Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Афганские генералы готовы к бою

Бишкек, Киргизия. Когда в 1992 году моджахеды осаждали Кабул, смертоносный дождь из ракет обрушился на город, и жители прятались в землянках, выкопанных во дворах. Войдя в город, моджахеды хватали тех, кто сражался на стороне сопротивления, и безжалостно вешали в парках и прямо на улицах.
Беженцы из Афганистана

 Бишкек, Киргизия. Когда в 1992 году моджахеды осаждали Кабул, смертоносный дождь из ракет обрушился на город, и жители прятались в землянках, выкопанных во дворах. Войдя в город, моджахеды хватали тех, кто сражался на стороне сопротивления, и безжалостно вешали в парках и прямо на улицах.

Джобархел Лал Мухаммед боялся, что солдаты, стрелявшие куда попало из автоматов АК-47, линчуют его вместе с семьей. Он был генералом правительственной армии, которую поддерживал Советский Союз во время операции 1979-1989 годов.

Поэтому он бежал с семьей в горную, теперь уже бывшую советскую республику. С тех пор Лал Мухаммед мечтал только об одном: Афганистан без моджахедов и Талибана, навязавшего свой черный вариант исламских законов этой удаленной от мира центрально-азиатской стране. Может, Соединенные Штаты объединятся с Россией и помогут афганской диаспоре справиться с Талибаном, говорил он тем, кто соглашался слушать. Многие считали его наивным человеком.

До 11 сентября этого года так оно и было. Но после кошмарных террористических атак на Америку всеми забытая община изгнанников поверила, что ее час настал. Американцы жаждут возмездия и крови главного подозреваемого Усамы бен Ладена, саудовского миллионера, превратившего Афганистан в штаб-квартиру международного терроризма. Пока Америка угрожает наказанием странам, укрывающим у себя террористов, мировая общественность наконец обратила внимание на 300 тысяч афганцев, живущих на территории бывшего Советского Союза (всего около 3,6 миллиона афганцев живут за границей, по данным комитета США по беженцам). Многие из них боролись против вооруженных повстанцев, которые в конце концов вытеснили советскую армию из Афганистана.

“Я готов идти сражаться опять, - говорит Лал Мухаммед. - Если меня не возьмут, я готов помочь советами. Я 15 лет прослужил на транспортном самолете «Ан-24».

Бишкек может показаться странным местом для проживания нескольких тысяч афганцев. У Киргизии нет границы с этой страной, и зеленые бульвары напоминают скорее провинциальную Россию, нежели Среднюю Азию. Такие же пятиэтажные панельные дома, какие можно увидеть в любом городе бывшего Союза, такой же памятник Ленину с указующей на светлое будущее рукой, такие же говорящие по-русски люди.

Но первые впечатления обманчивы, и постепенно обнаруживается, что Киргизия такая же часть исламского мира, как и часть сферы российского влияния. Как и в Афганистане, 90 процентов территории страны занимают горы: их заснеженные пики вырастают уже в 40 километрах от Бишкека. Крестьяне носят традиционные фетровые шапки и ездят по дорогам на тележках, запряженных ослами. В каждом квартале есть уличное кафе с дымящимся мангалом для шашлыков. А с 1991 года, с момента обретения независимости, здесь стали строиться мечети, которые причудливо сочетают в своей архитектуре арабские купола и бетонные конструкции советского стиля.

Многие здешние афганцы поддерживали советское вторжение на свою территорию, поэтому естественно, что они вместе с семьями бежали на север после победы Талибана. Многие говорят по-русски кроме родного фарси и живут в обычных квартирах в отличие от своих собратьев, оказавшихся в палаточных лагерях в Иране и Пакистане. Тем не менее, покинув родину, большинство из них бедствует. Врачи зарабатывают на жизнь, продавая фрукты у дороги, профессора торгуют спичками и сигаретами на рынке. Исповедуя одну веру с киргизами, афганцы, однако, держатся особняком. Киргизия стала более светской и русифицированной после завоевания царской армией в 1876 году, а Афганистан все время находился в относительной изоляции, сопротивляясь вторжению англичан и русских. Киргизы не были ортодоксальными мусульманами и запросто распивали с русскими водку, а афганцы всегда намного строже придерживались законов ислама.

