Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Иногда матери ждут, чтоб их ребенок погиб

- Девушка, мне бы это, шприцы поменять, - вытаскивает полный, доверху, полиэтиленовый пакет шприцев потрепанная жизнью и наркотиками женщина. В тесной комнатушке пункта по обмену использованных инъекционными наркоманами шприцев в СПИД-центре на Борисенко, 50 пахнет свежей краской.

 - Девушка, мне бы это, шприцы поменять, - вытаскивает полный, доверху, полиэтиленовый пакет шприцев потрепанная жизнью и наркотиками женщина. В тесной комнатушке пункта по обмену использованных инъекционными наркоманами шприцев в СПИД-центре на Борисенко, 50 пахнет свежей краской.

“За выходные у нас навел порядок один из пациентов”, - говорит старшая медсестра Вера Кимлык.

Изделие № 2 - в дело

Позже Вера поясняет, что эта потрепанная наркоманка приходит в пункт постоянно. Вот уже несколько лет она вместе с мужем сидит на ханке. Несмотря на долгий наркоманский стаж, о своем здоровье супруги беспокоятся, поэтому собирают за неделю-другую шприцы и меняют их на новые - за раз по 150-200 штук.

Постоянными посетителями пункта по обмену шприцев становятся наркоманы 27-35 лет с большим стажем употребления – те, кто сидит на опии или эфедрине. Героиновые наркоманы сюда заглядывают не часто. Хотя среди использованных шприцев хватает и инсулинок, причем явно не новых. Вера показывает нам контейнер с замоченными в дезинфицирующем растворе инсулинками, двадцатками и тридцатками. Большинством из них пользовались не один месяц: градуировки стерты, канюли сломаны, поршни упакованы в целлофан (чтобы лучше ходили), на некоторых шприцах прилеплены наклейки с жевательных резинок, выцарапаны имена владельцев. Оказывается, у наркоманов есть примета: если купишь сначала шприц, то потом дозу не найдешь. А когда купил наркотик, обычно лень до аптеки дойти или ломка мешает, вот и колются старыми.

В пункте шприцы меняют строго: за один использованный один новый. Кроме того, посетителям предлагают пройти анкетирование и сдать анализ на ВИЧ, выдают брошюры о СПИДе, гепатите и безопасном сексе, вручают презервативы. Впрочем, некоторым невтерпеж, потому какие анкеты! Быстро поменял шприц - и к кайфу. С презервативами тоже беда. Потребители используют их весьма своеобразно: опытным путем выяснили, что смазка изделия № 2 помогает улучшению работы поршня, потому презервативами натирают шприцы.

Шприц не для песочниц

Следующий посетитель пункта – аутрич-работник Катя. Она тоже когда-то сидела на наркотиках, сумела бросить. Катя выходит в народ, общается с потребителями, меняет шприцы. Ей верят, потому что она говорит с наркоманами на одном языке. На этот раз Катя принесла в коробке около 50 использованных шприцев. В основном здесь инсулинки. Вера высыпает их в контейнер, после обработки шприцы заберут на мусоросжигательный завод и уничтожат. Врачи и медсестры стараются как можно меньше к ним притрагиваться. Во Владивостоке шприцы не обследовали, а вот в Питере это сделали, треть была заражена ВИЧ.

Только за прошлый год через пункты во Владивостоке (второй находится в краевом наркологическом диспансере на Станюковича, 53) потребители инъекционных наркотиков обменяли 83 тысячи шприцев. Таким образом, грязные иглы не пошли по кругу, разнося “профессиональные” болезни наркоманов - ВИЧ, гепатиты и другую заразу. Благодаря пунктам шприцы, в которых кровь смешалась с наркотиками, не оказались на улицах, где с ними играют дети. Врачи говорят, что ВИЧ может находиться в использованном шприце от 10 дней до нескольких недель, а вирус гепатита и того более. Случайный укол такой “игрушкой” может быть очень опасен.

