Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Мегаполис

«Китайский вопрос» задан. Каким быть «Русскому ответу»?

Вопрос о нашем отношении к Китаю и китайцам - не праздный. В самых “свободных” и “цивилизованных” странах внешняя политика идеологизирована настолько, что дети с пеленок знают врагов и друзей своей страны. А мы?

Вопрос о нашем отношении к Китаю и китайцам - не праздный. В самых “свободных” и “цивилизованных” странах внешняя политика идеологизирована настолько, что дети с пеленок знают врагов и друзей своей страны. А мы?

Отношения России и Китая всегда были сложными. Длительная эпоха недоверия во время первых допетровских посольств, дипломатический “оттяп” земель, блестяще проведенный графом Муравьевым-Амурским, помощь Китаю во второй мировой, закадычная дружба и тут же - ссора…

Сегодня ясности тоже нет. На глобальной арене Китай - наш союзник хотя бы потому, что противник однополярного мира, на региональной – претендент на пустеющие земли Дальнего Востока. Эта версия усиленно распространялась предыдущим составом краевой власти. Тем не менее эксперты полагают, что Россия успешно добилась потери контроля над китайским присутствием в регионах, особенно на Дальнем Востоке. Во многом – благодаря проблемам в правовом регулировании, проводимой визовой политике, а зачастую – репрессивным мерам контроля регистрации, что побуждает китайских мигрантов уходить в тень. Зачастую – из-за отдельных чиновников, пустивших на самотек китайских торговцев и туристов.

Ясно одно – регион должен искать решение “китайского вопроса”, не откладывая в долгий ящик. Посмотрим, что для этого сделает новая краевая власть.

Мы уважаем Китай. Уважаем за то, что китайцы на протяжении своего многовекового исторического пути ставили духовное выше материального. Что привыкли довольствоваться малым. Что ограждали свою культуру и свой способ жизни от внешних влияний. Что готовы работать за один юань, живучи и веселы.

Но на некоторых китайских картах сегодня не обозначается граница с Россией. Но легендарный Даманский уже отдан Китаю руками бездарных последователей Муравьева-Амурского. Но из Приморья в Китай гонят составы с лесом, мешками - трепанг, женьшень, медвежат, тигриные шкуры. Но, но, но…

С уверенностью можно констатировать, что “китайский вопрос” на Дальнем Востоке подвержен всякого рода манипуляциям. Расшифровать их – задача каждого из нас. “Как нам относиться к Китаю?” – этот вопрос мы задавали самым разным людям. Прохожим и ученым. Промышленникам и милиционерам. Их ответы – перед вами. Ждем ваших мнений по тел. 415-660, E-mail: avchenko@mail.ru


Против американца и китаец – брат

Сергей Ущиповский, декан факультета журналистики ИМК ДВГУ, кандидат филологических наук, эксперт-геополитик:

- На “китайский вопрос” есть две крайние точки зрения. Одни склонны идеализировать российско-китайские отношения (“русский с китайцем – братья навек”), другие, напротив, считают, что китайцы спят и видят, как бы им подмять под себя Россию. Как всегда, истина находится где-то посередине. Китай – великая страна, и ее нужно использовать как противовес другой мощной силе – Западу.

Логика международных отношений говорит, что при недостаточности своего населения пускать чужое нельзя, поэтому нам необходима очень жесткая иммиграционная политика. Я считаю, что Дальний Восток нужно заселять теми 25 миллионами русскоязычного населения, которые остались “за бортом” РФ – в той же Прибалтике, в Казахстане и т. д. Нужно вспомнить столыпинские времена, всемерно поддерживать таких переселенцев на государственном уровне.

Отношения с Китаем портить не стоит, но забывать о своих интересах тоже нельзя. Это Америка может позволить себе впускать китайцев – она отделена океаном, Китай на ее земли исторически претендовать не может и т. д. У нас условия другие, поэтому политика должна быть более жесткой. Иначе очень просто может возникнуть вопрос об отчуждении дальневосточных территорий. Прецеденты имеются – выделение Сингапура из состава Малайзии, война в Югославии после такого же “послабления” албанцам. Если количество “хуацяо” - этнических китайцев достигнет здесь критического уровня, то Россия может потерять Приморье даже мирным путем - в результате плебисцита.