Исламский кошмар

 Талибан оказался воплощением ортодоксальности. Эта организация состоит в основном из этнических пуштунов, которые установили строжайшую теократию. Женщины должны быть покрыты тканью с головы до пят, мужчины обязаны отращивать бороды. Женщинам запрещается работать, получать образование, их доступ к медицинской помощи ограничен. Запрещены все развлечения, в том числе и свадебные церемонии, не говоря уже о музыке, телевидении и газетах. Доход на душу населения в Афганистане один из самых низких в мире, детская смертность составляет 149 на 1000 детей и является одной из самых высоких на планете. Средняя продолжительность жизни 47 лет. Однако нынешнее правительство очень мало делает для того, чтобы исправить эту жестокую статистику: оно занято в основном войной с партизанами, зарабатывая деньги на эту войну торговлей наркотиками. По данным ЦРУ, Афганистан является самым большим производителем опиума в мире.

Киргизия на себе испытала попытки Талибана экспортировать исламскую революцию. Террористы, связанные с исламским движением Узбекистана, в прошлом году несколько раз нападали на южные города Киргизии. Эти боевики, поставившие себе задачу установить законы шариата в Узбекистане и соседних государствах, снабжаются всем необходимым из Афганистана и Таджикистана. Госдепартамент США сообщает, что Кабул напрямую поддерживает это движение.

Афганские беженцы, избежав кошмара в своей стране, не нашли особого сочувствия в Киргизии. Их проблемы начинаются с полиции, без конца вымогающей взятки. Им с большим трудом удается получить документы, позволяющие получить вид на жительство. Большинство живет под угрозой депортации на родину, говорит Саид Мухаммад Омар, председатель фонда, помогающего беженцам получить визы. Фонд также организовал школу для детей.

У Саида типичная судьба человека, имевшего тесные связи с Советским Союзом. В 1974 году он поехал в Киев учиться на военного летчика. Во время вторжения Советского Союза на территорию страны он работал на просоветское правительство. В конце концов стал высокопоставленным чиновником министерства иностранных дел Афганистана и вынужден был бежать из страны, поскольку моджахеды и Талибан нещадно истребляли “государственных людей”.

Саид с возмущением говорит о нынешнем правительстве: «Талибан - это проблема не только Афганистана, но и всего мира. Международный терроризм там и зародился». Но ему приходится общаться с представителями Талибана в посольстве Афганистана в Казахстане. Посольство, как ни странно, в последние годы стало мягче относиться к беженцам и даже подарило фонду Саида машину, чтобы он смог объезжать тех, кто живет в сельской местности.

Волонтеры учат женщин и детей

Хабиб Халики имеет особый взгляд на трудности жизни беженцев в этой стране. Афганец по рождению, он давно стал американским гражданином и до пенсии проработал администратором в больнице города Ордуэй, штат Колорадо. Но и он, и его жена решили посвятить оставшуюся жизнь помощи афганским беженцам, приехали в Киргизию. Теперь Халики возглавляет Институт науки, технологий и языков - учебное заведение с широким спектром задач. Женщины здесь учатся шить, дети изучают фарси и английский, подростки готовятся к экзаменам для поступления в колледжи. Большинство детей потеряли годы школьного обучения и получили серьезные психологические травмы во время войны.

«Можно сказать, что это целое потерянное поколение, - говорит Халики. - У них не было возможности учиться в школе из-за войны, миграции, разделения семей. Большинство детей просто неграмотны».