Медсестра Вера Кимлык предлагает очередному посетителю сдать анализ на ВИЧ. Тот отказывается. Многие наркоманы боятся узнать правду, хотя и подозревают, что могут быть носителями вируса. Вере приходится их уговаривать, и не зря. 24-летняя эфедринщица, которая колется семь лет, сдала в пункте анализ. Оказалась ВИЧ-инфицированной. Ее мужу-наркоману поставили такой же диагноз. Вообще из тех, кто проверялся на ВИЧ, у двадцати кровь оказалась положительной. Одна из пациенток, после того как узнала о своем статусе, призналась, что зараженными могут оказаться 85 человек, с которыми кололась и спала…

Доза сыну

В дверях появляется хорошо одетая женщина, быстро меняет шприцы и уходит. “Она что, тоже?..” - спрашиваем мы у Веры. “Нет, у нее сын – героинщик. Учится в престижном вузе. Сам к нам не идет, говорит, ему все равно, чем колоться, а мама вот заботится…” Нередко именно родители приходят в пункт за одноразовыми шприцами для своих детей. Они устали уговаривать, запирать, лечить. Теперь просто ждут, отчего умрет их ребенок – от гепатита или передозировки…

Больше в день нашего пребывания в пункт обмена никто не зашел. Это и неудивительно, после трехмесячных “каникул” (врачи ждали очередного финансирования) сюда трудно вернуть потребителей - отвыкли.

Между прочим, деньги на пункты по обмену шприцев дают иностранцы. В прошлом году институт открытого общества Сороса выделил 25 тысяч долларов на наши пункты, в этом прислали лишь 20 тысяч. Да и за это спасибо великое.

Очень скоро мы все почувствуем масштаб проблемы. По официальным данным, в России уже сегодня 3 миллиона наркоманов и 140 тысяч ВИЧ-инфицированных. Во всех регионах нашей страны лидирует шприцевой путь заражения, потому ВИЧ и наркотики по сути стали одной большой бедой.

Вдумайтесь в эти цифры и факты: на лечение только одного больного в стадии СПИД уходит до десяти тысяч долларов в год. В Приморье на 1 августа насчитывалось 2662 ВИЧ-положительных, за неделю выявляют от 30 до 60 новых больных. Да, сегодня до стадии СПИДа доживают единицы, большинство умирает от других заболеваний, коих у наркомана – букет, или от передозировки. Но тех, кто доживет, государство обязано лечить. И затраты на это будут несоизмеримо больше, чем на открытие пунктов по обмену использованных шприцев. А ведь с их помощью реально остановить распространение ВИЧ. Тому подтверждение – Владивосток. Город, занимавший первое место по количеству ВИЧ-инфицированных, сегодня переместился на девятое место в крае. Находке, где ВИЧ давно перешагнул порог эпидемии, пункт по обмену шприцев нужен позарез, впрочем, как и Большому Камню, Артему, Уссурийску, Дальнереченску, Партизанску. Увы, у местных властей на это деньги не находятся, а иностранцам всю Россию не вытянуть.

Кроме того, ВИЧ – это все-таки удел молодых. А значит, через несколько лет мы окажемся в ситуации, когда будут больше умирать, меньше учиться, работать, служить в армии, рожать детей. ВИЧ наотмашь бьет по всему обществу.

Автор : Татьяна НАГОРНАЯ, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Энергетика – это не политика, а экономика

Не надо ожидать от рыночной структуры – акционерного общества, каким является РАО “ЕЭС России”, другого. Но пока осознается это трудно, а в ножницы попадает население, которому отключают свет и тепло, лишают льгот.

В Дальнеречье дровишки готовят загодя

48 процентов бюджета в Дальнереченском районе Приморья идет на народное образование. Это рекордный показатель по краю. Но прошлая зима внесла свои коррективы в жизнь дальнереченских детей. Неудивительно,что морозы послужили хорошим уроком на будущее.

Белый, белый день…

Белый, белый день… Он длится бесконечно у Сергея Черкасова, который представит свою новую выставку в галерее современного искусства “Арка” 25 сентября.

Путь к сердцу зрителя – через «Разломанный мост»

Знаменитый герой китайских народных сказаний У Сун, великий мастер ушу, бесстрашный и веселый человек, возвращается к себе домой.

Театр – единственная правда

Новый 69-й театральный сезон открывается сегодня в академическом театре драмы им. Горького. «Поминальная молитва» по пьесе Григория Горина, как некогда мюзикл «Биндюжник и король», станет «визитной карточкой» сезона. На уик-энд театр дает «Забыть Герострата» и «Юлия Цезаря».

Последние номера