Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Культура, история

Бомбовый удар по Приморью нанесли американцы полвека назад

Предлагаемый читателю материал появился в результате 4-месячных поисков – обычно в выходные – разных сведений об одном осеннем дне ушедшего века. Подборка материалов о “послевоенных войнах” в майском номере аналитического еженедельника “Власть”, а именно “Война в Корее”, заронила в мое дальневосточное сердце тлеющий интерес к давним событиям. Обведенный красным маркером абзац на глянцевой странице журнала подталкивал к поискам. Безрезультатные звонки в краевой архив, закрытые двери музея Тихоокеанского флота и природная лень приковали меня к компьютеру, оснащенному доступом во всемирную сеть, с помощью которого я нашел несколько статей, вышел на родственников главных героев и непосредственных участников интересующего меня события. Сайт МИДа грозил растянуть мое небольшое расследование надолго и требовал предоплату.

Предлагаемый читателю материал появился в результате 4-месячных поисков – обычно в выходные – разных сведений об одном осеннем дне ушедшего века. Подборка материалов о “послевоенных войнах” в майском номере аналитического еженедельника “Власть”, а именно “Война в Корее”,  заронила в мое дальневосточное сердце тлеющий интерес к давним событиям. Обведенный красным маркером абзац на глянцевой странице журнала подталкивал к поискам. Безрезультатные звонки в краевой архив, закрытые двери музея Тихоокеанского флота и природная лень приковали меня к компьютеру, оснащенному доступом во всемирную сеть, с помощью которого я нашел несколько статей, вышел на родственников главных героев и непосредственных участников интересующего меня события. Сайт МИДа грозил растянуть мое небольшое расследование надолго и требовал предоплату.

Отказавшись от растрат и волокиты, я действовал без поддержки МИДа, обратившись преимущественно к более доступным в сети источникам. Буду рад любой критике и новым сведениям об интересующем событии.

Тайфун в начале августа отсрочил мой визит на место происшествия. И вот наконец - несколько часов “полевой экспедиции” в Сухую Речку (около165 км от Владивостока вокруг залива), которую я  вижу из окна своей владивостокской квартиры. Теперь я могу рассказать об этом так...

Принесенные ветром

Говорят, история не терпит сослагательного наклонения, однако почти каждый, кто слышал об этом инциденте, заключает: “Это могло бы стать началом третьей мировой войны!”  Впрочем, очень немногие могут похвастать знанием о том, что же в действительности  произошло 8 октября 1950 года недалеко от деревни Сухая Речка (Хасанский район, Приморский край). В этот день два реактивных американских самолета “Метеор” (Shooting Star F-80)  нанесли штурмовой удар по аэродрому, где дислоцировалась воинская часть ВВС Тихоокеанского флота. На земле сожжено девять (по другим сведениям - семь) старых «П-39-Аэрокобра” - винтовых самолетов, поступивших по ленд-лизу еще во время войны. Пожар продолжался несколько дней. За исключением старожилов деревни Сухая Речка и ее окрестностей,  почти никто не осведомлен об этом странном повороте холодной войны - ни  военные, ни интеллигенция, ни вообще население Приморского края, не говоря уже обо всех остальных наших соотечественниках.

Скудные сведения об этом происшествии в малочисленных публикациях исчерпываются обычно двумя-тремя строчками, комментарии историков-аналитиков отсутствуют. Только в статье генерал-лейтенанта авиации в отставке Георгия Лобова мы нашли официальную трактовку событий того осеннего дня.
Гораздо более яркая картина представлена в статье одного из непосредственных участников атаки – американского летчика Олтона Квонбека (Alton H.Quanbeck),  который после 22 лет службы в ВВС работал в сенатском комитете по разведке  (Senate Intelligence Committee) и в ЦРУ. Сейчас он  занимается сельским хозяйством на своей ферме в Мидделбурге, США. Он был очень удивлен нашему запросу по электронной почте и с радостью обеспечил доступной информацией.