Школа - это совершенно нормальное и распространенное явление во всем мире, но только не в Афганистане. Женщинам там вообще запрещено получать образование. Здесь же в одной комнате австралийские учителя Дэвид и Хизер Экерсли проводят урок английского в группе девушек и молодых женщин. Некоторые из них закутаны в традиционные шарфы. На втором этаже школы дети учатся читать на фарси. Это и трогательно, и страшно, когда понимаешь, что эти доски с мелом, что эти девушки, хихикающие при виде журналистов с фотоаппаратом, были бы вне закона у себя на родине.

Манавара Шеста Киам, тридцатилетняя афганка, открыла свой фонд “Мухаджир” примерно с такой же целью - помогать женщинам и детям. Получив образование инженера, дома она оказалась под подозрением, потому что Талибан относится к образованным людям как к коммунистам, говорит она.

Сейчас она пытается давать женщинам такое образование, которое помогло бы им найти работу. Женщины с большой радостью изучают шитье, парикмахерское дело, английский, русский и даже компьютеры. Фонд договорился с местной клиникой о том, что женщин будут лечить бесплатно. При Талибане даже получение медицинской помощи - очень нелегкое дело. “Женщине не разрешается идти к врачу одной, только с мужчиной-родственником. Но осталось столько вдов, чьи мужья, сыновья и отцы были убиты. Что им остается делать?” - говорит Манавара.

Сейчас ее фонд обратился к правительствам Киргизии и соседних государств с просьбой не закрывать границы для новых беженцев, которые под угрозой военных действий Америки против Афганистана уже бегут из страны. Но те, которые попытаются проникнуть в Киргизию через Пакистан, скорее всего будут высланы обратно, так как беженцев через третьи страны киргизское правительство не признает.

Зажечь «кубло» терроризма

После 11 сентября тектонические плиты международных отношений сдвинулись, и киргизские афганцы сейчас напряженно ждут, что будет дальше. Афганские лидеры в изгнании единогласно выразили возмущение актами терроризма в США и сочувствие жертвам, и Халики скорее всего выразил мнение многих, сказав, что испытал облегчение, не увидев афганских имен среди подозреваемых летчиков-террористов.

Афганские беженцы в Киргизии слишком вежливы, чтобы упрекать в чем-либо Америку. Но некоторые ветераны афганской войны намекают, что распространение терроризма - это результат того, что США вложили 2 миллиарда долларов в вооружение афганских повстанцев для борьбы с Советским Союзом. Желая подавить противника в холодной войне, Соединенные Штаты бездумно взрастили себе следующего врага - поколение радикальных мусульман, которые возненавидели гедонистический Запад даже больше безбожного коммунизма.

(Правительственные силы, которые воевали вместе с Советским Союзом против моджахедов, и сами не так уж безвинны. Это правительство пришло к власти в результате государственного переворота в 1978 году, свергнув законного президента.)

Бен Ладен был тогда одним из моджахедов-боевиков. Молодым человеком этот сын саудовского миллиардера собрал армию иностранцев со всего мусульманского мира, желающих воевать на стороне моджахедов. В конце концов он стал лидером 20 тысяч “афганских арабов”; он не только обеспечивал финансирование их войны, но и сам участвовал во многих главных битвах, в том числе в захвате Джелалабада в 1989 году.

Но вина за террор в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании лежит не только на бен Ладене, говорит Саид Мухаммад Омар. Он убежден, что Кабул стоит за атаками на Пентагон и Центр всемирной торговли, а также за смертью лидера Северного альянса Ахмад Шаха Масуда, которую оплакивает вся афганская диаспора. “У меня нет никакого сомнения в том, что все эти варварские террористические акты были организованы Талибаном, - говорит он. - Мы все чрезвычайно возмущены”.

