Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Экономика, финансы

К сердцу экономики – через наш желудок

Даже самая сильная армия не служит полной гарантией независимости государства. Пока продовольственный рынок страны находится под чужой пятой, о национальной безопасности не может быть и речи.
Даже самая сильная армия не служит полной гарантией независимости государства. Пока продовольственный рынок страны находится под чужой пятой, о национальной безопасности не может быть и речи.

Если очертить более узкий круг, опуститься до уровня насущных проблем своего края, то и тут все это остается в силе. Очевидна уязвимость Приморья с большой протяженностью его границ, экспансией импортного продовольствия, малоземельем края (на одного приморского жителя приходится в три раза меньше пашни, чем в целом по России). Вот почему приморские депутаты не стали ждать принятия федерального закона о продовольственной безопасности, который пылится на полках Госдумы три года, а пошли по пути тех нескольких субъектов федерации, где такой законодательный акт уже работает. На последнем заседании краевой думы закон принят в третьем чтении и теперь находится на подписи у губернатора. Председатель комитета по продовольственной политике и природопользованию Сергей Сидоренко с волнением ждет, какое решение примет Сергей Дарькин.

- Закон предполагает не менее 10 процентов доходной части краевого бюджета направлять на агропромышленный и рыбохозяйственный комплексы, - объясняет депутат причину своих опасений. - Но это не согласуется с концепцией представленного проекта бюджета на следующий год, где заложено резкое снижение финансовой поддержки аграрной отрасли. Предлагаемая сумма – это меньше двух процентов бюджетных расходов. Такое сворачивание государственной поддержки сельского хозяйства очень быстро приведет к окончательному его развалу и полной потере продовольственной безопасности Приморья.

Дорогой, зато свой

- Но разве реально, чтобы край полностью обеспечивал себя пропитанием?

- Такую недостижимую цель мы и не ставим. Закон определяет просчитанную с помощью экономистов и ученых на основе физиологических норм питания планку – 60 процентов жизненно важных пищевых продуктов должно поставлять собственное производство. Тогда продовольственную независимость можно будет считать обеспеченной. На сегодня доля местного продовольствия в нашем рационе в два раза меньше.

Я уже не говорю о том, что ввозимое продовольствие очень часто не соответствует принятым у нас санитарным и экологическим нормам.

- Тем не менее рынок есть рынок, конкуренция между нашими и зарубежными производителями сама расставит все по местам.

- Рыночные законы экономики – хорошо, но в стихии рынка легко захлебнуться. Мы запрашивали таможенное управление, и посмотрите, что получается. Показателен пример 1998 года, данные которого и сейчас ненамного улучшились. За тот год стоимость завезенных из-за рубежа продуктов почти дошла до 4 миллиардов рублей, то есть практически сравнялась с краевым бюджетом! Налоги, собранные на территории и розданные людям в виде зарплаты, а также направленные на социальные программы, через потребительскую корзину ушли на поддержку китайских, австралийских, американских фермеров. Так происходит колоссальное вымывание средств из экономики края. И тут уже мы переходим из аспекта продовольственной безопасности в аспект безопасности экономической и вообще национальной независимости.

- Есть рычаги, с помощью которых можно открыть зеленую улицу для местного продовольствия?

- В мировой практике сколько угодно таких примеров. Допустим, себестоимость сахара-сырца у американских фермеров в два раза выше, чем мировая, при этом США ни килограмма не закупают за границей. А в Японии себестоимость риса в шесть раз превышает мировую, тем не менее производство его поддерживается. Квоты на ввоз риса рассматриваются на уровне правительства. Таможенные пошлины устанавливаются такие, что их хватает на дотирование своих производителей.

Продовольственное обеспечение везде четко просчитывается и балансируется. Где-то больше, где-то меньше, но сельское хозяйство дотируется государством во всех странах.

Не проедим последнее?

- Насколько вложенная в сельское хозяйство государственная копейка дает отдачу? Или все как в прорву?

- В последнее время с помощью созданной законодательной базы в крае удалось добиться увеличения объема финансирования отрасли. Заработал целевой территориальный фонд финансирования и развития предприятий АПК, в хозяйствах появилась новая техника, приобретенная через лизинговый фонд, эффект дали и другие законы, разработанные депутатами совместно со специалистами департамента сельского хозяйства и продовольствия администрации края.

Теперь судите о результатах. Еще три года назад из 200 сельхозпредприятий края всего 13 были прибыльными. В прошлом году их стало 39. До 2000 года край ежегодно терял 5-8 тысяч голов скота, а вот уже год держим поголовье без снижения. В целом можно уже говорить о стабилизации, и надо было бы продержаться еще два-три года, чтобы пошло уверенное увеличение объемов производства.

