Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Личность

Мы должны вернуть рыбаков в родные порты, считает председатель рыболовецкого колхоза «Восток-1» Александр ПЕРЕДНЯ

В рыбодобывающих организациях Дальнего Востока есть десятки судов, которые никогда (представьте, никогда!) не заходили в родные порты. Из района промысла они сразу берут курс на южнокорейский порт Пусан – рыбацкую Мекку дальневосточных рыбаков. После многомесячного пребывания на путине, наполненной напряженной и тяжелой работой, рыбаки с тоской смотрят на пробегающие мимо российские берега, где их с нетерпением ждут родные и близкие. Уже в Пусане некоторые моряки переживают сильный психологический стресс. Есть и такие, которые не выдерживают и срываются. Почему российским рыбакам приходится идти в чужеземный порт? Что надо сделать, чтобы они возвращались в родные гавани сразу после промысла? Об этом наша беседа с председателем правления рыболовецкого колхоза “Восток-1” Александром ПЕРЕДНЕЙ накануне заседания правительства по концепции рыболовства в стране.
В рыбодобывающих организациях Дальнего Востока есть десятки судов, которые никогда (представьте, никогда!) не заходили в родные порты. Из района промысла они сразу берут курс на южнокорейский порт Пусан – рыбацкую Мекку дальневосточных рыбаков. После многомесячного пребывания на путине, наполненной напряженной и тяжелой работой, рыбаки с тоской смотрят на пробегающие мимо российские берега, где их с нетерпением ждут родные и близкие. Уже в Пусане некоторые моряки переживают сильный психологический стресс. Есть и такие, которые не выдерживают и срываются. Почему российским рыбакам приходится идти в чужеземный порт? Что надо сделать, чтобы они возвращались в родные гавани сразу после промысла? Об этом наша беседа с председателем правления рыболовецкого колхоза “Восток-1” Александром ПЕРЕДНЕЙ накануне заседания правительства по концепции рыболовства в стране.

- Самое простое объяснение этому явлению: у нас, да и в других рыбодобывающих организациях, нет лишних средств, чтобы платить такие колоссальные налоги и пошлины, которые взимаются в российских портах, - говорит Александр Передня. - Например, простояв в Пусане на ежегодном ремонте месяц, наш процессор рассчитался с властями Южной Кореи суммой чуть больше 500 долларов, но вот его заход в родной Владивосток на двое суток для смены экипажа обошелся предприятию в 10.000 долларов. Есть разница?

- Безусловно. Но почему такое происходит?

- Такова, к сожалению, сегодняшняя реальность. Несколько сотен судов (а у дальневосточных рыбаков около 2700 единиц промыслового флота) идут в южнокорейский порт Пусан не для того, чтобы их экипажи погуляли и отдохнули. Они вынуждены таким образом решать свои хозяйственные задачи по восстановлению флота, его переоборудованию, смене экипажей, хранению рыболовной продукции. Чем это вызвано? А тем, что сегодня рыбаки по большому счету просто не вписываются в экономическую политику нашего государства. Вот и получается, что нам выгоднее пройти мимо родного, но негостеприимного Владивостока, чем зайти в него. Нам известно, что все службы здесь настолько “забюрократизированы” коммерческим интересом, что можно вместо двух суток остаться в порту на неделю, а то и больше. И все только для того, чтобы пройти проверку различных портовых служб по полной схеме. Никого при этом не волнует, что уходит ценное промысловое время и тратятся огромные суммы на оплату различных сборов, налогов и пошлин. На днях мы разгружали свое судно, которое вернулось с лососевой путины. Низкая организация работ по выгрузке затянула время стоянки траулера у причалов рыбного порта, а каждые сутки простоя – это 5-6 тысяч долларов прямых убытков. А потом все недоумевают, почему так дорого у нас в крае продается рыба? У меня уже давно созрело предложение: не изобретать ничего нового, а взять и внедрить у себя опыт порта Пусан. Кроме низких портовых сборов успешно работает продуманная государственная политика экономического благоприятствования для всего флота, заходящего в порт. Рыбацкое судно спокойно пополняет судовые запасы топлива, промыслового вооружения, продуктов питания, проводит мелкий ремонт, получая запчасти со всего света, и никто не думает “нагрузить” рыбака дополнительной наценкой от государства в 26 , а то и 50 процентов. Понимают, что тем, кто создает материальные блага на этой земле, необходимо всячески содействовать, так как потом все вернется сторицей, и тому есть реальное подтверждение – прекрасный город на берегу моря Пусан. Словом, корейцы создают в своих портах для нас режим наибольшего экономического благоприятствования. И за счет этого получают огромные доходы, которые по сути должен получать наш регион. Технически все возможности для этого есть и у Владивостока. Достаточно создать аналогичный режим благоприятствования для всех приходящих в наш порт судов, скажем, на мысе Чуркина!

