Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Убийственная сила массового искусства, или Искусство массового убийства

Владимир Кузнецов, экс-губернатор Приморского края, ныне житель Сан-Франциско, включил телевизор 11 сентября через полчаса после того, как в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке один за одним врезались два “Боинга”, управляемые террористами. “Я не сразу понял, что это выпуск новостей, - рассказывал Кузнецов по телефону своим друзьям из Владивостока, - думал, идет какой-нибудь бесконечный сериал фильмов ужаса”.

Владимир Кузнецов, экс-губернатор Приморского края, ныне житель Сан-Франциско, включил телевизор 11 сентября через полчаса после того, как в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке один за одним врезались два “Боинга”, управляемые террористами. “Я не сразу понял, что это выпуск новостей, - рассказывал Кузнецов по телефону своим друзьям из Владивостока, - думал, идет какой-нибудь бесконечный сериал фильмов ужаса”.

И только захлебывающийся от паники и ужаса голос репортера, звучащий за кадром вместо киношной “музыки напряженных эмоций”, обозначал, что это разлетаются от взрыва не павильонные картонные стены и не в монтажной изобретен гибельный маневр “Боинга”, идущего на таран второго “близнеца-небоскреба”.

Великая американская цивилизация – цивилизация Кока-Колы, Гамбургера и Голливуда – испытывает ныне шок, сравнимый в нашей с вами истории разве что с 22 июня 1941 года. Но 22 июня не было Си-эн-эн, не было мгновенного национального осознания масштабов катастрофы, которая произошла. И теперь американцы должны будут вечно жить с 11 сентября, как мы до сих пор живем с 22 июня.

Это очень тревожит. Это тревожит ровно настолько, насколько могучей, технологичной и величественной до сих пор казалась “держава номер 1”. Точно так же и перед 22 июня советский народ свято верил, что “броня крепка, и танки наши быстры”, что “малой кровью и на чужой земле”, что “Сталин в Кремле все козни врага распознает”. Катастрофа Отечественной войны оказалась настолько глубинным потрясением для всей нации, что как минимум два поколения после Победы жили лишь с одной целью: “лишь бы не было войны”. И это величайший опыт русского народа, полученный нами в ХХ веке, а его цена в десятки миллионов жизней еще больше этот опыт и подвиг возвеличивает.

Как ни странно, но мир “борьбы двух систем”, гонки вооружений и холодной войны оказался более стабильным и спокойным, чем мир всеобщей демократии и свободы. Потому что в том мире были балансы – “империй зла и добра”, причем неважно, кто кем был в реальности.

В двух мировых войнах участвовала Америка, за все эти две войны на ее территорию упала одна, повторяю, одна бомба. Японцы пустили на воздушном шаре. И вот после такого принципиального незнания того, как выглядят смерть и разрушения на родной земле, – кромешный ад с десятками тысяч жертв. Тут может надломиться и душа народа, более привыкшего к испытаниям.

После такого удара нация либо обращается в стадо, либо, наоборот, взрослеет, страшно взрослеет, делаясь в своей внешней политике куда более осторожной и умудренной. Первого варианта не нужно никому – ни американцам, ни нам, ни всем нормальным людям, потому что великая держава, обратившаяся в перепуганное стадо, – это треск по всему миру с непредсказуемыми последствиями. Все надеются и верят во второе, что, с честью пройдя через страшный удар, одна из главнейших держав западного мира явит силу и мудрость. Для сомнительных внешнеполитических игр в бирюльки, в которые все мы играли последние десять лет, больше нет ни времени, ни большого желания. 11 сентября показало, что может наступить время куда более страшных игр, к которым и Америке, и России, и всем остальным державам западного мира надо быть готовыми.

Но все-таки о Голливуде. Есть такая великолепная формула, порожденная лексиконом новых русских: “За базар надо отвечать”. Мое глубочайшее убеждение сродни ленинскому: “Идея становится материальной силой, когда она глубоко овладевает массами”. Голливуд с его фильмами-катастрофами так глубоко овладел массами, что даже Владимир Кузнецов, совсем не человек толпы, попутал поутру 11 сентября новости с очередным боевиком.

Я думаю, что это именно Голливуд внедрил в мировое массовое сознание мысль о том, что возможно и такое: “Боингом” с людьми - да по небоскребу. Том Клэнси, мастер триллерного сценария, еще семь лет назад произвел на свет боевичок “Долг чести”, где все было именно так: “Боинг”, террорист-камикадзе… Правда, цель была другая – Капитолий. Но какая на самом деле разница?

Разница лишь в том, что 11 сентября из сценария вычеркнули роли “хороших парней” типа Арнольда Шварценеггера и Брюса Уиллиса и никто никого не спас за три секунды до взрыва.

Я дважды был в Америке, был и во Всемирном торговом центре, мои старинные университетские друзья живут в пригороде Нью-Йорка, и я им звонил утром 12 сентября, я по-своему люблю американцев, но я думаю сегодня, что американскому государству, американскому бизнесу надо осмыслить свою роль на земном шаре не инфантильно, в духе боевика или комикса, а по-настоящему, через муки и страдания. И ответить за “базар”…

Автор : Владимир ОЩЕНКО, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Согреет ли зимой новая «энергометла»?

На совещании глав муниципальных образований, проведенном в среду губернатором Дарькиным, в числе прочих вопросов были внесены в повестку дня первые итоги работы недавно созданного краевого государственного унитарного предприятия (КГУП) “Примтеплоэнерго”.

К сердцу экономики – через наш желудок

Даже самая сильная армия не служит полной гарантией независимости государства. Пока продовольственный рынок страны находится под чужой пятой, о национальной безопасности не может быть и речи.

Сто процентов любви

Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет. А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет…

Над крышей Земли

Вы думаете, любители путешествовать автостопом перевелись? А вот и нет. Солидный бизнесмен, перемещающийся по миру в комфортабельном авиасалоне сугубо по делам, наверняка покрутит пальцем у виска, если узнает, что бельгийская художница Кристин Стилл прибыла во Владивосток без всякой на то причины.

И вечный бой…

В начале 60-х годов я пришла юной и наивной на краевое телевидение, имея самое смутное представление о предстоящей работе и еще меньшее - о самом телевидении.

Последние номера