Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Браконьеры-3

Мы продолжаем публикацию цикла материалов о современных российских браконьерах, разграбляющих морские богатства нашей страны. Сегодня рассказ об организациях, специализирующихся на незаконных операциях с крабом.

Мы продолжаем публикацию цикла материалов о современных российских браконьерах, разграбляющих морские богатства нашей страны. Сегодня рассказ об организациях, специализирующихся на незаконных операциях с крабом.

Границы ключ переломлен пополам

Этот участок - от мыса Поворотного до устья реки Киевки морские браконьеры, безжалостно грабящие российские моря, называют лежбищем. Здесь они спокойно ведут промысел безо всяких лицензий и разрешений, здесь перегружают свой нелегальный товар, здесь укрываются от непогоды. Здесь в отдельные дни собирается до 40 браконьерских судов.

Пограничники, на которых возложена функция охраны морских биологических ресурсов, с побережья в бинокли каждый день наблюдают нелегальный перегруз браконьерски выловленной рыбопродукции. Но что они могут сделать? Пальнуть с берега из автомата или отправить на задержание нарушителей вплавь верного пса Ингуса? Увы, чаще всего такой вот визуальный контакт с браконьерами заканчивается тем, что пограничник потреплет пса по загривку да выматерится от души…

Граница на замке. В советские времена это выражение стало таким же безусловным и безоговорочным понятием, как голубое небо или зеленая трава. Все мы знали – враг не пройдет, ибо наши рубежи надежно защищены. А посему жили спокойно и счастливо.

И все было бы хорошо, если бы не одно “но”. В один прекрасный момент прямо как по указанию вождя народов в нашей стране жить стало лучше, жить стало веселее. Лучше жить стали те, кто перестал обращать внимание на законы и занялся разграблением богатств страны, а веселее стало тем, кто стоит у них на пути.

Увы, времена, когда можно было говорить, что граница нашей Родины надежно защищена, прошли. Сейчас, по данным “В”, только на участке Находкинского погранотряда, зона ответственности которого простирается от Владивостока до Николаевска-на-Амуре, граница не только не охраняется, но даже не наблюдается на участках общей протяженностью более 600 километров. А пресловутое “лежбище” в районе мыса Поворотного возникло после того, как согласно высочайшей директиве был ликвидирован пост технического наблюдения пограничников на мысе Зеленом.

Пост технического наблюдения (ПТН) – это нечто вроде локаторной станции. Аппаратура ПТНа способна обнаруживать и распознавать цели, перемещающиеся по наблюдаемой акватории.

Этот пост создавал существенные проблемы для браконьеров, которые, понятное дело, не любят обнаруживать себя. Прибрежный участок от мыса Поворотного до устья Киевки – райское место для промысла. Здесь есть все – и рыба, и краб, и трепанг, и морской еж, – словом, все то, что недешево ценится на рынках сопредельных государств.

Посты технического наблюдения на севере Приморья и юге Хабаровского края также ликвидированы. В результате в районах, крайне богатых ценными породами рыбы и морепродуктов, образовался рай для браконьеров.

По оперативной информации, не раз и не два браконьерские суда с грузом нелегальной рыбопродукции уходили незамеченными через границу – выйдя из российских территориальных вод на траверзе Самарги, суда берут курс на юго-восток – строго на Вакканай. Расстояние в 170 миль хороший сейнер проходит менее чем за 10 часов. При этом курс выбирается так, чтобы судно невозможно было обнаружить средствами пограничного контроля, расположенными на Сахалине. В Японии же таким гостям, особенно если трюмы забиты крабом, ежом или икрой, всегда рады.

Впрочем, в этом районе – на участке от Светлой до Советской Гавани регулярно обнаруживают не только “беглецов”, но и “пришельцев”. Не раз здесь фиксировалось появление со стороны государственной границы неизвестных судов явно не наших обводов – без опознавательных знаков и флагов государственной принадлежности.