Но может быть, теперь что-то наконец произойдет, говорят афганцы. “Все наши генералы готовы идти на войну и помогать Америке освобождать страну”, - говорит Саид. - Если кто-то из американского посольства хочет прийти к нам за советом, мы сделаем все возможное, чтобы помочь им. Все ведущие организации мира должны собраться и разрушить это гнездо международного терроризма”.

Многочисленные зарубежные комментаторы указывают на ошибки советской операции и предупреждают, что Америка может завязнуть в кровавой партизанской войне. Но здешние афганцы полагают, что простой народ в данном случае поддержит иностранцев.

“В некотором роде это воспримут как освобождение, - говорит Хабиб Халики. - Я не думаю, что народ будет сопротивляться так, как сопротивлялись Советскому Союзу, потому что к нему относились как к захватчику. Проблема в том, чтобы найти уважаемого и законного руководителя, чтобы заменить теперешний режим, - лидера, признанного всеми фракциями и не имеющего крови на руках”.

Приветствуя разговоры об ответном ударе по Талибану, Лал Мухаммед беспокоится, что простые афганцы пострадают в новой войне. “Мы в ужасе от терактов в Америке, у многих из нас там родные и друзья. Но мы также не хотим смерти невинных людей в Афганистане. Поэтому очень важно нанести удар по базам террористов, а не по городам”, - говорит он.

Лал Мухаммед вспоминает жестокость войны с моджахедами. Однажды он летел на самолете с грузом оружия из Кабула в Хост, когда боевики начали стрелять по нему ракетами класса «земля - воздух».

“У нашего самолета было устройство, отражающее ракеты, но осколки ракет все-таки ударили и вывели из строя один двигатель. Мы едва смогли посадить самолет на другом аэродроме. Я был ранен в ногу. Но как только мы приземлились, нам пришлось бежать, потому что аэродром был уже захвачен врагом. Мы пережили сотни таких атак”.

Еще несколько недель назад афганские беженцы в Киргизии казались забытым народом, горюющим по утраченной родине, в которой воцарилась тирания, такими, как северные корейцы в Китае или китайские уйгуры в Казахстане. Их ветераны напоминают старых генералов Белой армии, собиравшихся в Париже или Берлине в 20-е годы и строивших планы, как победить большевиков. И вот внезапно они узнают, что ученые мужи и стратеги подталкивают США к тому, чтобы использовать их опыт. И они считают, что смогут внести свой вклад в победу над Талибаном. Они верят, что пришло время отрубить голову гидре.

Объясняет Саид Мухаммад Омар: “Это болезнь, которую наша страна не сможет вылечить сама”.

Автор : Нонна ЧЕРНЯКОВА, Расселл УОРКИНГ (фото авторов), специально для "В"

В этом номере:
Энергетика – это не политика, а экономика

Не надо ожидать от рыночной структуры – акционерного общества, каким является РАО “ЕЭС России”, другого. Но пока осознается это трудно, а в ножницы попадает население, которому отключают свет и тепло, лишают льгот.

В Дальнеречье дровишки готовят загодя

48 процентов бюджета в Дальнереченском районе Приморья идет на народное образование. Это рекордный показатель по краю. Но прошлая зима внесла свои коррективы в жизнь дальнереченских детей. Неудивительно,что морозы послужили хорошим уроком на будущее.

Белый, белый день…

Белый, белый день… Он длится бесконечно у Сергея Черкасова, который представит свою новую выставку в галерее современного искусства “Арка” 25 сентября.

Путь к сердцу зрителя – через «Разломанный мост»

Знаменитый герой китайских народных сказаний У Сун, великий мастер ушу, бесстрашный и веселый человек, возвращается к себе домой.

Театр – единственная правда

Новый 69-й театральный сезон открывается сегодня в академическом театре драмы им. Горького. «Поминальная молитва» по пьесе Григория Горина, как некогда мюзикл «Биндюжник и король», станет «визитной карточкой» сезона. На уик-энд театр дает «Забыть Герострата» и «Юлия Цезаря».

Последние номера