Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Мегаполис

Первый остров России

Россия всегда была богата землей. Не счесть ее островов в океане. Большие и малые, они ожерельем опоясали всю страну. Среди этих разбросанных по морям жемчужин есть одна небольшая, но очень особенная. Остров Фуругельма лежит на сорок второй параллели, в заливе Петра Великого, у самой границы с Северной Кореей и Китаем, и является самым южным островом страны. Поскольку солнце, как известно, встает на востоке, то именно с Фуругельма и начинается Россия.
Россия всегда была богата землей. Не счесть ее островов в океане. Большие и малые, они ожерельем опоясали всю страну. Среди этих разбросанных по морям жемчужин есть одна небольшая, но очень особенная. Остров Фуругельма лежит на сорок второй параллели, в заливе Петра Великого, у самой границы с Северной Кореей и Китаем, и является самым южным островом страны. Поскольку солнце, как известно, встает на востоке, то именно с Фуругельма и начинается Россия.

Немногим выпадала удача бывать на этом небольшом кусочке русской земли, но корреспондентам “В” повезло.

Земля имени губернатора

Наш катер подходит к западной бухте острова. На берегу приютились маленький деревянный домик и пара брезентовых палаток. Здесь живут ученые. Они изучают птиц и всевозможных морских обитателей, коих на Фуругельме тьма-тьмущая. После недолгих выяснений, кто мы, откуда и зачем, наша небольшая журналистская дружина в полном составе благополучно высаживается на берег.

Этот остров был открыт в конце XIX века моряками фрегата “Паллада” и назван в честь военного губернатора Приморья и командующего Сибирской флотилией Ивана Васильевича Фуругельма. Остров небольшой, в тихую погоду его можно обойти на лодке всего за полдня.

Если подняться на самую вершину острова, которая, как и все склоны, напрочь заросла непролазным кустарником, вымахавшим чуть ли не в человеческий рост, то в ясный день можно разглядеть Северную Корею. Поэтому было решено осмотреть окрестности, и заодно взглянуть на сопредельные с Россией территории, и, кроме того, посмотреть на знаменитые птичьи базары, много лет существующие на Фуругельме. Для нашей группы великодушные ученые выделили из своих рядов проводника. Он и повел нас по еле заметной тропе сквозь буйную “зеленку” вверх по склону сопки.

Цветы и птицы

Когда-то, еще в начале прошлого века на острове водилось несметное количество чаек, бакланов, чистиков, каменушек и других морских птиц. Они гнездились тысячами. Птицами были освоены не только неприступные скалы, но и травянистые берега. Как писал Михаил Пришвин, который в свое время бывал на острове, “если бы поднять на воздух во время злейшего тайфуна один только какой-нибудь птичий базар, хотя бы, например, с мыса Кесаря, то крики птиц совершенно заглушили бы удары Японского моря о скалы”.

Кроме птиц остров Фуругельма облюбовали и другие представители флоры и фауны. “Осенью пауки до того заткут кусты паутиной, что приходится с палкой ходить и расчищать себе путь, иначе паутина залепит глаза”. Поэтому, как заметил Пришвин, “гнуса нет, очень редко пропищит комар”. “В летнее время ночью весь остров в огне от летающих светлячков”. На Фуругельме довольно много змей: “Есть на острове безобидный японский уж, огромный полоз Шренка, и очень редко попадается щитомордник…” В изобилии растут цветы: красная и белая розы (Rosa rugosa и Rosa multiflora), “весной даже с моря скалы кажутся розовыми от цветущих азалий”. Но настоящие хозяева острова все-таки птицы.

Все!.. Пришел песец

И вот в сентябре 1929 года этому птичьему раю пришел конец. На Фуругельм завезли голубых песцов: с Сахалина и Командорских островов – двадцать три самца и двадцать семь самок. Люди, видимо, из-за обилия кормовой базы решили, что это место как нельзя лучше подходит для выращивания “меховых” животных. Был создан питомник. Жадные и прожорливые песцы разогнали все птичьи базары, беспощадно поедая кладки и тем самым уничтожая пернатое потомство. Только бакланы смогли уберечься от нежданной опасности, поскольку гнездились в расщелинах неприступных скал, куда песцы не могли добраться.

Став на короткое время хозяевами Фуругельма, голубые песцы не оправдали возложенного на них доверия, поскольку в отличие от суровых Командорских островов не смогли в достаточно теплом климате Приморья дать полноценный мех, за который они и ценятся. Сложно сказать, что стало со зверьками, то ли они, оставшись без еды, отдали богу душу, то ли, как неблагонадежные, были выбиты людьми, но после нескольких лет эксперимента песцы покинули остров.

Красноармейца век недолог

Свято место пусто не бывает. На смену песцам пришли военные. В конце 30-х годов прошлого века на вершине острова была построена батарея. Были привезены четыре орудия 152-го калибра по типу тех, что стояли на военных кораблях той эпохи, оборудованы места под их установку, построена казарма для обслуживающего персонала, а местные корейцы, промышлявшие рыбной ловлей в этих местах, были высланы по приказу вождя народов в далекую Среднюю Азию. Эта батарея так же, как и подобное военное сооружение на полуострове Гамова и знаменитая Ворошиловская батарея на Русском острове, была призвана прикрывать подступы к Владивостоку. Шел 1939 год. После хасанских событий страна готовилась к войне.