Я сторонник жесткого прагматического подхода. Но криков и скандалов здесь не нужно. Когда диктат Запада и прежде всего США станет невыносимым, вполне возможно создание стратегического треугольника Москва - Дели - Пекин. У нас с Китаем и Индией отношения нормальные, у Индии с Китаем, к сожалению, пока есть трения.

Повторю еще раз: в условиях депопуляции мы не можем позволить себе роскошь открыть границы. За нашу землю нужно держаться зубами, а для этого на государственном уровне раскручивать Владивосток и Приморье с их стратегическим положением. И уж конечно, не допускать новых склок между городом и краем.


Китайские шлепанцы лучше кока-колы?

Голос улицы

 Александр С., студент ВГУЭС: “Нелегалов” нужно выгонять сразу. Да и остальных китайцев по-хорошему тоже…” Игорь К., студент Дальрыбвтуза (перебивает): “Лучше создать им такие условия, чтобы сами уехали”. Александр: “Нет, нужно просто регулярнее проверять документы и сразу депортировать тех, кто приехал нелегально. Самых злостных вообще не пускать больше в Россию, как это делается в США. А вообще туризм нужно развивать – это выгодно для нас. Пусть посмотрят, потратятся и уедут”. Игорь: “Да что там думать – сразу выгнать всех, а потом решать” (смеется).

Анна А., гид-переводчик: “К китайцам нужно относиться очень хорошо. И это не только гид во мне говорит – ведь китайские туристы очень полезны городу, они оставляют столько денег в гостиницах, ресторанах, публичных домах и т. п.”.

Голос Интернета

Евгений Николаевич Буробин: “К 1917 году во Владивостоке китайцы составляли недостижимую на сегодняшний день или в ближайшей перспективе долю населения. И относиться к китайцам мы должны как потребители - человеческий ресурс самый ценный на сегодняшний день. Лично для меня китайцы опасности не представляют. Можно только пожелать качественного мониторинга “китайского процесса” со стороны государства, хотя, может быть, вмешиваться нет смысла. Это другая культура, которая не сможет стать доминирующей в Приморье, ведь не все решается количеством жителей - есть места, где доминирующая часть находится в меньшем количестве. Надо бояться не количественной экспансии, а культурной, языковой, интеллектуальной и т.д. Видится мне, что кока-кола принесла нам больше вреда, чем китайские шлепанцы, которые не несут в себе ничего”.

Таня: “Я считаю, что необходимо создать законы, ограничивающие права иностранцев (китайцев). Ведь большинство из них на территории Приморья находится нелегально. Необходимы тщательные проверки документов...”

Юрий Гуськов, Новая Зеландия: “Этой проблемой обеспокоена не только Россия, но и многие страны с развитой экономикой - США, Австралия, Новая Зеландия и другие. Товаров, изготовленных в Китае, становится больше во всем мире, как и самих китайцев. И это не только потому, что они составляют четвертую часть населения планеты. Они разъехались по всему миру изучать язык, экономику, бизнес, культуру, они дружны и поддерживают друг друга в любом уголке земли. Они великолепные трезвенники, труженики, прирожденные бизнесмены. Поэтому, отвечая на вопрос об отношении к китайцам, нужно спросить: а как я сам отношусь к себе? К своей семье, к своей жизни, к своей стране? Создается впечатление, что вся страна “работает на туалет” - купить еду, взять бутылку, сесть поужинать, сходить в туалет - а утром все сначала. И так каждый день - все 10 последних лет. Может, Китай научит нас работать и ответственно относиться к своей собственной жизни, не говоря уже о стране? Китайцы создают конкуренцию нам же и на нашей земле. Нашей жизни не хватит увидеть процветающую Россию, но, может, внуки научатся жить и работать, как китайцы? Вот этого я и желаю всем жителям России”.

Голос заграницы

Эвелин РАЙНЕР, студентка Венского университета (Австрия), накануне посетившая Иркутск и Владивосток для исследования российско-китайских отношений через призму СМИ и общества: “В Европе мало знают о том, что такое “китайский вопрос” по-русски. На мой взгляд, российские миграционные законы не подходят для современной ситуации. Из Приморья не без помощи местных жителей китайцы вывозят огромное количество сырья. Кто виноват? Русский народ должен быть построже, а ваши чиновники не должны брать взятки”.

