Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Спорт

Сыграть не умел он вничью… Дальневосточный след первого русского чемпиона мира по шахматам

В нашем представлении русская послеоктябрьская эмиграция состояла сплошь из воинствующих элементов, занятых только антисоветскими акциями. Конечно, это имело место, и довольно значительное, но в основной массе своей эмигранты озабочены были куда более земным: крышей над головой, пропитанием, семейным уютом. Ну и, конечно, по мере возможности духовным.

В нашем представлении русская послеоктябрьская эмиграция состояла сплошь из воинствующих элементов, занятых только антисоветскими акциями. Конечно, это имело место, и довольно значительное, но в основной массе своей эмигранты озабочены были куда более земным: крышей над головой, пропитанием, семейным уютом. Ну и, конечно, по мере возможности духовным.

В 1927 году находившийся за границей и отказавшийся вернуться в СССР шахматный мастер Александр Алехин обыграл чемпиона мира Хосе-Рауля Капабланку и получил титул шахматного короля. В эмигрантской среде этот успех был встречен с неописуемым ликованием.

Вскоре новый чемпион стал активно посещать страны, в которых имелись наиболее многочисленные диаспоры соотечественников. В первую очередь - Чехословакию, Югославию, Китай.

Только спустя полвека и то благодаря открывшимся зарубежным архивам да появившейся возможности знакомиться с зарубежной периодической печатью тех лет можно получить более или менее полное представление о масштабах общественно-шахматной деятельности Алехина. Он колесил буквально по всему миру. И в конце концов добрался до Китая. Случилось это в январе 1933 года.

Эмиграция, осевшая в Поднебесной, вела довольно-таки активный образ жизни. Выходили газеты, журналы, издавались книги, работали учебные заведения. Регулярно устраивались различные выставки, конкурсы, в том числе и красоты.

Функционировали десятки спортивных кружков и секций сокольского направления, девизом которых стал лозунг “В мышцах – сила! В сердце – отвага! В мыслях – Родина!”

Одним из основных занятий были шахматы. Увлечение этой игрой, особенно в Шанхае и Харбине, получило такой размах, что нашло отражение даже в художественной литературе. Именно в эти годы Иван Елагин создает поэтический шедевр “За то, что сыграть не умел я вничью, - За все это гибелью я заплачу!” Много лет позже в газете “Новое русское слово”, выходившей в Нью-Йорке, другой поэт-дальневосточник Валерий Перелешин опубликует специальное, посвященное этому периоду исследование “Шахматы в эмигрантской поэзии”…

В первые послереволюционные годы советские дальневосточные любители шахмат не чурались контактов с “бывшими”. Это вынужден был признать советский печатный орган “Шахматный листок”. “Кроме Владивостока шахматные кружки существуют в Шанхае и Харбине, - сообщается в № 15-16 журнала за 1923 год, - на последнем турнире в Шанхае первый приз получил владивостокский игрок Романов. Налажена связь с Америкой, откуда местные любители получают шахматную литературу”.

В конце 70-х годов автору этих строк удалось разыскать в Москве В. Грибина, бывшего в начале 20-х годов членом того самого владивостокского кружка.

Владимир Грибин (кстати, брат известного капитана дальнего плавания Валентина Грибина. – Прим. авт.) был довольно известной шахматной личностью для своего времени, в 1928 году выиграл чемпионат Дальнего Востока, в том же году участвовал в первом чемпионате РСФСР. Центральная печать особо отмечала первое явление в столице шахматиста с далекой окраины.

Сам Владимир Петрович в Китае не бывал, что, возможно, уберегло его в будущем от нежелательных последствий, но вот коллеги нередко наведывались к “белогвардейцам”. Помимо уже упомянутого Романова в Харбин и Шанхай выезжали владивостокские шахматисты Томашевский, Эйнарович, Глоба-Михайленко, Янес. Литературой, конкретно журналами “Бритиш чесс мэгэзин”, снабжал некто Эберг, иностранец, представитель то ли шведской, то ли датской судоходной компании. Между прочим, сильный шахматист, он в 1923 году стал победителем первого чемпионата Владивостока.

