Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Экономика, финансы

Лесхоз веники не вяжет

Лесхоз и лесопользователь – это вечное противостояние. Лесоруб арендует лесную площадь, а лесхозы следят за тем, как арендатор размахивает топором среди деревьев. Не так – плати штраф. А их иногда набегает столько, что впору отказаться от лесоразработок – кубометр сырой деловой древесины становится таким дорогим, что им просто невыгодно торговать. Но, насколько известно, никто из лесорубов пока не бросал выделенные деляны, как бы его ни штрафовали лесхозовские контролеры. Одни лесорубы откровенно “химичат”, другие, надеясь на несовершенство российских законов, Лесного кодекса и “Правил рубок”, идут в Арбитражный суд. От лесопользователей нередко слышал: ну что еще надо этим лесхозникам – такую арендную плату дерут, за другие услуги им платишь, а они штрафами давят. А лесхозники в ответ – за такой беспредел вас нужно немедленно из тайги гнать.

Лесхоз и лесопользователь – это вечное противостояние. Лесоруб арендует лесную площадь, а лесхозы следят за тем, как арендатор размахивает топором среди деревьев. Не так – плати штраф. А их иногда набегает столько, что впору отказаться от лесоразработок – кубометр сырой деловой древесины становится таким дорогим, что им просто невыгодно торговать. Но, насколько известно, никто из лесорубов пока не бросал выделенные деляны, как бы его ни штрафовали лесхозовские контролеры. Одни лесорубы откровенно “химичат”, другие, надеясь на несовершенство российских законов, Лесного кодекса и “Правил рубок”, идут в Арбитражный суд. От лесопользователей нередко слышал: ну что еще надо этим лесхозникам – такую арендную плату дерут, за другие услуги им платишь, а они штрафами давят. А лесхозники в ответ – за такой беспредел вас нужно немедленно из тайги гнать.

“Разборки” на деляне

Таких откровенных споров между Тернейским лесхозом и “Тернейлесом” пока не было. За исключением чисто юридических претензий. ОАО, мягко говоря, неправильно брало арендуемый лес, а лесники, грубо говоря, выкатывали штрафы. Для сравнения: в соседнем Светлинском лесхозе тот же “Тернейлес” платит за куб древесины, включая услуги, штрафы и аренду, 23 рубля; у других соседей – в Мельничном – 29 рублей, а в Тернейском – 44 с полтиной. Правда, у тернейцев арендная плата больше за счет преобладания твердолиственных пород, отсюда и общая стоимость одного кубометра, естественно, повыше, чем у соседей. “И все же дороговато обходится нам ваша древесина, - заключили в “Тернейлесе”. - Вы предвзято относитесь к ОАО и наверняка искусственно завышаете суммы денежных претензий”.

Чтобы собственными глазами увидеть, из чего эти претензии складываются, и выехал в тайгу гендиректор ОАО Щербаков. Приходилось бывать на освидетельствовании лесосек после того, как на них свели лес на так называемом ленточном перечете, когда фиксируются все огрехи лесорубов в полосе шириной 10 м.

По предложению Валерия Мамонова, директора Тернейского лесхоза, ленточный перечет вместе с представителями “Тернейлеса” провели на небольшой, в 1,5 га, деляне. Заинтересованные стороны спорили буквально по каждой мелочи. И там, где Щербаков со своей командой доказывал одно, Мамонов со своими подчиненными крыл статьями и параграфами “Правил рубок”.

Спустившись с деляны, посчитали все недостатки, допущенные лесорубами, а также размеры неустоек, и вышло 14 руб. на куб заготовленной древесины. “Все равно много”, - заметил Щербаков. А поразмыслив, добавил, что в общем-то лесники правы.

Конечно, есть нарушения, которые никакие юристы оспорить не могут, например, рубка за пределами лесосек, валка деревьев, “не назначенных в рубку”. Но есть и такие, которые арбитраж просто отметает. Например, очень трудно доказывать уничтожение подроста. Мамонов уверен, что с лесопользователями лучше приходить к какому-то консенсусу, чем к откровенному противостоянию. “А как тогда быть с природой, с лесом?” - спросил я. “Нет, мы только за такое соглашение, которое согласно лесному законодательству обязательно учитывает интересы непосредственно природы”, - пояснил Мамонов. В итоге “Тернейлес” и лесхоз составили совместный протокол по решению конфликтных и близких к ним ситуаций между двумя предприятиями.

На счету каждая доска

Валерий Мамонов из тех руководителей, про которых говорят: “Ну, этот дипломат!” В том смысле, что, следуя букве закона, надо обязательно в каждом случае применять ее сообразно ситуации. В прошлом году, когда прокуратура края неожиданно потребовала от лесхозов запретить заготовку древесины тем предприятиям, которые недооформили документы на право лесоразработок, Мамонов на свой страх и риск использовал все юридические казусы, чтобы тот же “Тернейлес” не останавливал работы в лесу. Он знал, что ОАО стоит в общей очереди на оформление необходимых документов в Дальневосточном лесоустроительном предприятии и что акционеры заплатили арендную плату вперед. И понимал, останови “Тернейлес” - упадут налоговые отчисления в районный бюджет.