Посты технического наблюдения сократили еще в 1998 году, прикрываясь красивой формулировкой о необходимости реформирования системы органов Федеральной пограничной службы. Никто почему-то не говорил о том, что реформы надо начинать, к примеру, с Заполярья. По странному стечению обстоятельств сокращения начали прежде всего с тех направлений, где пограничники больше всего мешали браконьерам. Никоим образом не пытаюсь связать эти факты, но выводы делайте сами. Впрочем, это только начало – до 2005 года только на участке Находкинского погранотряда с зоной ответственности, напомню, от Владивостока до Николаевска-на-Амуре планируется сократить пять застав из 21.

Предвкушаю, некоторые высоколобые сторонники цензуры после прочтения этих строк с полным правом спросят: зачем раскрывать государственную тайну, обозначать систему охраны госграницы, зачем показывать браконьерам лазейки, через которые можно спокойно сбежать от пограничников? Отвечаю – как раз браконьеры всю систему охраны государственной границы, расположение сил и средств пограничников, данные о расчетном времени подхода патрульных и сторожевых кораблей знают гораздо лучше, чем многие обладатели высоких руководящих кресел.

Дружба дружбой, а табачок врозь

Мы, конечно, верим в дружбу и сотрудничество с Россией, мы даже верим в перспективу подписания мирного договора. Но вот наличным мы верим еще больше. Примерно так рассуждают официальные японские власти, когда речь заходит о проблеме ввезенных в эту строну нелегально добытых российскими браконьерами морепродуктов. Словом, мир - дружба - жвачка.

Согласно данным японской официальной статистики поставки из России живого и мороженого краба (без крабовой продукции) за 11 месяцев 2000 года составили около 69,8 тысячи тонн в сравнении с 65,6 тысячи тонн за аналогичный период предыдущего года. Но это официальные данные. Сколько краба не учтено в данных статистики – одному только богу известно.

Ведь японские власти практически никогда не предоставляют по запросам российских правоохранительных органов информацию о количестве заходов в порты Страны восходящего солнца российских судов, об объемах сданной здесь рыбопродукции.

Японцев понять можно – ведь россияне грабят не их территориальные воды. С другой стороны, немаловажен и финансовый фактор – российское сырье позволило в несколько раз повысить объемы произведенной на Хоккайдо рыбо- и морепродукции. На пустом месте строятся перерабатывающие фабрики и заводы, многие тысячи японцев получили рабочие места и стабильный доход. Вот и получается, что наличие российских браконьеров для японских властей выгодно. Тем более что всегда можно сказать россиянам: наличие браконьеров – это ваше личное горе, и бороться с ними должны не мы, а вы. Что, кстати, вполне логично.

“Центровыми” японскими портами, оккупированными российскими браконьерами, по праву считаются Румои, Отару и Вакканай. Ту же роль в Южной Корее играет порт Мокпхо, что на самом юге Корейского полуострова.

Объемы российской рыбопродукции, проходящей через эти порты, впечатляют. К примеру, по данным официальных японских органов, общая цена ввезенных только через один порт Ханасаки за первое полугодие 1999 года морепродуктов составила 2 млрд. 290 млн. 476 тысяч японских иен, что приблизительно равно 22 млн. долларов США.

Сергей Кириенко в бытность свою председателем правительства РФ, выступая в Токио в июле 1998 года, заявил, что Россия ежегодно теряет 1,5-2 миллиарда долларов США на браконьерском промысле морепродуктов и их незаконном вывозе с Дальнего Востока за рубеж, в том числе и в Японию. Это он сказал, исходя из законов гостеприимства: на самом деле морепродукты вывозятся в основном в Японию. Вторит ему и глава администрации Хабаровского края Виктор Ишаев. Выступая на 17-м российско-японском симпозиуме “Пути развития и укрепления дружественных связей между Дальним Востоком и Японией” в мае 1998 года, он сказал: “...за рубеж уходит неучтенной, а по сути дела украденной продукции на сумму 1426 миллионов долларов, а по экспертным оценкам, эта сумма превышает 2,5 миллиарда долларов”.

Львиная доля из числа ввозимых российскими компаниями в Японию морепродуктов приходится на краба. При этом наибольшей популярностью пользуются камчатский краб, краб-стригун и краб-опилио.

Справка “В”

Ареал обитания камчатского краба достаточно велик. Он встречается в Японском, Охотском и Беринговом морях. Официально промысел камчатского краба разрешен в Охотском море между широтами 54°20' - 57°00'. В заливе Петра Великого промысел камчатского краба запрещен.