Его статья была опубликована 4 марта 1990 года в “Вашингтон пост” под названием “Моя короткая война с Россией”. Другой пилот, Аллен Дифендорф (Allen J.Diefendorf), отслужив 33 года в ВВС, скончался в 1996 году.
Как пишет Квонбек, расстрелянный аэродром – жертва незамысловатой ошибки. Низкие облака и неожиданно сильный ветер явились причиной того, что самолеты снесло к северо-востоку и пострадал не намеченный заранее американским руководством аэродром в порту Чxонджин (Chohgjin) (Северная Корея),  а  советский  - Сухая Речка. “С середины сентября (начало активных действий войск ООН в КНДР) советские метеорологические данные были засекречены, что лишило нас сведений о погоде в Сибири и на Дальнем Востоке. Опознавательных знаков на земле не было видно, радионавигации не существовало. Расчеты делались только исходя из направления и силы ветра, и время полета до цели определяло необходимость снижения. Полет проходил над облаками на высоте более 11 тыс. метров.
Я не знал точно, где мы... Через просвет в облаках я увидел, что мы находимся над рекой в долине, окруженной горами... По пыльной дороге на запад шел грузовик”. Они решили догнать его и вышли на аэродром. Это было похоже на аэродром Чхонджин, который пилоты видели на крупномасштабной карте радионавигации, фотографий и детальных карт объектов не было. “На аэродроме стояло много самолетов – мечта любого военного летчика. В два ряда были выстроены около 20 самолетов типа «П-39» и «П-63»…. На темно-зеленых фюзеляжах были большие красные звезды с белым ободком. Времени на принятие решений почти не было, топливо тоже было на исходе… Я зашел слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Аллен Дифендорф делал, как я”.
Удостоверившись, что цель поражена, стоящие на аэродроме самолеты загорелись, американцы развернулись и улетели.

Разбор полетов

На отходе от цели  они взяли курс к базе и неожиданно увидели  остров рядом с побережьем.  “Ничего себе, - подумал я. - Рядом с Чхонджином нет острова”, - вспоминает летчик. Немного обеспокоившись и сверившись с картой, американцы решили, что нанесли удар по  другому северокорейскому аэродрому.
“Советские радары, должно быть, запеленговали нас на расстоянии около 100 миль от границы. Следив за нашим снижением, они, вероятно, потеряли нас в складках местности, когда мы спустились в долину реки…
…Была объявлена общая боевая тревога, но у русских не было готовых самолетов или ракет, готовых отразить атаку. Это было в воскресенье после обеда. Для них это было как Перл-Харбор...” Однако в самом начале этой же  статьи Квонбек, оправдывая свое нападение, пишет о встретивших “Метеоры” “вспышках противовоздушного огня с двухэтажного здания”, что его удивило.
Уже на следующий день, 9 октября,  Громыко выступил с официальным протестом ООН – в то время КНДР была объявлена агрессором, и в составе войск ООН американцы и союзники вступили с ней в открытое противодействие. В ноте протеста инцидент именовался “вероломным нарушением советских границ”, “провокационным актом”. СССР требовал, чтобы виновные понесли наказание.    Впоследствии на дипломатическом уровне инцидент был замят - и у русских, и у американцев были свои причины, пишет Квонбек. Через 11 дней в своем обращении к ООН Трумэн признал вину США и заявил, что командир полка ВВС США на Дальнем Востоке освобожден от занимаемой должности, дисциплинарные меры приняты по отношению к пилотам. Американские летчики были преданы военному трибуналу, отстранены от  боевых действий и переведены в другие части.
Есть информация и о том, что командир советского авиаполка  был также понижен в должности. 
Правда, здесь начинаются некоторые разночтения. Относительно “роковых” низких облаков, которые призваны объяснить действия американцев, генерал-лейтенант авиации в отставке Георгий Лобов саркастически замечает, что погода была ясная, видимость очертаний побережья – отличная и это исключало потерю ориентировки экипажами. Исследователь Владимир Шигин в статье “С-117” не вышла на связь” утверждает, что вслед нежданным пришельцам было направлено несколько уцелевших самолетов: “Поднятое в воздух звено истребителей ВВС американские самолеты не догнало”. В этом же источнике говорится, что американские истребители поднялись с авианосца “Мидуэй”, а не с американской базы в Тэгу (Taegu) в Южной Корее - первой базы реактивных самолетов в Южной Корее. 