Эскиз будущего

Недавно провели в лесхозе ревизию – вся техника отслужила свой срок. Лесовозы, трелевщики, бульдозер по 15 лет отработали, самые “молодые” вахтовые машины – по пять лет. На приобретение новой техники нет денег.

Но висит за директорской спиной в кабинете эскиз скромного двухэтажного здания. Оказывается, нового управления лесхоза. И тут директор как бы загорается, и мы едем на территорию бывшего, когда-то шумевшего трудовыми успехами на весь край госпромхоза “Тернейский”. Здесь, взяв на 99 лет в аренду 1,4 гектара, лесхоз разворачивает свое будущее. На участке гараж, котельная, контора, для первого этажа которой хотят использовать бетонные стены бывшей столярки. Все это надо доводить до ума, а для этого нужны деньги, и немалые.

Когда-то, в советское время, лесхоз заготавливал березовые топорища, черенки для лопат, веники вязал - “мусорные” и банные. Нынче считают, что особо на этом не заработаешь, так что от веников отказались. Лесхоз всегда торговал небольшими объемами древесины, получаемыми от рубок ухода. Но ни они, ни аренда и штрафы финансового положения не спасали. И чтобы не топтаться на месте, лесхоз купил русский, изготовленный в Арсеньеве “вудмайзер” – ленточную пилораму. Появилась возможность получать из низкотоварной древесины высокосортные пиломатериалы. Цена русского “вудмайзера” куда меньше заграничного, а технические характеристики почти такие же. Обслуживают пилораму четыре человека.

Мамонов показывает на разной длины обрезки кедра, дуба, ясеня: “Раньше это все шло в котельные, а теперь пилим на доски, которые идут на столярку. Покупателей много, часть продукции мы поставляем как экспортную тому же “Тернейлесу”. Дубовые коротышки - ну куда они могут пойти? В Пластуне российско-японское предприятие “Хардвуд” с помощью клея превращает их в первосортный материал - четырехметровой длины доски...… И слышно, как покупателям, приехавшим за обрезками, которые годны разве для печки, кто-то из операторов пилорамы делает замечание не трогать отходы, из которых, оказывается, еще можно что-то выбрать для паркетной доски.

Автор : Евгений СУВОРОВ, пос. Терней, специально для "В", Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Бьют по хвостам

Если не остановить процесс дальнейшего расхищения лесных ресурсов Приморья, заявляют специалисты Всемирного фонда дикой природы (WWF), в течение ближайших пяти лет край ожидает экологическая и экономическая катастрофа, а в результате - политический кризис и потеря его для России.

На выставке бревно пилили…

Не часто на выставках встретишь такое. На “Мебель, деревообработка-2001” в работе демонстрировали компактную импортную пилораму. Рабочий пилил на ровные доски здоровое еловое бревно, опилки сыпались. Правда, от этого другие не страдали.

Лесхоз веники не вяжет

Лесхоз и лесопользователь – это вечное противостояние. Лесоруб арендует лесную площадь, а лесхозы следят за тем, как арендатор размахивает топором среди деревьев. Не так – плати штраф. А их иногда набегает столько, что впору отказаться от лесоразработок – кубометр сырой деловой древесины становится таким дорогим, что им просто невыгодно торговать. Но, насколько известно, никто из лесорубов пока не бросал выделенные деляны, как бы его ни штрафовали лесхозовские контролеры. Одни лесорубы откровенно “химичат”, другие, надеясь на несовершенство российских законов, Лесного кодекса и “Правил рубок”, идут в Арбитражный суд. От лесопользователей нередко слышал: ну что еще надо этим лесхозникам – такую арендную плату дерут, за другие услуги им платишь, а они штрафами давят. А лесхозники в ответ – за такой беспредел вас нужно немедленно из тайги гнать.

Лучегорские угольщики работают на перспективу

В административном здании разрезоуправления “Лучегорское”, в котором дважды в сутки получают наряд уходящие на смену шахтеры, вывешена красочная рукописная “Молния”. Она извещает, что в ночь с 5 на 6 сентября рабочая смена, которую возглавляют начальник смены Андрей Ошиток и поездной диспетчер Людмила Винокурова, вывезла в отвалы 31250 кубометров вскрытых наносов. Такой высокой выработки за одну смену здесь не достигали уже несколько лет.

Традиция останется

Выставка приморского художника Сергея Черкасова открывается сегодня в галерее современного искусства “Арка”. Согласно хорошей традиции одновременно с экспозицией художник представит новый календарь на 2002 год. Оба события стали возможны при активной поддержке приморского отделения АКБ “Альфа-банк”.

Последние номера