- А как при этом решается социальный вопрос? Вы говорите, что рыбаки подвергаются сильным стрессам, попадая вместо родного порта в Пусан?

- Можно легко снизить социальную напряженность в рыбацких коллективах, если убрать те экономические рогатки, которые мешают сегодня российским судам заходить в отечественные порты. Тогда весь флот Дальнего Востока будет стремиться к родным причалам. Кроме решения социальных вопросов это и огромный объем работы для местных судоремонтных заводов, других отраслей экономики. А пока мы вынуждены ремонтировать свои суда в Пусане. Экипаж обычно попадает туда после путины и проводит еще больше месяца в отрыве от семьи. Мы, конечно, стараемся входить в положение рыбаков и иногда помогаем их семьям выехать в Пусан для встречи с ними. Но все же в родном порту, в своем доме моряк будет чувствовать себя намного комфортнее, меньше будет психологических срывов. Всем известно, как лечит рыбака время, проведенное в семейном кругу, в общении с детьми. Они смогут прийти на судно, посмотреть, где работает их отец.

- Александр Александрович, разъясните подробнее, почему возникла такая ненормальная ситуация в отрасли?

- Сейчас вокруг рыбаков фактически сложился правовой вакуум, который создает для них двойной риск. Первый из них - рыбак, как никто другой, зависит от природных условий. Например, прошлой зимой все Охотское море сплошь покрыли льды, и не было никакой рыбалки. Многие предприятия понесли колоссальные убытки. Как обычно, государство и не подумало чем-то помочь рыбакам. Ведь в сознании чиновников в последнее время сложился стереотип: все рыбаки - отъявленные браконьеры. Но это эмоции. А почему их толкают на незаконный лов рыбы, никто понять не желает, и только немногим в таком положении удается держаться буквы закона. Второй риск - это ситуация, которая создана абсолютной непредсказуемостью государственных органов по причине отсутствия законов, учитывающих специфику рыбацкого труда, что порождает различные служебные злоупотребления, способствует коррупции в массе контролирующих инстанций. Контролеры, а их не менее пяти организаций только в море, зачастую противоречат друг другу, при этом крайним остается всегда рыбак. Однако браконьеров меньше не становится – сетуют, мол, не хватает сил, а так ли это? Только наше предприятие за прошлый год проверили 119 раз, и ни одного нарушения! Зачем тратить силы и проверять тех, кто доказал свое уважительное отношение к законам? Все объясняется очень просто – они всегда рядом, на них проще делать показатели. Специалисты между тем прогнозируют: если законодательный вакуум вокруг рыбаков не будет заполнен в ближайшее время и этим не займутся те, кто знает, что такое рыбалка со всеми ее проблемами изнутри, то государство вскоре может потерять всю отрасль.

- Выходит, все беды оттого, что рыбаки оказались как бы вне закона?

- Именно так. Ведь до сих пор не прописаны на государственном уровне взаимоотношения между государством и рыбной отраслью. Нет концепции, под которую должны были создаваться законы. Так возникла законодательная пустыня вокруг рыбака. Он не знает, как ему в правовом плане вести себя с государственными органами и организациями (таможня, пограничники, налоговая и т.д.). А они этим пользуются в полной мере. До сих пор никого не интересовало, как рыбак пересекает видимые и невидимые границы между различными ведомствами, потому что нет законодательной базы. Такой вот красноречивый пример: траулер работает в двенадцатимильной зоне, и в этот момент косяк рыбы уходит в двухсотмильную зону, то есть за государственную границу, и для того чтобы его догнать, судно сначала должно “сбегать” в порт, переоформиться, а потом на полных парах и уже на законном основании догонять косяк. Не абсурд ли это?