Кристофер Леунг (Leung), сотрудник радио “Свободная Азия” (Тайвань): “Для китайского сознания характерно понимание Китая как центра мира. Им кажется, что Китаю принадлежит весь мир. Я же не считаю, что Приморье – это китайская земля…”


Своими соображениями делится доктор исторических наук, директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, втор книги “Китай Дальний Восток России в первой половине 90-х: проблемы регионального взаимодействия” Виктор Ларин:

Подсчитаем китайцев

 Наши страхи по поводу китайцев и Китая сильно преувеличены. Это, в частности, показали многочисленные опросы общественного мнения, инициированные нашим институтом. Так, на вопрос: “Сколько, по вашему мнению, в Приморье проживает китайцев?” респонденты отвечали, что их здесь 10, 20 и даже 30 процентов от общего числа жителей. Но 10 процентов – это целых 250 тысяч человек, что нереально! В действительности их приезжает сюда за год около 100 тысяч, почти все возвращаются обратно.

Торговцев в Приморье – от силы 2-3 тысячи (сейчас за ними строгий контроль со стороны миграционной службы, ОВИРов – не то, что несколько лет назад), рабочих-контрактников – -7 тысяч. Хотя, отмечу, реальной статистики нет ни у кого. Кроме того, если я не ошибаюсь, за последние 10 лет вид на жительство в Приморье получили только 37 китайцев.

Мотивы у наших соседей по отношению к Приморскому краю сугубо экономические. Но каковы могут быть масштабы этой экспансии? Все зависит от емкости рынка, соразмерной нашему населению. Если бы у нас проживало 50 миллионов, а не 2,5, то китайцев было бы намного больше. С моей точки зрения, китайцев, а также их капитала в Приморье становится все меньше. Да и их возможности в крае используются неэффективно. Я бы предпочел, чтобы иностранцев больше было занято в сфере обслуживания, которая у нас – мы видим - в запущенном состоянии. Помните, как все жаловались на обилие китайских сапожников? А потому, что они сбили цены на услугу, не проигрывая русским сапожникам в качестве.

Даже без русских будет Россия?

Говорят, китайцам нужна наша территория. А зачем? Обеспечивая стомиллионную площадь северо-восточных провинций, они при этом обеспечивают отдельной продукцией и Дальний Восток. А потом, думаю, что если даже в Приморском крае теоретически не останется ни одного русского, все равно это будет территория России – границы закреплены, международные договоры никто не отменял… Сегодня в мире куда привлекательнее экономический источник проникновения. В качестве приоритета китайцы выбрали торговые связи. А что еще им остается, если нефти и газа, других особых богатств в крае не имеется, почти весь лесофонд вырублен?

Мы под «крышей» Хэйлунцзяна

Китайцы не скрывают своих планов касательно так называемой политики открытости. То есть отдельные территории КНР развиваются с нацеленностью на определенные международные рынки. Так, внешнеэкономическая опора провинции Хэйлунцзян – Дальний Восток России. Цзилиньцы больше сориентированы на Корею и Японию, в меньшей степени – на Росиию. Ляонин – строго на Корею и Японию и т. д.

За всем этим стоит государство, собирающее налоги. Говорят, что приграничный город Суйфэньхэ поднялся на деньгах российских челноков. Грамотнее будет сказать - на налогах и строгом госконтроле за их сбором (не считая того, что государство стимулирует рынок всяческими льготами). Что мешало поселку Пограничному, Уссурийску, Владивостоку пойти по такому же пути?!

Вози туристов – стриги купоны

На чем Приморье может реально заработать деньги, имея поблизости такое мощное государство с миллиардным населением? На туризме. Интерес китайцев к Владивостоку огромен. Наши соседи стали достаточно состоятельными, чтобы путешествовать. Из безлесного, жаркого центрального Китая им в кайф выехать в “полудикий”, богатый природным разнообразием и при этом, заметим, европейский Владивосток. Если к нам будут наведываться 200 тысяч китайских туристов в год, бюджет может получить огромные деньги. Однако не вижу, чтобы у нас появлялись новые гостиницы, как-то “обставлялись” достопримечательности. Разговоры ведутся, а реального воплощения нет.