После осмотра птичьих базаров наша маленькая группа, продираясь сквозь непролазные кустарниковые чащи, обнаружила на самой вершине сопки скромный бетонный памятник, увенчанный порядком поржавевшей пятиконечной звездой. На монументе была высечена надпись: “Красноармеец Единцов Николай Семенович 1917-1939”. Как и при каких обстоятельствах умер этот совсем молодой боец – погиб в стычке с японскими милитаристами, сорвался с прибрежных скал или скончался от болезни, – мы, наверное, уже никогда не узнаем...

Едва различая тропу в зарослях травы и кустарника, мы наконец-то вышли на батарею. Дальнобойные орудия были направлены в сторону границы. Их порядком поела ржавчина. Внутри бетонных укреплений буйно разросся все тот же вездесущий кустарник. Вокруг запустение и разор. Под сопкой над чахлыми деревцами возвышались развалины казармы.

Последними военными обитателями Фуругельма были двое матросов срочной службы, которых держали здесь в качестве обслуживающего персонала батареи. Как рассказывал один из бывших морских офицеров, к острову весьма не часто приходил катер с продовольствием и почтой для бойцов. И они по сути были вынуждены, как робинзоны, жить вдали от цивилизации, причем практически на подножном корму, что их ничуть не огорчало, поскольку под боком имелись птичьи базары, где всегда можно было разжиться свежими яйцами, и море, богатое рыбой и всевозможными моллюсками. Когда в 1978 году Фуругельм передавали Дальневосточному морскому заповеднику, к острову подошел катер с группой ученых, которые осматривали свои будущие владения. Среди научников были и женщины. Сколь же была удивлена делегация, когда им навстречу из прибрежных кустов выскочили матросы с криками: “Бабы! Бабы!”

Остров-заповедник

Последними обитателями Фуругельма стали ученые. Остров на вечные времена был отдан Дальневосточному отделению Российской академии наук, а точнее, Институту биологии моря, которому сейчас принадлежит Дальневосточный морской государственный заповедник. Фуругельм стал неотъемлемой и важной частью этой уникальной природоохранной территории, которой нет аналогов во всем мире. На суше и в море, окружающем остров, чуть ли не круглый год работают ученые, активно изучая наземных и морских обитателей этих мест.

Но иногда здесь “работают” и браконьеры. Не так давно на острове была обнаружена целая свалка ракушек дальневосточного гребешка, оставленных любителями поживиться морскими богатствами заповедных вод.

По сей день украшением Фуругельма являются птичьи базары. Каждой весной и осенью на острове собирается более половины перелетных птиц, которые держат путь на север через юг Приморья. Всего около 200 видов. На острове гнездятся 80 тысяч чернохвостых чаек, три сотни бакланов и несколько сот серых цапель, а еще чистики, тупики-носороги и многие другие пернатые обитатели планеты. Здесь берет начало их птичий род. В прибрежных водах живут трепанг, гребешок и забавный плоский морской еж, который, если взять его в руки, оставляет на пальцах розовую краску.

Мы покидали остров Фуругельма в ясную, солнечную погоду, оставляя за кормой своего катера маленький, но такой приветливый и очень важный кусочек русской земли в Тихом океане. Подумалось, что если так красив первый остров державы, так поэтична его судьба, то как прекрасны должны быть все остальные бесчисленные острова России.

Автор : Александр АЛЕКСЕЕВ, "Владивосток"

В этом номере:
Энергетика – это не политика, а экономика

Не надо ожидать от рыночной структуры – акционерного общества, каким является РАО “ЕЭС России”, другого. Но пока осознается это трудно, а в ножницы попадает население, которому отключают свет и тепло, лишают льгот.

В Дальнеречье дровишки готовят загодя

48 процентов бюджета в Дальнереченском районе Приморья идет на народное образование. Это рекордный показатель по краю. Но прошлая зима внесла свои коррективы в жизнь дальнереченских детей. Неудивительно,что морозы послужили хорошим уроком на будущее.

Белый, белый день…

Белый, белый день… Он длится бесконечно у Сергея Черкасова, который представит свою новую выставку в галерее современного искусства “Арка” 25 сентября.

Путь к сердцу зрителя – через «Разломанный мост»

Знаменитый герой китайских народных сказаний У Сун, великий мастер ушу, бесстрашный и веселый человек, возвращается к себе домой.

Театр – единственная правда

Новый 69-й театральный сезон открывается сегодня в академическом театре драмы им. Горького. «Поминальная молитва» по пьесе Григория Горина, как некогда мюзикл «Биндюжник и король», станет «визитной карточкой» сезона. На уик-энд театр дает «Забыть Герострата» и «Юлия Цезаря».

Последние номера