Краб-стригун широко распространен в северной части Тихого океана. Наиболее плотные промысловые скопления его наблюдаются в Олюторском заливе в координатах 59°55' - 61°10' с.ш., и 167°20' - 169°40' в. д. и в Наваринском районе между широтами 60°40' - 61°15'. Суточный вылов судами типа РС-300 в среднем составляет 2,5-3 тонны при ежедневной обработке 2-4 порядков ловушек.

Кому это выгодно?

Есть в нашем посольстве в Стране восходящего солнца российско-японская комиссия по урегулированию претензий, связанных с рыболовством. Руководитель российской части этой комиссии, атташе по рыболовству Владимир Толокнев в феврале нынешнего года направил письмо полномочному представителю президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Константину Пуликовскому. Позволю себе процитировать текст письма почти полностью – уж больно факты любопытные: “С начала сего года в связи с введением аукционной системы распределения квот вылова и введением лицензионной системы ни одному судну разрешений на промысел краба не выдано. Но, к сожалению, результаты выгрузки живого краба в портах северного Хоккайдо в январе говорят о том, что широкомасштабный браконьерский промысел судами под российским флагом (и флагами других стран, но с российскими экипажами) в водах России продолжается. Сдачи идут в основном в незамерзающие порты Вакканай, Момбэцу, Ханасаки. В отдельные дни в Вакканае сдают живого краба 20-40 судов. То есть продолжающиеся в январе с.г. браконьерский промысел краба и его контрабандные поставки в Японию и другие страны наносят ущерб уже напрямую российским предприятиям, которые ожидают проведения аукционов и вынуждены держать в простое свои суда, неся огромные эксплуатационные расходы на поддержание жизнедеятельности и сохранение судов.

Введение аукционной системы при отсутствии налаженной системы контроля со стороны соответствующих служб за промыслом в море заранее делает ее неэффективной, а внедрение - нецелесообразным. Сохранение большого уровня браконьерски выловленного краба при низком уровне цен на него делает многие российские предприятия не только незаинтересованными в успешном осуществлении аукционов, но в условиях безнаказанности провоцирует их самих на подобные действия. То есть существует угроза создания ситуации еще большей утери контроля за обстановкой в море со стороны государства, что в конечном счете отрицательно скажется как на состоянии биоресурсов Дальневосточного региона, так и на социально-экономическом положении самого региона.

Непринятие самой российской стороной на протяжении уже длительного времени каких-либо действенных мер в отношении контроля за промыслом биоресурсов, прекращения браконьерского промысла, мер по сохранению запасов в собственной зоне вызывают у японской стороны сомнения в истинности наших намерений. В то же время отмечается (и в Японии, и в России), что продолжению крупномасштабного браконьерского промысла способствует не только тесное сотрудничество криминальных структур двух стран, но и соответствующее обеспечение прикрытия в море со стороны некоторых представителей федеральных органов. В браконьерском промысле и поставках краба в Японию участвуют более 200 судов”.

Вот так. Скромно и со вкусом. Но вот что стало после распределения квот – это еще интересней.

Бандитизм на все сто...

Представьте себе, и после рыбных аукционов ничего не изменилось. Точнее, все изменилось, но в худшую сторону. Легально приморскими компаниями в этом году не было выловлено практически ни одной тонны краба. Практически все приморские суда сдавали в этом году в японские порты краб, выловленный исключительно браконьерским путем. Обвинение серьезное, но доказуемое.

В нынешнем году на крабовом рынке сложилась более чем странная ситуация. Как известно, сейчас квоты на вылов морских биоресурсов распределяются путем продаж на аукционах. Торги по крабу прошли в Москве только 20 марта. А вот подтверждающие документы и лицензии компаниям, которые приобрели квоты, пришли через Приморрыбвод только в середине апреля. Официально такую задержку объяснили бюрократическими проволочками. Только вот судовладельцам от этого было уже ни жарко ни холодно – официально разрешенный период промысла камчатского краба закончился 21 апреля, то есть когда суда с лицензиями только выходили из портов стоянки. 15 мая официально закончилась путина по крабу-опилио и крабу-стригуну – по непонятным причинам сроки окончания промысла в этом году руководящие и направляющие органы сдвинули более чем на месяц. В результате даже те компании, которые официально приобрели квоты на аукционах, вынуждены были прибегнуть к браконьерским способам лова.

