Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Цена судебной ошибки

Сапер ошибается один раз – последствия очевидны. Ошибка хирурга – на теле. К сожалению, ошибаться могут и судьи. Только вот какова цена таких действий – решение или приговор, которые могут надолго искалечить судьбу конкретного человека или заронить стойкое сомнение в эффективности системы отправления правосудия в этой стране. Впрочем, обо всем по порядку.

Сапер ошибается один раз – последствия очевидны. Ошибка хирурга – на теле. К сожалению, ошибаться могут и судьи. Только вот какова цена таких действий – решение или приговор, которые могут надолго искалечить судьбу конкретного человека или заронить стойкое сомнение в эффективности системы отправления правосудия в этой стране. Впрочем, обо всем по порядку.

18 апреля 2001 газета “Владивосток” опубликовала заметку “Печальная пасха”, речь в которой шла о трагическом случае, происшедшем на одном из судов ОАО “ДВМП”, где в канун православной Пасхи и более того – возле острова Пасхи один из членов экипажа совершил самоубийство.

“Фамилию мы не называем умышленно – не стоит бередить чужие раны” - такими словами мы закончили материал, имея в виду прежде всего интересы оставшихся на берегу знакомых, родственников, сослуживцев. Тем не менее эта публикация вызвала резко негативную реакцию А. Юнака, который счел, что ему нанесен моральный вред, и подал соответствующий иск во Фрунзенский районный суд Владивостока. Дело по иску родных погибшего к газете рассматривалось судьей Фрунзенского суда Владимиром Александровичем Тютюкиным.

Оспариваемый материал хоть и невелик по размеру, но для наглядности представления о предмете разбирательств приведем единственную цитату, которая относится, по мысли истцов, к пропавшему члену экипажа.

“В каюте пропавшего члена экипажа была найдена записка, в которой содержались прощальные слова к родным и просьба передать деньги жене; записка, свидетельствующая, что его уход был не несчастным случаем, а продуманным шагом”.

Именно эти сведения гражданин Андрей Юнак отнес на счет своего отца и посчитал, что они не соответствуют действительности, порочат честь, достоинство, деловую репутацию пропавшего члена экипажа. А значит, налицо все признаки нанесения морального и материального вреда, который истец выразил в сумме сто три тысячи рублей.

Обратимся к фактам. В связи с означенным самоубийством моряка транспортной прокуратурой было возбуждено дело, как и положено в таких случаях – а вдруг это не самоубийство, а убийство, вдруг это несчастный случай на производстве, который судовладелец пытается скрыть. Однако криминала не нашлось, как не нашлось и вины пароходства. Следствие, которое вел опытный следователь прокуратуры (с привлечением соответствующих экспертов), подтвердило: суицид, и винить здесь никого. В соответствии с результатами проведенного расследования было вынесено представление о закрытии дела, а само оно передано в архив. Обо всем этом представитель “В” сообщил в своем выступлении в суде, добавив, что мы – журналисты – не имеем доступа к материалам прокуратуры и возможности представить их в судебное заседание. Суд же для полного изучения всех обстоятельств по делу мог и должен был удовлетворить это ходатайство. В аналогичных ситуациях такое решение выносилось в десятках иных процессов иными судьями. Касалось ли это документов органов государственной власти, местного самоуправления либо документов несекретного характера правоохранительных и правоприменительных структур. Процесс состязательный, поэтому суд должен обеспечить равные условия для всех сторон разбирательства. Но в этом случае это правило отсутствовало. Пример?

Вот короткий диалог в зале судебных заседаний.

Вопрос судьи к представителю “В”: “Как и где вы собирали информацию для своей статьи?”

Ответ: “Мы общались с большим количеством представителей различных служб пароходства. Но, в первую очередь, пользовались информацией, представленной нам в службе безопасности мореплавания ОАО “ДВМП”.

Реплика судьи Тютюкина: “Понятно...… То есть вы пользовались слухами...…”

Мы заранее приносим извинения сотрудникам службы безопасности мореплавания ОАО “ДВМП” за такую трактовку их деятельности. Но, как говорится, из песни слова не выкинешь.

Другой вопрос судьи Тютюкина: “Откуда вы взяли содержание записки, которую якобы оставил погибший?..”

Ответ: “Из донесения капитана”.

