Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Золото Золотого Рога

В этой прекрасной бухте ежедневно находится свыше двухсот судов. Неужели ей суждено оставаться загаженной?

В этой прекрасной бухте ежедневно находится свыше двухсот судов. Неужели ей суждено оставаться загаженной?

Люблю… Сопки, ленты многоэтажек, сияющих солнечным золотом окон, зябкий бриз, изменчивую гладь бухты Золотой Рог.

Не люблю… Вонь у причала, скопище пластиковых бутылок, мерно покачивающихся в жирной радужной пленке, ржавые посудины, затонувшие прямо у причала в …дцатом году. А еще не люблю в самой себе смешанное из брезгливости, жалости и досады чувство, которое так остро порой схватывает за горло, сердце или что там еще и выливается возгласом:

“Черт возьми, и здесь мы живем!”

 На карте Владивостока точка лаконично обозначена – морской вокзал. Сюда и в будни, и в выходные стягиваются группки желающих совершить морскую прогулку или выезд на острова. Уверена, любой житель города хотя бы раз в жизни прошел нехитрый маршрут: морвокзал (вокзал прибрежных сообщений) – вдоль п-ва Шкота, минуя мыс Эгершельда, к Токаревской кошке, в Босфор-Восточный. Дальше в открытое море…

Или напротив. От того же вокзала - в бухту Золотой Рог, мимо безымянных причалов, сокращенно именуемых на карте “прист.”, в самый тупик, где рваная пена волны никогда не накроет берег. Не мудрствуя лукаво “В” решил пройти вдоль берегов залива, так сказать, освежить впечатления.

Наш небольшой катерок “Пеленг” под предводительством Владимира Беседина отправился от 30-го причала, где стоят катера “Трансфеса”, часом позже полудня в первый после тайфуна погожий день. Взбаламученный стихией Золотой Рог уже успокоился и напоминал желтоватой водой скорее реку, нежели гордый океан. Зато северный ветер отогнал несметные полчища бутылок от берега, и грязное зрелище не оскорбляло взор.

- А вообще-то с каждым годом бухта становится все грязнее, - констатировал Юрий Рубан, матрос “Пеленга”. – Мы-то сами мусор и отработанное топливо сдаем. Строго проверяют, да и совесть не позволяет бросать за борт.

Видимо, не все такие щепетильные. В дни, когда южняк гонит волну к берегу, что только не плавает на морской поверхности. Да что говорить! Держу пари, что вы, читатель, не раз пытались найти местечко на берегу почище, дабы подышать морских воздухом. Нет такого! 

Курс – к мысу Тигровому. Перспективу причалов ОАО “ВМТП” разрезают бесконечные краны, давно уже ставшие одним из символов портового города. Как и множество судов – больших и малых. Трудно представить, что каких-то 100 лет назад берега не были распластаны металлом и камнем, а в соленой толще плескались лишь рыбины.

А если сосчитать? Начинаю от “Академика Виноградова”… А вот и гости – Камбоджа, Корея, Таиланд – иностранные флаги стоящих под разгрузкой-погрузкой судов трепещут на ветру. Интересно, какое впечатление произвел наш порт? Вспоминаю рассказы моряков о Филиппинах – вонь и грязь невообразимая! Ну а в Японии довелось побывать самой – как в аптеке. Где мы – судите сами. Юрий Рубан считает, что ближе к странам третьего мира. Увы…

В промышленный пейзаж берега врезается спонтанная свалка, которую устроили жители Эгершельда. Груды мусора очень хорошо просматриваются с моря и, конечно, не добавляют оптимизма.

Да вот еще беда – нефтяная пленка. Вообще-то отработанное топливо сливать в море категорически запрещено. Но опять же, видимо, не всем. Во всяком случае, этот запрет не распространяется на корабли нашего доблестного Тихоокеанского флота. В районе нефтебазы ТОФ (мыс Голдобина) морскую гладь давно заменил мазут. Как удается местным мальчишкам отмыться после купания – ума не приложу. Они собрались стайкой на берегу, время от времени заныривая и глазея на проходящие суденышки. Впрочем, в самом центре Владивостока, где у Корабельной набережной застыли серые громадины с обозначенными белыми бортовыми номерами, тоже все затянуто маслянистой вонючей пленкой.

Между прочим, у причалов “Дальморепродукта”, соседствующего с военными моряками на Голдобине, – порядок.

 В Диомид не заходим, наш маршрут – в бухту Золотой Рог. К этому времени число судов перевалило за сотню, включая подводную лодку, что шла прямехонько нам наперерез. Тупоносый черный корпус, едва выступающий над поверхностью моря, бодро двигался к одному из причалов.

