Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Рыба ищет, где глубже, а рыбак - где валюта

Создать действенную охрану морских биологических ресурсов прибрежных вод от браконьерского промысла и защитить морскую государственную границу от контрабандистов предлагают крупные приморские рыболовные компании. Администрация края согласна с доводами рыбаков и в качестве реальных действий планирует организовать штаб промыслового района Японского моря. В него войдут все силовые ведомства: Дальневосточное таможенное и Тихоокеанское региональное пограничное управления, управления внутренних дел и службы безопасности Приморья, краевые суд и прокуратура, “Госдальморслужба” и “Приморрыбвод”. Их работа выйдет на новый качественный уровень. Прекратится дублирование контролирующих органов и распыление сил, все ведомства не только смогут обмениваться оперативной информацией, но и будут проводить все операции совместно. Общими усилиями реально перекрыть границу и нанести удар по браконьерам.

Создать действенную охрану морских биологических ресурсов прибрежных вод от браконьерского промысла и защитить морскую государственную границу от контрабандистов предлагают крупные приморские рыболовные компании. Администрация края согласна с доводами рыбаков и в качестве реальных действий планирует организовать штаб промыслового района Японского моря. В него войдут все силовые ведомства: Дальневосточное таможенное и Тихоокеанское региональное пограничное управления, управления внутренних дел и службы безопасности Приморья, краевые суд и прокуратура, “Госдальморслужба” и “Приморрыбвод”. Их работа выйдет на новый качественный уровень. Прекратится дублирование контролирующих органов и распыление сил, все ведомства не только смогут обмениваться оперативной информацией, но и будут проводить все операции совместно. Общими усилиями реально перекрыть границу и нанести удар по браконьерам.

Однако необходимо изменить и систему наказаний. Пусть судовладельцы боятся даже думать о запрещенном промысле и легкой наживе за границей. Необходимо применять жесткие карательные санкции к нарушителям вплоть до изъятия в государственную собственность траулеров и рефрижераторов с дальнейшей их продажей на аукционах, суровых штрафных санкций и изъятия лицензий.

Русские победили японцев

В Японии складывается парадоксальная ситуация. Одна за другой закрываются небольшие рыболовные артели и кооперативы. Сотни рыбаков Хоккайдо вынуждены менять профессию или уходить на пенсию. Престиж морских специальностей в рыболовной державе падает. Правительству уже нет необходимости дотировать отрасль. Останавливаются многочисленные береговые заводики по переработке морепродуктов. И одновременно подобные предприятия с участием японского капитала открываются в Южной Корее, Вьетнаме и Китае. А между тем островная нация не перестала поедать в огромных количествах всевозможные дары океанских глубин, здоровье и долголетие наших соседей, как и раньше, держится на морских деликатесах. И при этом цены на свежевыловленную продукцию, равно как и на товары промышленной переработки, не поднимаются. Более того, по некоторым позициям стоимость рыбы и морепродуктов, к примеру, крабов (одновременный выброс на местный рынок сделали русские и канадские рыбаки, из-за чего стоимость опустилась в среднем до семи долларов США за кг) упала ниже общемировых рыночных показателей и продолжает снижаться. И ко всему здесь приложила руку Россия в лице ее некоторых граждан.