Пыль, покрывшая время

- Нет, никто за ними не гнался, - усмехается очевидец давнего октябрьского нападения, житель деревни Сухая Речка, щурясь на полуденном солнце. Мы случайно встретились с Григорием Андреевичем Больдусовым во время поисков аэродрома.  – Кажется, выходной был. Все отдыхали на море, и тут они прилетели. Покружили, постреляли из пулеметов по самолетам и скрылись за сопками. Мне тогда уж 13-й год пошел. А почему вы интересуетесь? – он, видимо, не разделяет нашей точки зрения о важности этого события.

Грунтовка, представляющая собой единственный путь по земле в Сухую Речку (та самая пыльная дорога, о которой писал Квонбек),  осталась как будто нетронутой прошедшими десятилетиями. Внушительный слой пыли покрывает деревья и траву на обочинах, клубы пыли в воздухе значительно ограничивают видимость. По мере приближения к объекту дорожные указатели становятся все реже, по обеим сторонам дороги - развалины военных частей – опустевшие полуразрушенные казармы, заброшенные плацы. Заборы у жилых домов в деревне сконструированы из металлических решеток с круглыми отверстиями – остатки покрытия для взлетной полосы. Это явный признак того, что где-то неподалеку скрывается пресловутый аэродром, который впоследствии оказывается ровным полем, заросшим полынью и репейником, местами виднеются бетонные плиты. Время от времени встречаются ржавые остатки покрытия, не пригодившегося в хозяйстве селянам. Разгоняемся в автомобиле по предполагаемой взлетной полосе – длина около двух километров – но, к сожалению, не взлетаем. Погода, по словам Григория Больдусова, была точно такая же, как тогда: есть и облака, и солнце. Нам был отчетливо виден Владивосток - всего каких-нибудь 30 километров на другой стороне залива,  быть может, он тоже мог подвергнуться штурмовому удару заблудившихся в облаках?

Небольшая свалка, аромат моря и трав, очертания гор в спускающемся тумане – именно оттуда 50 лет назад прилетели незваные гости…

Аэродром был закрыт в конце восьмидесятых, часть расформирована, дома брошены.

- Как шпионы американские узнали об аэродроме, так и закрыли, - говорит пожилая женщина, удерживая рвущуюся навстречу нам собаку,  - смысла-то нет, если враги знают…

Автор : Владимир МИХАЙЛОВ, специально для “В”

comments powered by Disqus
В этом номере:
А шарик улетел

Получившие с перестройкой свободу, мы здорово изменились – стали увереннее, смелее высказываем свои мысли. Но, удивительное дело, мы так и не обрели чувство собственного достоинства, не научились уважать свою страну, свой город и просто себя. На фестивале корейской культуры, прошедшем во Владивостоке, это было особенно заметно.

Генеральная уборка города

С сегодняшней пятницы во Владивостоке по решению администрации города проводится декада чистоты.

Перспективы традиционной медицины

Вчера во Владивостокском государственном медицинском университете начал работать II Международный тихоокеанский конгресс по традиционной медицине.

Предпринимателей защитят от поборов

Сегодня представители отделов по защите прав потребителей города Владивостока обсудят, как защищать права предпринимателей.

Осадите, товарищи

В начале недели Верховный суд РФ признал незаконным постановление правительства, запрещающее продавать после 1 сентября алкогольную продукцию, выпущенную до введения новой схемы взимания акциза и не маркированную региональными спецмарками. Так высшая судебная инстанция реагировала на иски алкогольных продавцов.

Последние номера