Одним словом, юг Дальнего Востока России должен строить модель своего экономического развития, ориентируясь на потенциал КНР (Москва нас уж точно не спасет). Важно сказать, что и Китай заинтересован в этом.

Китайцы разные, но не братья нам

В то же самое время строка “Русский с китайцем братья навек” в корне неправильна. Наши народы принадлежат к разным культурам и цивилизациям, мы по-разному видим мир, относимся к семье, труду. Скажем, существует даже мировой опыт взаимоотношения с китайскими общинами. Старая традиция: китайцы сами регулируют отношения в своей “ячейке”, решают проблемы самостоятельно и мусор из избы не выносят. Государственные власти за неимением другого выхода должны сотрудничать с лидерами общин, которые, в свою очередь, заинтересованы в порядке и взаимодействии не меньше.

К китайцу нужно относиться с уважением, но с осторожностью. Поэтому русские должны заботиться прежде всего о своих национальных интересах.

Большую роль в наших связях играют также психологические стереотипы, страхи, иррациональное. У китайцев определенная тяга к России, природу которой сложно понять. А мы при этом боимся, что соседи претендуют на наши земли (хотя все территориальные вопросы с повестки дня сняты) и при возможности закидают нас шапками. Проблема в том, что Россия долго находилась в изоляции и теперь мы оказались не готовыми к наплыву иностранцев.

А китайцы бывают разными…


Нелегала без паспорта голыми руками не взять

 Уссурийск – центр китайской мафии?

Один из крупнейших плацдармов китайского влияния в Приморье – уссурийский рынок на ул. Муданьцзянской. Мы побывали там и днем, и ночью. Увидели и светлое, и темное. Ночью темного больше. Этот рынок вполне можно назвать “свободной экономической зоной”, ведь даже муниципальные власти смутно представляют, что там творится.



СПРАВКА “В”

Основная деятельность ООО “Уссури-центр” (фирмы, контролирующей рынок) - предоставление торговых площадей. По словам директора ООО Сергея Симакова, доходы рынка зависят от размера инфраструктуры. Сейчас в обслуживании нужд торгового комплекса занято около 300 человек. На протяжении пяти лет ООО “Уссури-центр” сотрудничает с четырьмя компаниями из Китая. Из 1462 торгующих (данные на август 2001 года) 938 – граждане КНР.



Если говорить о стереотипах, связанных с “китайским вопросом”, то вот еще один: уссурийский рынок и его окрестности – бастион китайской “коза ностры”.

За разъяснениями мы обратились к сотрудникам Уссурийского УВД, напрямую работающим с иностранными гастролерами, - шефу милиции общественной безопасности подполковнику Александру Гончарову, руководителю паспортно-визовой службы Любови Шугаевой и начальнику отделения по работе с иностранными гражданами капитану Александру Ли.

Они дружно нас заверили, что сегодня в Уссурийске никакой китайской мафии нет. 4-5 лет назад, действительно, творился беспредел. Сотнями скрывались нелегалы. Рядовые желтокожие торговцы делили сферы влияния и частенько “щекотали” друг друга ножами. Самых зажиточных из них, в свою очередь, отстреливали русские “молодцы”. А за ними более или менее успешно охотилась милиция – такая вот “биологическая цепочка”. После того как рынок в очередной раз перенесли и все утряслось, горячая ханьская кровь несколько поостыла. К тому же значительную часть рыночной инфраструктуры власти отвели под “Китай-город” с гостиницами, кабаками, складами. Судя по нашим наблюдениям, авторитетом среди своих соотечественников пользуется китаец Миша. Спросом – молоденькие уссурочки.

С китайской преступностью нужно бороться комплексно, говорят милицейские чины. Ведь если трепанг, женьшень, панты каким-то образом уходят из страны, а в обратном направлении течет паленый спирт, значит, не все гладко на границе. Да и не только там. Что с того, что милиция поймает нелегала? В Уссурийском УВД нам рассказали, что китайца без паспорта вынуждены отпускать на все четыре стороны. Потому что неустановленную личность депортировать они не имеют права, а узнать китайское “имя-отчество” без соответствующего консульства невозможно. Не в пример китайским официальным лицам сотрудники консульства КНДР нелегально обитающих в Уссурийске корейцев забирают и препровождают на родину.

