Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Пиво во Владивостоке пили и любили всегда

Так пусть же до конца времен не просыхает дно В бочонках, где бушует Джон Ячменное зерно. (Р. Бернс)

Так пусть же до конца времен не просыхает дно В бочонках, где бушует Джон Ячменное зерно. (Р. Бернс)

Девять тысяч ведер

Трудно установить точную дату появления во Владивостоке пива местного производства, поскольку первые опыты кустарного получения этого широко любимого напитка имели место до появления газет. Документы архивов позволяют утверждать, что производство пива во Владивостоке началось в 70-е годы XIX века. Одним из первых был завод германского подданного, купца 2-й гильдии Готлиба Штейнбаха на Первой Речке. В донесении военному губернатору г. Владивостока в апреле 1883 года сообщалось, что на этом заводе в 1882 году «произведено 55 варок и получено пива 9000 ведер, по розливу в бутылки получилось 153000 бутылок, каковое продано в г. Владивостоке - 95000 бутылок, в Посьете - 9000 бутылок, в селе Никольском, Хабаровске и окружности - 49000 бутылок. Пиво вываривают из ячменя, которого употреблено до 10 тыс. пудов, каковой покупался в Ханкайской и Суйфунской округах... Хмель доставлялся из Баварии». На этом заводе в 1882 году работали 25 китайских рабочих, а пивоваром был 27-летний германский подданный Александр Рейс.

Впоследствии этот завод перешел в ведение Адольфа Риха, купца 2-й гильдии, тоже выходца из Германии, принявшего российское гражданство. В 1895 году завод Риха выпустил около 6 тысяч ведер пива двух сортов.

В начале XX столетия с этим заводом успешно конкурировали другие производители пива: В. А. Марек на Седанке, Фердинанд Ноюкс и С. Томашевский (завод на ул. Лазоревской, ныне ул. Пушкинская), Федор Зильгалв (завод «Ливония» в Голубиной пади, частично строения этого завода сохранились до наших дней).

Пиво В. Марека было удостоено серебряной медали в 1913 году на выставке Приамурского края, посвященной 300-летию царствования дома Романовых. О своей продукции заводчик В. Марек писал в 1907 году в газете «Дальний Восток»: «Пивоваренный завод «Седанка» рекомендует выпущенное с 12 декабря сего года в продажу пиво, сваренное известным пивоваром Робертом Христиановичем Швальмом, имеющим 38-летнюю практику и работавшим на всемирно известном Пльзенском пивоваренном заводе, а также в Вене, Моравии и Чехии. Пиво несладкое, в натуральном виде и совершенно безвредное для здоровья и для желудка в особенности».

Завод С. Томашевского, разместившийся на улице Лазоревской, в 1912 году выпускал следующие сорта пива: «Мюнхенское» темное, «Боярское» и «Царское» светлое. Хмель для производства пива завод получал из Польши, солод приготавливался на месте, варкой пива заведовал опытный практик г. Бильд. Пиво завода Томашевского владивостокские газеты характеризовали так: «Качество пива хорошее, приятный и мягкий вкус».

В 1912 году во Владивостоке пивом торговали в 38 залах, они находились в основном в центре города, на улицах Семеновской, Пологой, Алеутской, Фонтанной, Корейской, Светланской, 1-й Морской, Пекинской. В этих залах предлагалось пиво в основном местного производства, но было и привозное, которое стоило значительно дороже.

Хмель разбушевался

Доставка пива во Владивосток из-за рубежа или из европейской России производилась в основном пароходами. Морская транспортировка была длительной и не всегда благополучной. Об одном случае такого неблагополучия рассказывает архивный документ - акт от 15 ноября 1888 года, составленный владивостокскими купцами Иваном Кустером, Кузьмой Школьниковым, Ажелем Вальденом по заявлению Иоганна Лангелитье, который получил 300 ящиков пива санкт-петербургского завода «Новая Бавария», доставленного французским пароходом «Парис».

При осмотре оказалось, что 878 бутылок были разбиты при полной сохранности ящиков, что составило более 60 проц. всей партии доставленного пива. В акте засвидетельствовано, цитирую: «Самая большая часть из бутылок с вышибленным дном, почему можно полагать, что пиво не было довольно выброжено и выдержано и при переходе из Санкт-Петербурга во Владивосток через тропики разорвало бутылки. Это подтверждается и тем, что попадаются бутылки с кислым, испорченным пивом, и большой вопрос - может ли эта партия сохраниться на долгое время».