- И что же, Александр Александрович, делать в этой ситуации? Дожидаться, когда рухнет отрасль под тяжестью государственного бюрократического пресса?

- Так как государство не могло решить такие проблемы, как распределение квот, безопасность мореплавания, взаимоотношения моряков с другими ведомствами, то рыбаки стали писать челобитные, собирались на съезды, где ругали правительство, плакались друг другу в жилетку и говорили: “Давайте напишем, как нам плохо”. Но никто на их письма в правительстве не обращал внимания. И мы поняли, что жалобы никого не проймут. Тогда мы создали у себя организацию, в которую были приглашены лучшие специалисты по таможенному делу, налоговому законодательству, юриспруденции, люди, знающие, что такое рыбное хозяйство, не на словах, а на деле. Перед ними поставили четкую задачу систематизировать все основные законодательные пробелы в рыбной отрасли. Это законы о рыболовстве, взаимодействие между различными законами, которые затрагивают интересы рыбаков или мешают их хозяйственной деятельности. Под эти конкретные задачи готовятся законодательные проекты. То есть началась нормальная законотворческая инициатива, которая исходит от колхоза “Восток-1”. Она нашла поддержку у депутатов Госдумы. Теперь им дается юридически проработанный материал, и они уже отстаивают в парламенте интересы рыбаков Приморья и Дальнего Востока. Уже есть реальные результаты, которые сдвигают с мертвой точки все застарелые проблемы отрасли. Например, сейчас готовится проект “Режим экономического благоприятствования”, принятие которого, надеемся, вернет рыболовный флот Дальнего Востока в родные порты.

Хотелось бы высказать пожелание, чтобы как можно больше рыбацких организаций бассейна участвовало в законотворческой инициативе. Так можно будет быстрее добиться результата.

- Александр Александрович, а у вас нет желания самому стать депутатом, чтобы, как говорится, непосредственно участвовать в создании законов, так нужных рыбакам и их семьям?

- Интересная мысль. Я думаю, что у рыбаков просто нет другого выбора, кроме как идти во власть.

Автор : Беседовал Артем РУСОВ, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Кому отдадут лампочку Ильича?

Мэр Находки Виктор Гнездилов прокомментировал свою точку зрения на предложение и.о. директора ОАО “Дальэнерго” Виктора Мясника, озвученное на заседании совета глав муниципальных образований Приморского края. Его суть состоит в том, чтобы города и районы заключали договоры на прямое обслуживание и передачу в собственность “Дальэнерго” всех перепродавцов электроэнергии, то есть местных электросетей. Виктор Мясник считает, что в этом случае энергетики смогут более эффективно обеспечить потребителей электроэнергией.

Зима обойдется дорого

Подготовка жилищно-коммунального хозяйства Находки к предстоящему отопительному сезону обсуждалась на заседании коллегии городской администрации, прошедшей под председательством мэра Виктора Гнездилова.

«Аскольд» будет отапливать себя сам

Как сообщил корреспонденту “В” генеральный директор арсеньевского ОАО “Аскольд” Станислав Шаторный, в предстоящую зиму производственные помещения этого предприятия будут обогреваться заводской котельной, работающей на жидком топливе. Уже сегодня здесь запасен мазут в объеме, которого достаточно на весь отопительный сезон, на что потрачено 9 млн. рублей.

На «ликерке» стали больше наливать

В два с половиной раза увеличилось за последние две недели количество заказов на семь видов алкогольной продукции, выпускаемой Владивостокским ликеро-водочным заводом, филиалом ОАО “Уссурийский бальзам”. В связи с этим на заводе введено больше двадцати дополнительных рабочих мест.

ДВУЭК забирает весь свет и отдает тепло

Первую свою пресс-конференцию уже без приставки “и.о.” провел вчера генеральный директор Дальневосточной энергетической управляющей компании Виктор Мясник. Новая структура полностью узаконена, получив благословение акционеров “Дальэнерго” и “ЛуТЭКа”. ДВЭУК утверждена также в реестре РАО “ЕЭС России” и теперь приступила к официальному управлению двумя акционерными обществами по основным направлениям: экономики, бизнеса, технологического управления, топливообеспечения.

Последние номера