Если консульство КНР не спешит забрать своих братьев, нарушивших закон, то китайская милиция услугами российских коллег пользоваться не стесняется. Только в этом году уссурийские пинкертоны задержали и вернули на родину семь китайцев, совершивших преступления у себя дома и пытавшихся скрыться от бамбукового наказания (а то и расстрела) в медвежьих углах Приморья.

Раньше “уклонистов” от выезда было больше. Даже детей здесь рожали. Сейчас осесть в России сложнее: безвизовый въезд остался только для туристов, а туристам любая коммерческая деятельность запрещена. Нынешнюю законопослушность китайских гостей в муниципальном образовании Уссурийск и Уссурийский район можно проследить по этой таблице.


Слезть с иглы ширпотреба

 Своим видением хозяйственного аспекта китайского вопроса делится Матвей Романов, кандидат географических наук, заведующий лабораторией территориально-хозяйственных структур ТИГ ДВО РАН:

- В том, что Приморье насыщено китайским ширпотребом и сельскохозяйственной продукцией, есть и положительные, и отрицательные стороны. В нынешних условиях, когда до ручки доведены отечественные промышленность и сельское хозяйство, без китайского импорта мы не выживем. Но постоянно находиться в таком состоянии нельзя, иначе мы окончательно попадем под экономическое влияние Китая. Выход нужно искать в постепенном наращивании собственного производственного потенциала и экономическом вытеснении китайцев из Приморья. Однако государство сейчас занято не этим, и все 90 проц. населения ходят в китайском. Кстати, Китай завалил ширпотребом и США, но там условия все же другие, и американцы не находятся в такой зависимости.

Теперь что касается конкуренции нашим рабочим со стороны корейцев и тех же китайцев. Горько признавать, но в нашем экономическом кризисе присутствуют не только объективные, но и субъективные факторы. Народ испытал сильный психологический надлом в отношении к работе. Падает производительность труда, с предприятий тащат цветной металл и т. д.

Сегодня мы просто вынуждены привлекать иностранных рабочих. Да, они нас выручают, но ведь это называется “подсесть на иглу”. Нужно заинтересовывать собственных рабочих, использовать и экономические, и морально-психологические стимулы. Делать это нужно сейчас, пока не исчезли квалифицированные кадры – ведь многим специальностям нужно обучать не один год, причем только в процессе производства!

Может быть, завтра наши рабочие вернутся к станкам. Но пока что мы только рушим собственными руками то, что создавали вчера.

Автор : Василий АВЧЕНКО, Александр Сырцов, "Владивосток"

В этом номере:
С углем вопрос решили…

На этой неделе запасы угля на предстоящий осенне-зимний максимум на станциях “Дальэнерго” преодолели рубеж в 500 тысяч тонн. Плановые показатели на конец сентября перекрыты на 15 процентов. Впервые за последние годы энергетики сумели подойти к началу отопительного сезона без проблем с твердым топливом.

Урожай переборол инфляцию

Такого в Приморье не наблюдалось лет десять – уже более двух месяцев в крае снижение инфляции. В сентябре стоимость минимального набора продуктов питания, входящих в обязательную потребительскую корзину, снизилась на 0,3 процента и составила 1045,9 рубля в расчете на месяц на душу населения.

Транссиб протянется до Пусана

В конце сентября в Северной Корее приступила к работе группа специалистов Дальневосточной железной дороги. Это уже второй отряд российских геологов, геодезистов, проектировщиков, инженеров-путейцев, тоннельщиков и мостовиков, связистов, экономистов, прибывших в КНДР для подготовки технико-экономического обоснования и бизнес-плана новой Транскорейской магистрали. Первая группа сотрудников ДВжд и ее Владивостокского отделения выехала на место будущего строительства ветки от Пусана до Хасана через 38-ю параллель еще в начале месяца. Они разобьются по бригадам и обследуют все земли будущей трассы.

Извини за наследство, потомок…

Когда в телепередачах показывают археологов, читающих по костям и черепкам тайны прошлого, я невольно задумываюсь: какие сюрпризы приготовит будущим Шлиманам наше время? Что скажет археолог XXV века, докопавшись до нашего “культурного слоя”?

Интерьер попал в кадр

Во всем мире фотографии активно используются в домашних интерьерах. Сочность и богатство красок, неожиданный ракурс – на некоторые снимки можно смотреть бесконечно.

Последние номера