До 1997-98 годов наши страны активно сотрудничали в области экспорта-импорта морепродуктов. Делали это открыто, честно, прозрачно. Счет велся на многие миллионы американских долларов. Причем основной объем товарооборота с российской стороны приходился на долю крупных и средних предприятий Приморья. В Стране восходящего солнца их прекрасно знали и уважали, с ними стремились работать местные торгово-промышленные фирмы, доверие друг к другу было безграничным. Торговые марки “Дальрыбы”, “Приморрыбпрома”, “Дальморепродукта”, базы активного морского рыболовства, базы тралового и рефрижераторного флота, рыболовецких колхозов были популярны, их продукция активно раскупалась. В свою очередь, предприятия имели стабильный рынок сбыта с устойчивыми тарифами, прибыль приносила в казну высокие налоговые платежи, создавались дополнительные рабочие места и была возможность обновлять флот. В Японии осуществлялся высококачественный судоремонт на взаимовыгодных условиях, производилось снабжение, рыбаки были реальными посланцами двух великих держав, не имеющих мирного договора. Была еще одна особенность, из-за которой наши соотечественники активно работали с японскими партнерами. Предприятия отрасли всегда нуждаются в кредитах – для покупки новых судов или оснащения экспедиций накануне промыслов. В 90-х годах в российских банках их выдавали под сумасшедшие проценты - от 180 до 350. В японских банках денежные и товарные кредиты давали максимум под 15, 16, 18 процентов. Только благодаря им крупные и средние компании Приморья и Сахалина могли свести концы с концами в тяжелое время минувшего десятилетия. Кстати, именно в этот период стали как грибы после дождя появляться на российском Дальнем Востоке мелкие компании, имевшие на вооружении одно-два судна. Сейчас только в одном Приморье 422 небольших рыбацких фирмы. О некоторых из них даже налоговые инспектора не знают.

А потом сотрудничество стало угасать. В чем же дело? Ведь рыбный поток с российской стороны не иссяк, более того, он становился все активнее, объем экспорта неуклонно увеличивался. И главной причиной стала нажива. Именно желание руководителей фирм-однодневок урвать побольше денег, даже нечестным путем. И вот эти горе-предприниматели нарушили своим бизнесом паритетные отношения с японскими партнерами в рыбной отрасли. Они в родном крае не платили налоги и таможенные пошлины за экспорт продукции. А в Японии сдавали рыбу и морепродукты по ценам значительно ниже общепринятых. Ведь без обязательных платежей в государственные финансовые органы эта продукция становилась дешевле.

Россия в этот момент потеряла контроль над своими ресурсами. Начался хищнический промысел рыбы в Охотском и Беринговом морях. До тысячи и более судов под различными флагами (причем японских там было менее всего, оно им уже не надо) одновременно бороздили с неводами наши воды, без всякой оглядки на советы ученых вычерпывали дары океана. И хотя ловили все без разбора, приоритет отдавали наиболее ценным породам – различным видам краба, креветки, минтая, лососевым и многому другому. Только живого (!) краба-стригуна и камчатского краба русские сдают в Японии от 20 до 35 тысяч тонн. Результат уже известен, сырьевая база в северо-западной части Тихого океана основательно подорвана, возможно, уже и не восстановится. При известном попустительстве наших властей. При желании давно бы уже появились законодательные, фискальные, экономические, финансовые рычаги воздействия. А раз нет, значит, либо не хотят, либо не могут. Потому что имеющиеся в наличии пограничные, налоговые и таможенные кордоны не перекрывают на тихоокеанской окраине государственную границу (а еще и валютная выручка утекает в заграничные банки) и моря от браконьеров.

В этой конкурентной борьбе с дешевым сырьем россиян японские рыбаки проиграли. В Японии перестали покупать продукцию своих рыбаков, хотя правительство и продолжало дотировать отрасль. Но защитить своего рыбака от российского демпинга Токио не смогло. Десятки судов с приморской, сахалинской, камчатской, амурской, магаданской припиской пришвартовываются каждую неделю в портах Хоккайдо и Хонсю. А потому на островах стало в порядке вещей в каждой школьной столовой подавать на обед крабовый суп, в то время как в наших школьных столовых детям не везде дают даже булочку с чаем.

