

Предпринимателей защитят от поборов

Сегодня представители отделов по защите прав потребителей города Владивостока обсудят, как защищать права предпринимателей.

Осадите, товарищи

В начале недели Верховный суд РФ признал незаконным постановление правительства, запрещающее продавать после 1 сентября алкогольную продукцию, выпущенную до введения новой схемы взимания акциза и не маркированную региональными спецмарками. Так высшая судебная инстанция реагировала на иски алкогольных продавцов.

Последние номера