Однако после 25-го года все советские “контактеры” словно в воду канули. О них больше не упоминается ни в местной, ни в центральной печати.

Остается лишь гадать, как сложилась их дальнейшая судьба. Возможно, уехали за границу. А может, что тоже не исключается, попали в поле зрения ОГПУ. Как же – якшались с эмиграцией. Во всяком случае, ни Грибин, ни ныне здравствующий и отметивший недавно свое 91-летие победитель первого всесибирского турнира Иван Федорович Волошин впоследствии этих людей больше не встречали…

Но вернемся к Алехину. Следует заметить, что из шахматных светил он был не первым, побывавшим в дальневосточном русском зарубежье. Еще в 1927 году в Харбин занесло югославского маэстро Бору Костича. Намеревался он посетить и Приморье. О чем, кстати, поспешил сообщить все тот же “Шахматный листок”. Но по неизвестным причинам в этом югославу было отказано.

Приезд Алехина в Шанхай стал для русской диаспоры волнующим, незабываемым событием. Весь облик короля излучал уверенность, оптимизм и как бы говорил: не падайте духом!

Формально он был эмигрантом, в душе же оставался русским, патриотом своей Родины. Как его ни “клеймила” советская власть (наркомюст Н. Крыленко: “Алехин – наш враг”), в адрес России он не скажет ни слова хулы. Более того, в середине 30-х годов направит приветствие советскому шахматному движению. А пока…

Чемпион делает все, что в его силах, чтобы хоть как-то скрасить нелегкий быт соотечественников.

В Шанхае Алехин провел несколько дней. Выступал с лекциями, охотно анализировал партии с любителями, прежде всего с трехкратным победителем Всешанхайских турниров Д. Поляковым (много бы дал, чтобы узнать, как сложилась дальнейшая судьба этого человека. – Прим. авт.).

Венцом визита стали сеансы одновременной игры. Как свидетельствует в дошедшем до наших дней альбоме “Русские в Шанхае” очевидец сеансов штабс-капитан Владимир Жиганов, Алехин “продемонстрировал одновременную игру с сорока семью местными игроками (выиграл 40 и 4 вничью), а также изумительную одновременную игру вслепую с 13 досками, за каждой из которых сидело по нескольку игроков…”.

На торжественном вечере, устроенном по случаю визита, гость откровенно признался, что даже не подозревал, что среди восточной части русской эмиграции шахматное искусство в таком почете. Он пообещал еще раз посетить Китай...

Едва ли Алехин подозревал, что очень скоро планета окажется ввергнутой в пучину вселенских катаклизмов и просто станет не до королевской игры. А он, великий чемпион, почитаемый во всем мире, в одночасье превратится в изгоя и при странных обстоятельствах внезапно скончается в отеле богом забытого португальского городка Эшторил…

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Энергетика – это не политика, а экономика

Не надо ожидать от рыночной структуры – акционерного общества, каким является РАО “ЕЭС России”, другого. Но пока осознается это трудно, а в ножницы попадает население, которому отключают свет и тепло, лишают льгот.

В Дальнеречье дровишки готовят загодя

48 процентов бюджета в Дальнереченском районе Приморья идет на народное образование. Это рекордный показатель по краю. Но прошлая зима внесла свои коррективы в жизнь дальнереченских детей. Неудивительно,что морозы послужили хорошим уроком на будущее.

Белый, белый день…

Белый, белый день… Он длится бесконечно у Сергея Черкасова, который представит свою новую выставку в галерее современного искусства “Арка” 25 сентября.

Путь к сердцу зрителя – через «Разломанный мост»

Знаменитый герой китайских народных сказаний У Сун, великий мастер ушу, бесстрашный и веселый человек, возвращается к себе домой.

Театр – единственная правда

Новый 69-й театральный сезон открывается сегодня в академическом театре драмы им. Горького. «Поминальная молитва» по пьесе Григория Горина, как некогда мюзикл «Биндюжник и король», станет «визитной карточкой» сезона. На уик-энд театр дает «Забыть Герострата» и «Юлия Цезаря».

Последние номера