Поэтому, чтобы положить конец развалу рыбной промышленности в Японии и предотвратить крах на продовольственном рынке, необходима воля Токио. Законодательно запретить вход в порты на Хоккайдо и Хонсю непонятно чьих судов с неизвестно каким грузом. Так, как это делается в Канаде, США, ряде других, уважающих свой имидж, стран. Если браконьеры и контрабандисты не смогут пристроить свой улов за бесценок, то теряется вообще смысл их беспокойно-криминальной работы. И они будут вынуждены работать по единым установленным правилам. Пускай не будет легкой прибыли, но зато и цены на мировых рынках сразу поднимутся, стало быть, общие доходы возрастут в любом случае. Да и не придется подвергать постоянной опасности экипажи судов.

Москва, повернись к рыбакам передом…

Необходимо отметить, что сейчас к этим проблемам прибавились еще и рыбные аукционы. Волей чиновников разрушается ранее незыблемое морское братство. Будут ли моряки в море спасать друг друга, если накануне в Москве обманывали друг друга и правительство, выбивали больше квот по меньшим ценам? Сомнительно. Буквально сразу проявилась еще одна опасная тенденция. Маленькая фирма покупает квоту на 500 тонн краба или минтая. А потом в море траулер фирмы вычерпывает под эту квоту тысячи тонн сырья, каждый раз показывая надзорным органам одну и ту же бумажку.

По мнению большинства руководителей предприятий отрасли, на аукционах необходимо добиваться права на работу в тех или иных промышленных зонах. Во всяком случае, это будет честнее. К примеру, так, как это предложил в Приморье губернатор Сергей Дарькин. То есть плати налоги сполна в местные бюджеты и будешь иметь приоритет в получении квот. А то минувшей весной в Москве продали дальневосточникам квоты, и дальше чиновникам из Минэкономразвития стала безразлична ситуация с промыслом в Охотоморье. Но ведь там до самых Курил и Сахалина встал лед. Рыбаки были вынуждены рисковать, подставлять свои траулеры под удары льдин, получать пробоины, в небольших полыньях наматывать сети на винты. И нести огромные убытки от неудачной рыбалки. Кто им возместит ущерб, государство? Конечно же нет. Вот и вынуждены судовладельцы искать пути выхода из очередного финансово-экономического тупика. Это только малый пласт видимых проблем. Чтобы в корне изменить ситуацию, необходим комплексный государственный подход к рыбакам. И сделать это можно только с привлечением федеральной и краевой, законодательной и исполнительной власти, силовых структур.

Автор : Николай КУТЕНКИХ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Замкнутый круг

Энергетики и коммунальщики хотят оставить друг друга без света и воды. Пострадают простые жители Владивостока. Тупиковая ситуация сложилась во взаимоотношениях между “Дальэнерго” и муниципальным предприятием “Водоканал” во Владивостоке. Стороны имеют претензии друг к другу по поводу расценок за предоставляемые услуги и серьезные долги.

“ЛуТЭК” лишили самостоятельности

Решением внеочередного собрания акционеров ЗАО “ЛуТЭК” 30 августа в Лучегорске этот комплекс передан в оперативное подчинение Дальневосточной управляющей энергетической компании. На этом настояли представители РАО “ЕЭС России” и ОАО “Дальэнерго”.

Крутые песни на Крутом мысу

Традиционный двадцать четвертый Дальневосточный межрегиональный фестиваль авторской песни “Приморские струны” трое суток беспробудно шумел на теплом Лазурном берегу у Крутого мыса.

“Здоровая” выставка

Сегодня открывается четвертая специализированная выставка “Здравоохранение-2001”. Организаторами этого мероприятия стали департамент здравоохранения Приморского края, приморский краевой медицинский информационно-аналитический фонд “Фармсервис” и выставочный центр “Приморье-Экспо” администрации края.

Красота камней по-японски

В пятницу Владивостоку был преподнесен прекрасный подарок. Японские представители общества дружбы “Тояма - Владивосток” подарили жителям и гостям города великолепный памятник архитектуры – японский сад камней, выполненный по всем канонам японской ландшафтной архитектуры.

Последние номера