Снова принимаюсь считать. Флот измельчал. В смысле размеров. Что абсолютно логично – чуркинский берег оккупировали рыбаки. Бесчисленные буксиры и сейнеры рассредоточились вдоль причалов рыбного порта и Первомайского судоремзавода. Далее капитан нашего “Пеленга” поворачивает штурвал – бухта поворачивается к нам противоположным берегом. Причалы и доки “Дальзавода”, 178-го завода, ТУРНИФа… Нет более грустного зрелища, доложу я вам, чем вечное море, переходящее в сушу. Одно исключает второе, видимо, потому и невозможна гармония. Грязный берег соприкасается с грязной же, мелкой, стоячей водой. Эту картину дополняют сливные сооружения в самом тупике бухты. Грустно…

Заканчиваю счет: 220 судов нашли пристанище в бухте 9 августа, включая самые невзрачные буксиры. Подходим к финальной точке (она же точка отправления) – 30-му причалу “Трансфеса”. С обратной стороны все гораздо менее живописно. Еще одна канализация, хлещущая прямо в море, соседствует с грудами мусора. Жара, смрад, мухи. В центре этой картины милый дядя в кепочке насаживает очередного червяка на крючок и забрасывает в зловонную жижу, состоящую из городских сточных вод, полуразложившегося в соленой гуще тряпья и бутылок. Странно, но рыба ловится. Часть еще трепещет в картонной коробке, другая спрятана в полиэтиленовом мешке от солнца под каменной бетонной плитой.

– Продаете?

– А то…

– Сколько?

– Двадцать рублей десяток…

– И берут?

– А то…

Диалог иссякает… С ужасом воображаю, что кто-то покупает и даже жарит эту рыбу. Сколько их, таких дядей сомнительного вида, недорого торгуют на какой-нибудь трамвайной остановке! Видимо, эта же мысль, а может, какая-то другая посещает китайцев, группой шествующих на один из прогулочных катеров. Потому что они тычут в дядю пальцем, весело гогоча…

Собственно, жанр репортажа, на который претендует заметка, не предполагает рассуждений. Увидели, рассказали, и точка. А все же трудно удержаться. Вот два факта. Гости из Японии неизбежно восхищаются нашим морем. Думаешь: ну чем восхищаться-то – грязно! Причину этого я уяснила в бытность свою в Осаке – там просто нет доступа к живому морю. Береговая линия отдана портам, промышленным комбинатам и проч. Море жителям Осаки заменяет роскошный комфортабельный аквапарк. Но они почему-то восхищаются морем. Пусть и таким загаженным, как наше.

И второй. Этим летом приятно удивляет горожан бухта Шамора (временный запрет на купание там – не в счет: стихия не зависит от человека). Чистый пляж, прокат зонтиков и шезлонгов, раздевалки, комфортабельный ресторан, спасательный пункт… От кого и от чего это зависит, видимо, не должно интересовать рядового обывателя - каждый занимается своим делом. Но отдыхать на Шаморе приятно.

И еще. Очередные гости из Москвы, которым, как водится, наша семья предложила прогулку на катере, рассуждали вслух: “Вы ведь на золоте сидите! Весь мир делает бизнес на туризме. А тут такое ощущение, что пришли, погадили и ушли”…



Редакция благодарит морскую агентскую компанию “Трансфес” за помощь в подготовке материала.

Автор : Ольга ЗОТОВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Впереди - суд?

Канадская конная полиция во вторник вечером произвела арест капитана и двух других членов экипажа танкера «Вирго», принадлежащего Приморскому морскому пароходству. Задержание произошло в аэропорту города Сент-Джонс на острове Ньюфаундленд при попытке россиян вылететь на родину.

Все внимание отоплению

Проблемам предстоящего отопительного сезона в Дальнереченском и Михайловском районах, во Владивостоке и на объектах департамента здравоохранения было посвящено очередное заседание краевого штаба по подготовке к зиме.

Эти пчелы остались лишь у нас

В ближайшее время в Уссурийский заповедник имени Комарова планируется завезти одну пчелосемью дикой китайской восковой пчелы.

Претензия Эльдару Рязанову, или у природы есть плохая погода

То, что с погодой в Приморье происходит что-то несусветное, очевидно для всех. Кроме, может быть, синоптиков, которые всегда осторожны и уклончивы в своих оценках и прогнозах. Зимой стояли сибирские морозы и валили снегопады один за одним, ближе к настоящему лету пронеслись о Приморью смерчи, которых отродясь наших краях не бывало. Теперь дожди-дожди, впору ждать тайфунов, которые уже ходят о южным морям, и один такой тайфун недавно уже вволю поразвлекался на Тайване, залив города и утопив несколько десятков человек.

В полет машина просится!

Выпуск вертолетов «Ми-24» в Арсеньеве, увы, приостановлен. «Летающие танки» возвращаются сюда разве что на капремонт. И вновь - в боевой строй.

Последние номера