Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Список японского Шиндлера

В январе 1943 года японские оккупационные власти Шанхая получили приказ из третьего рейха. В нем содержалось категорическое требование немедленно уничтожить 20 тысяч евреев, оказавшихся в тот момент в Шанхае. После консультаций с верховным командованием Японии был тщательно разработан совершенно секретный план, суть которого сводилась к следующему: под предлогом частых бомбардировок Шанхая осуществить эвакуацию всех евреев на один из островов Восточно-Китайского моря, где они якобы будут в большей безопасности. Для этой цели были приготовлены три транспортных судна, которые должны были быть потоплены на переходе под легендой их подрыва на минах. Эта чудовищная операция сорвалась в самый последний момент.

В январе 1943 года японские оккупационные власти Шанхая получили приказ из третьего рейха. В нем содержалось категорическое требование немедленно уничтожить 20 тысяч евреев, оказавшихся в тот момент в Шанхае. После консультаций с верховным командованием Японии был тщательно разработан совершенно секретный план, суть которого сводилась к следующему: под предлогом частых бомбардировок Шанхая осуществить эвакуацию всех евреев на один из островов Восточно-Китайского моря, где они якобы будут в большей безопасности. Для этой цели были приготовлены три транспортных судна, которые должны были быть потоплены на переходе под легендой их подрыва на минах. Эта чудовищная операция сорвалась в самый последний момент.

Японский чиновник Якодо, осведомленный о деталях данного плана, известил о его содержании руководство еврейской диаспоры в Шанхае. В результате эвакуация не состоялась из-за отказа эмигрантов покинуть Шанхай.

Японцы впоследствии отыгрались на руководителях эмигрантской и еврейской общин Шанхая, которые чудом остались живы.

Эта история, похожая на чудо, породила ряд вопросов. И основной - как, когда и зачем оказались в Китае 20 000 евреев? Да еще в период, когда Шанхай был оккупирован союзниками воюющей Германии, поставившей цель физически уничтожить абсолютно всех евреев?

В 1999 году японский порт Цуруга отмечал столетие со дня своего открытия для иностранных судов.

В ходе подготовки к этому юбилею стал известен факт, что именно через порты Владивосток и Цуруга в 1940 году прошло несколько тысяч еврейских беженцев из Польши и Литвы. Визы им выдавал японский консул в Каунасе - Тиуне Cугиxapa. Делал он это неофициально. Германия и Япония в тот период находились в союзнических отношениях, и официальный японский МИД отрицательно ответил на запрос о возможности выдачи транзитных виз через Японию. Тем не менее Сугихара на свой страх и риск выписал (по различным сведениям) от 6 до 10 тысяч эмигрантских виз. По этим визам беженцы транзитом через Советский Союз, из порта Владивосток, переправлялись в порты Шанхай и Цуруга, а затем в другие зарубежные страны.

В конце 1939 года в НКИД СССР поступило несколько предложений от представителей иностранных государств об оказании содействия в транзите через территорию СССР их граждан, желающих эмигрировать в другие страны.

В частности, такая просьба поступила от правительства Литвы на разрешение транзита из города Вильно в Палестину около 5000 евреев-беженцев. По этому же вопросу к полпреду СССР в Лондоне Майскому обращался верховный раввин Палестины. Последний просил оказать содействие в транзите слушателей еврейских духовных семинарий, находившихся в Виленской области, выражая готовность оплатить все расходы, связанные с проездом слушателей и преподавательского состава семинарий. Кроме того, «Интурист», находившийся в ведении наркома внешней торговли СССР, сообщал о том, что в Латвии также имеется несколько тысяч евреев, желающих попасть транзитом через СССР в Палестину.

21 апреля 1940 года заместитель наркома иностранных дел СССР В. Г. Деканозов в докладной записке Молотову сообщил: «Учитывая, что НКВД в принципе не возражает против организации транзита указанных евреев через СССР, что этот вопрос несколько раз ставился не только самими транзитниками и «Интуристом», но и по инициативе иностранных правительств, и, наконец, что при существующей ситуации транзит через СССР является не только кратчайшим, но и наиболее безопасным путем следования в Палестину, я полагал бы возможным разрешить «Интуристу» принять на себя организацию транзита евреев в Палестину через СССР».

Перевозку 5 000 пассажиров из Вильно в Палестину планировалось осуществить следующим образом: оформлять перевозку через Каунасское отделение «Интуриста» по маршруту: Вильно - Гудагай - Молодечно - Орша - Стамбул. В августе 1940 года японским консулом в Литве было выдано сроком на один год значительное количество транзитных виз беженцам-евреям, которые направлялись из Литвы в Америку. Беженцы, получившие японские визы, направлялись во Владивосток, откуда на пароходах доставлялись в японские порты и там после получения американских виз направлялись в Америку.

1 февраля 1941 года заведующий консульским отделом НКВД СССР Г. Н. Зарубин в беседе с первым секретарем посольства Японии в Москве Сайдо сообщил последнему, что в течение ближайших 2-3 месяцев из СССР выезжает группа беженцев, направляющихся в страны Америки и Палестину. Японский дипломат был проинформирован, что все они имеют сертификаты беженцев, действующие транзитные визы бывшего японского консула в Каунасе и въездные визы. По мнению советской стороны, отправка беженцев только через порт Владивосток потребовала бы слишком много времени, поэтому их желательно было бы вывозить не только через Владивосток, но и через Маньчжурию.

Общее количество эмигрантов, которое желательно было отправить транзитом через Маньчжоу-Го, составляло 700 - 800 человек.