Листая старую тетрадь

Наугад открываю сводки задержания судов-нарушителей силами Тихоокеанского регионального управления Федеральной пограничной службы. 23 мая на Находкинском направлении пограничным нарядом под командованием старшего лейтенанта Геннадия Лебедева задержано краболовное судно “Кальмар”, на борту которого находилось 4 тонны краба-стригуна. Предотвращен ущерб государству на сумму свыше 2800 тысяч рублей. 11 июня на Преображенском направлении пограничным нарядом задержано краболовное судно “Голицыно”. В трюмах – 1 тонна краба, разумеется, без лицензий и разрешительных документов. На борту также были обнаружены кальки-выкопировки, на которых указаны места установки ловушек. 1 июля задержан рыболовный сейнер “Отличительный”, принадлежащий рыбколхозу “Родина”. На сейнере нашли 918 особей краба-волосатика. Разрешения на промысел, понятное дело, экипаж “Отличительного” предъявить не смог. 2 июля на борту сейнера “Огарево”, остановленного для проверки, обнаружили 670 килограммов камчатского краба и 650 килограммов краба колючего. Повторюсь, перечисленные случаи – лишь десятая, если не сотая часть из тех, что упомянуты в сводках Тихоокеанского регионального управления ФПС.

В погоню за крабом бросились все. Но без “крыш”, как водится в столь тонких материях материальных сфер, не обошлось. Причем, по оперативной информации, “крыши” делятся на “красные” и “бандитские”.

С представителями криминальных структур, как говорят пограничники, работать проще. В тех случаях, когда воины в зеленых фуражках задерживают судно, работающее на одну из преступных группировок, представители бритоголовой общественности безо всяких вопросов принимают все претензии правоохранительных органов и идут спокойно оплачивают штрафы.

Но вот когда в сети попадают суда компаний, которые находятся под крышей представителей правоохранительной системы, здесь у пограничников начинаются серьезные проблемы – с судебными тяжбами, давлением с самого верха и пр. Даже бандиты говорят: мы чекистов уважаем, они в деле…

Вместо послесловия

Серьезные судовладельцы уже давно обезопасили себя от возможности быть пойманными пограничниками. На судах, внешне неказистых и ржавых, установлена самая современная навигационная и радиолокационная аппаратура. К примеру, радиолокационный комплекс краболова способен обнаруживать и распознавать надводные цели на удалении от 40 до 70 миль. В то же время радиус действия комплекса, установленного на пограничном сторожевом корабле, ограничен 20 милями. Вот и посудите, как можно на такой технике эффективно противостоять браконьерам…

Автор : Александр МАЛЬЦЕВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Ученые сродни поварам

Целый набор новых и необычных продуктов питания представили на пробу дегустационному совету Дальрыбвтуза сотрудники научно-исследовательского центра технологического факультета рыбохозяйственного университета во главе с профессором, доктором технических наук Тамарой Сафроновой. Участники дегустации из числа специалистов краевого центра санэпиднадзора, комитета по защите прав потребителей, объединения “Дальрыба” отметили высокие вкусовые качества предлагаемых блюд, их энергетическую ценность, полезную для здоровья человека, рентабельность при выпуске массовой продукции.

Душа требует врача

В этом году в Институте психологии, педагогики и социальной работы ДВГУ впервые идет набор на редкую специальность клинического психолога.

Готовят к запуску пункт пропуска

К концу года пропускная способность автомобильного пункта пропуска “Пограничный” Гродековской таможни увеличится в два раза.

Народу в гости будет к нам!

Тихоокеанский форум соотечественников соберется через месяц во Владивостоке, а как он будет проходить, обсуждал намедни его оргкомитет в администрации края.

И старикам рады тут, и студентам

Среди тех, кто сегодня принимает физиопроцедуры в центре восстановительного лечения при ДВГТУ, - инвалиды Великой Отечественной войны и бывшие несовершеннолетние узники фашистских концлагерей.

Последние номера