Возьмите молоко. Хоть мизерная, но все-таки прибыльность его производства обеспечивается за счет государственной поддержки. Если сейчас оно будет лишено всяких дотаций, то своего молока мы уже не увидим.

- Почему именно молоко попадает “под секвестр”?

- Не только молоко. По предложенному краевой администрацией проекту бюджета на будущий год предполагается поддержка лишь племенного животноводства и элитного семеноводства. Все остальные направления бросаются на самовыживание.

Тогда своих яиц мы тоже не увидим. Только благодаря поддержке бюджета вышла из длительного кризиса птицефабрика “Надеждинская”. Как бы тяжело ей ни работалось, но коллектив уже стал набирать обороты. Птицефабрику “Уссурийская” вывести из кризиса не удалось, но здесь хотя бы прекратился обвальный спад производства и удалось сохранить предприятие. В бюджетах всех субъектов федерации заложено дотирование птицефабрик, только Приморский край намерен стать исключением. В результате приморское яйцо станет неконкурентоспособным. Никто ведь не сможет его продавать выше установившейся на рынке цены. А тот же, к примеру, алтайский производитель даже с учетом доставки сюда сможет продавать его чуть дешевле, потому что его затраты частично компенсируются из казны.

Собственно, уже сейчас продукция наших птицефабрик исчезает с прилавков, как и мясо кур. Проще найти в продаже амурских бройлеров. Не стоит удивляться и тому, что хабаровчане везут к нам свою продукцию. В 2000 году в Хабаровском крае на один гектар в обработке выделено в три раза больше средств, чем в Приморье.

- Но так можно все бюджетные деньги проесть!

- Не подумайте, что я за производство продукции с высокой рентабельностью. Я согласен с новой краевой администрацией в том, что надо перераспределять направления финансовой поддержки, вкладывать средства в первую очередь в предприятия, которые находятся на подъеме, тратить их не на текучку и проедание, а на развитие новых технологий, перспективные сорта, эффективные корма. За такой механизм распределения денег депутаты нашего комитета будут двумя руками. Но просто срезать в два раза финансирование сельского хозяйства - значит снова отдать Приморье на откуп предприимчивым китайским дельцам.

За свет картошкой не берут

- По отношению к селянам нет абсолютно никакой справедливости, - продолжает Сергей Сидоренко. – В крае осталось 614 сельских населенных пунктов, где живет пятая часть приморцев. Много ли они имеют от бюджета? Гроши! В основном бюджетные деньги идут на инфраструктуру городов и поселков, обеспечение их жителей коммунальными услугами. Селяне всем на свете обделены: удобствами для жизни, культурой, нормальным образованием. Теперь еще – работой. Большинство выживает за счет натурального хозяйства. Но ведь не каждый будет с овощами стоять на базаре, а картошкой за электричество рассчитаться нельзя, и за помидоры сахар не купишь. Человеку надо хоть какую-то копейку зарабатывать. Поэтому когда мы говорим о поддержке сельхозпредприятий, мы говорим еще и о социальной поддержке жителей сел. Нельзя согласиться с тем, чтобы 20 процентам населения было “пожертвовано” только два процента доходной части бюджета. Это прямой путь к дальнейшему обнищанию и деградации тех, кто мог бы прекрасно кормить нас, не прибегая к помощи сомнительных благодетелей из-за рубежа.

Пока неизвестно, придется ли депутатам преодолевать вето губернатора на закон “О продовольственной безопасности Приморского края”. Не исключено, что он благополучно пройдет и эту ступеньку. Но ведь закон определяет только общую концепцию, уровни ответственности по его выполнению.

Конкретные параметры развития сельского хозяйства Приморья, просчитанные до 2010 года, названы в краевой программе, которую мы намерены вынести для обсуждения на очередное заседание думы.

Автор : Надежда БРАЖИНА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Согреет ли зимой новая «энергометла»?

На совещании глав муниципальных образований, проведенном в среду губернатором Дарькиным, в числе прочих вопросов были внесены в повестку дня первые итоги работы недавно созданного краевого государственного унитарного предприятия (КГУП) “Примтеплоэнерго”.

К сердцу экономики – через наш желудок

Даже самая сильная армия не служит полной гарантией независимости государства. Пока продовольственный рынок страны находится под чужой пятой, о национальной безопасности не может быть и речи.

Сто процентов любви

Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет. А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет…

Над крышей Земли

Вы думаете, любители путешествовать автостопом перевелись? А вот и нет. Солидный бизнесмен, перемещающийся по миру в комфортабельном авиасалоне сугубо по делам, наверняка покрутит пальцем у виска, если узнает, что бельгийская художница Кристин Стилл прибыла во Владивосток без всякой на то причины.

И вечный бой…

В начале 60-х годов я пришла юной и наивной на краевое телевидение, имея самое смутное представление о предстоящей работе и еще меньшее - о самом телевидении.

Последние номера