Хорошее пиво из этой партии продавалось во Владивостоке по цене 5 рублей за дюжину (12 бутылок).

Имеющиеся сведения говорят, что владивостокцы в подавляющем большинстве пили пиво местного производства, в том числе и китайских пивных заводов. В июле 1904 года Владивостокская городская дума на одном из своих заседаний рассмотрела вопрос «О санитарном состоянии китайских пивоваренных заводов в г. Владивостоке». Был подготовлен специальный доклад врача К. Десслера, который обследовал шесть действующих заводов. В своем докладе он писал: «Число заводов невелико, но количество пива, вырабатываемое ими, довольно значительно... Китайцы пьют пиво в подогретом виде и выпивают его за один раз от двух до трех фунтов. Китайское пиво пьют и русские люди, быстро привыкающие к его своеобразному горькому вкусу. Наши солдаты пьют китайское пиво даже с некоторым удовольствием».

По свидетельству доктора Десслера, все шесть китайских пивоваренных заводов располагались в районе улиц Пекинской, Семеновской и Корейской, имели одинаковое устройство, каждый имел четыре рабочих отделения и пивную, в которой производилась «распивочная продажа» уже изготовленного пива. Каждое отделение пивных заводов имело свое название, связанное с производимыми там операциями по изготовлению из риса пива.

А как насчет пива из риса?

Помещение, где замачивали и очищали рис от посторонних примесей, называлось мочильным отделением. Здесь в каждый мочильный чан, заполненный горячей водой, всыпалось до 10 мешков риса, после промывки зерна чаны заполнялись подогретой водой, и в ней рис набухал около 20 часов.

Затем рис поступал в заторное отделение, где в заторных чанах производилась его варка до состояния полужидкой коричневой вязкой массы. В третьем - холодильном отделении сваренный рис в течение нескольких часов охлаждался в специальных лотках. Затем он поступал в бродильное отделение, где в кадках-корчагах смешивался с сухими пивными дрожжами китайского производства и бродил восемь или более дней - в зависимости от желаемой крепости и качества пива.

После окончания процесса вся перебродившая масса затаривалась в длинные шелковые плотные мешки, которые завязывались и укладывались под пресс. С помощью последнего производилось отделение жидкой части массы пива от твердых частей (пивной барды), остающихся в мешках. Вытекшее из мешков пиво приправляли сахаром, и уже как готовый продукт оно поступало в пивную для продажи или на склад в бочки.

Так варили пиво на китайских заводах во Владивостоке в конце XIX - начале XX века. В 1904 году завод Ли Зичанга находился на улице Корейской; Ван Бинтена - на Корейской и Фонтанной; Цзяо Цзиньцзо - на Алеутской (в доме Галецкого); Тун Литина - на Семеновской; Ван Фа - на углу Семеновской и Корейской; Юн Ченсина - на Пекинской (в доме Пьянкова). В настоящее время улицы Корейская и Пекинская называются соответственно Пограничная и Адм. Фокина.

Автор : Нелли МИЗЬ, краевед, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Согреет ли зимой новая «энергометла»?

На совещании глав муниципальных образований, проведенном в среду губернатором Дарькиным, в числе прочих вопросов были внесены в повестку дня первые итоги работы недавно созданного краевого государственного унитарного предприятия (КГУП) “Примтеплоэнерго”.

К сердцу экономики – через наш желудок

Даже самая сильная армия не служит полной гарантией независимости государства. Пока продовольственный рынок страны находится под чужой пятой, о национальной безопасности не может быть и речи.

Сто процентов любви

Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет. А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет…

Над крышей Земли

Вы думаете, любители путешествовать автостопом перевелись? А вот и нет. Солидный бизнесмен, перемещающийся по миру в комфортабельном авиасалоне сугубо по делам, наверняка покрутит пальцем у виска, если узнает, что бельгийская художница Кристин Стилл прибыла во Владивосток без всякой на то причины.

И вечный бой…

В начале 60-х годов я пришла юной и наивной на краевое телевидение, имея самое смутное представление о предстоящей работе и еще меньшее - о самом телевидении.

Последние номера