2 марта 1941 г. японский пароход «Амакусо-мару» во Владивостоке принял на борт 416 беженцев для последующей отправки их в страны Америки.

13 марта «Амакусо-мару» прибыл в порт Кобе. Из общего числа эмигрантов, под различными предлогами японские власти не разрешили высадиться на берег 74 пассажирам и приказали капитану судна отправить их обратно во Владивосток. Японскому консулу во Владивостоке было дано указание впредь таких пассажиров в японские порты не направлять.

18 марта пароход «Амакусо-мару» прибыл во Владивосток, и капитан судна намерен был высадить на берег 74 пассажира-беженца. Однако поскольку транзитные визы пассажиров были оформлены правильно и никаких основательных доводов к их высадке заявлено не было, соответствующие власти во Владивостоке не разрешили им обратно пересечь границу и вернуться на территорию СССР. Эмигрантам было разрешено выделить представителей для переговоров с американским консулом во Владивостоке о выдаче им американских виз. В результате этих переговоров 21 марта пароход «Амакусо-мару» забрал обратно группу из 74 беженцев, находившихся на борту, дополнительно еще 115 эмигрантов-беженцев и отбыл в Цуругу.

В связи с отказом японских властей принять у себя 74 беженцев и отказом в погрузке на борт парохода в порту Владивосток 100 таких же «транзитников» 19 марта 1941 г. заместитель заведующего консульским отделом НКИД СССР Беляев пригласил в НКИД 3-го секретаря японского посольства в Москве Хирака и запросил от него объяснений.

В свою очередь Хирака заявил, что ему об этом ничего неизвестно, и поэтому, прежде чем дать ответ по существу данного вопроса, он должен будет навести необходимые справки. «Во всяком случае, - заявил Хирака, - если японские власти отказали в спуске на берег при наличии японских виз, то, очевидно, для этого имеются серьезные основания».

Представитель советских дипломатических кругов попросил ускорить выяснение этого вопроса и принять меры к тому, чтобы всем эмигрантам, имеющим японские визы, была предоставлена возможность продолжить свой путь к месту назначения.

26 марта 1941 года представитель японского МИДа Нарита вызвал 1-го секретаря полпредства СССР Долбина, выразил недовольство и заявил строгий протест по поводу того, что советские власти во Владивостоке отказались принять обратно 74 беженцев. Он заявил, что с очередным пароходом во Владивосток будут возвращены восемь эмигрантов, и просил не направлять их обратно в Японию. К этому Нарита добавил, что впредь на японские пароходы будут допускаться только те эмигранты, которые на своих паспортах будут иметь особую отметку японского консула во Владивостоке.

Посольство Японии своей нотой от 26 марта 1941 г. сообщило НКИД СССР: «В связи с тем, что среди эмигрантов, прибывающих за последнее время из Европы и следующих транзитом через Японию в среднеамериканские страны и Палестину, оказалось много таких, у которых срок действия японской визы истек, а также ввиду того, что эти среднеамериканские страны и Палестина ввели изменения в правила въезда эмигрантов, императорское министерство иностранных дел ныне реконструировано, чтобы все транзитные визы, выданные до 10 декабря прошлого года включительно императорскими властями за границей эмигрантам, были подвергнуты пересмотру в японском посольстве в Москве и генеральном консульстве во Владивостоке».

1 апреля 1941 г. заведующий консульским отделом НКИД СССР Зарубин в беседе с секретарем посольства Японии в Москве Сумино заявил: «Так как мы своевременно не были поставлены в известность об аннулировании японскими властями ранее выданных виз, то мы категорически настаиваем на том, чтобы все эмигранты, находящиеся в настоящее время во Владивостоке и имеющие транзитные визы японского консула, были вывезены в Японию на ближайшем же пароходе».

После войны Сугихара уволился из МИДа Японии и длительное время жил и работал в различных странах, в том числе и в СССР, Москве (жена у него была русская). Умер в 1986 году в возрасте 86 лет.

В 1985 году израильское правительство вручило Сугихаре специальную премию «За установление справедливости между народами». В родном городе в Японии ему установлен памятник. На японский язык недавно переведена книга американского профессора Hillel Levine «Chiune Sugihara’’. В США о нем снят фильм, который получил премию Американской академии киноискусств.

Автор : Борис ШАДРИН, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Судный день катастрофы

Родственники девяти погибших в авиакатастрофе самолета “Ту-154” под Иркутском обратились в адвокатскую компанию “Либерти” по поводу помощи в плане возмещения морального вреда.

Приморские бегуньи покоряют столицу

В двух подряд соревнованиях, проводившихся на стадионах Москвы, приняли участие ведущие легкоатлеты Приморского края. И в обоих стали лауреатами. Сначала в соревнованиях чемпионата Российской Федерации Людмила Васильева завоевала серебряную медаль в беге на 5000 метров. Она также вошла в шестерку сильнейших на полтора километра, где показала высокий результат – 4 мин. 6 сек.

Японское качество всегда в цене

Состоялась встреча японской делегации из Ниигаты с представителями Дальневосточного таможенного управления и Владивостокской таможни. Основным предметом беседы стало взаимовыгодное сотрудничество в сфере внешнеторговых отношений.

На Курилы за сайрой

Подготовку к сайровой путине заканчивают рыбаки “Дальморепродукта”. Сейчас ведется профилактический ремонт оборудования, готовится промвооружение.

Первая школа для дошкольников

С первого сентября во Владивостоке начнет работу новое учебное заведение. На базе 26-й общеобразовательной школы и детского сада № 151 будет открыта первая на Дальнем Востоке школа европейских языков, в которую в этом году набирают учеников первых и десятых классов.

Последние номера