Еще одна реплика судьи Тютюкина: “Ну, в общем, агентство “ОБС”… (Для непонимающих – “одна баба сказала”).

Нам очень жаль, что г-н Тютюкин не знает того, что донесение капитана является официальным документом, от которого могут зависеть жизни десятков людей, судьбы управленческих решений и за который капитан отвечает в полной мере.

Обратимся к решению. “В судебном заседании достоверно установлено, что сведения, опубликованные в газете “Владивосток-Новости” (для судьи, который рассматривает не первое уже дело в отношении нашей газеты, этот и многие другие ляпы – явление малообъяснимое, поскольку во Владивостоке не существовало и не существует такого издания), не соответствуют действительности, так как следствием не было доказано, что данная записка принадлежит Юнак Ю. М., написана его рукой и в добром здравии, добровольно”. На этом основании суд сделал вывод, что истцы могли подумать на самом деле, будто бы Юнак Ю. М. - малодушный, трусливый и самоубийца.

Категорически новый поворот в истории отправления российского правосудия. Судья Тютюкин, вынося решение от имени Российской Федерации, наказывает редакцию не за то, за что установил законодатель, а за то, что мог подумать истец или любой другой человек. А как же требование закона о том, что предметом для разбирательства могут и должны стать только те сведения, которые относятся к участникам спора, не соответствуют действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию? И только они, так сказать, в совокупности. В противном случае возможны мистические обвинения в малодушии, трусости и самоубийстве, которые есть в решении судьи Тютюкина и напрочь отсутствуют в тексте опровергаемой статьи.

Еще раз подчеркнем, гражданский процесс – состязательный. Поэтому обосновать размер морального вреда – обязанность заявителей. И это в решении полностью отсутствует, непонятно, как сумма морального вреда со 103000 рублей снизилась до 10000 и почему именно до этой цифры. Да и вообще, по каким признакам истец отнес эту информацию на счет исчезнувшего отца?

Мы, конечно, понимаем, что г-н Тютюкин – молодой судья. В должности работает всего несколько месяцев, еще и полугода нет. Возможно, учится, совершает ошибки. Да вот только не слишком ли велика цена таких ошибок, ведь за каждой - человек. Ну а если это коснется уголовных процессов, где речь идет о серьезных обвинениях в совершении уголовных преступлений?

Без малого десять лет действует закон о СМИ в нашей стране. Практика его применения во Владивостоке велика. Есть что обобщать и чему учиться, в том числе, избегать ошибок, совершенных другими. Но, видимо, это в большей степени относится к другим судьям. В данном конкретном случае судья Тютюкин не удосужился даже верно указать название газеты, которую он признал виновной. А законное требование привлечь в качестве соответчика автора материала даже не нашло отражения в решении, которое может быть отменено по процессуальным и иным основаниям.

Просим считать данную публикацию развернутой кассационной жалобой, с которой мы обратились в коллегию по гражданским делам краевого суда.

Автор : Егор ТРУБНИКОВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Судный день катастрофы

Родственники девяти погибших в авиакатастрофе самолета “Ту-154” под Иркутском обратились в адвокатскую компанию “Либерти” по поводу помощи в плане возмещения морального вреда.

Приморские бегуньи покоряют столицу

В двух подряд соревнованиях, проводившихся на стадионах Москвы, приняли участие ведущие легкоатлеты Приморского края. И в обоих стали лауреатами. Сначала в соревнованиях чемпионата Российской Федерации Людмила Васильева завоевала серебряную медаль в беге на 5000 метров. Она также вошла в шестерку сильнейших на полтора километра, где показала высокий результат – 4 мин. 6 сек.

Японское качество всегда в цене

Состоялась встреча японской делегации из Ниигаты с представителями Дальневосточного таможенного управления и Владивостокской таможни. Основным предметом беседы стало взаимовыгодное сотрудничество в сфере внешнеторговых отношений.

На Курилы за сайрой

Подготовку к сайровой путине заканчивают рыбаки “Дальморепродукта”. Сейчас ведется профилактический ремонт оборудования, готовится промвооружение.

Первая школа для дошкольников

С первого сентября во Владивостоке начнет работу новое учебное заведение. На базе 26-й общеобразовательной школы и детского сада № 151 будет открыта первая на Дальнем Востоке школа европейских языков, в которую в этом году набирают учеников первых и десятых классов.

Последние номера