Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Происшествия

Его назвали Иван Иваныч

Ученые пока не знают, кого же они откопали в заповеднике

Ученые пока не знают, кого же они откопали в заповеднике

Он лежит ногами к морю – так раньше многие народы хоронили утопленников. Его положили в могилу абсолютно голым, завернув в четыре слоя бересты. Сколько лет никто не нарушал его покой? 50, 100? Больше? Ответа на этот вопрос пока нет.

…На стоянке Заря-3 ученые из Института истории и их коллеги из других научных учреждений работают с 99-го года. Стоянкам принято давать названия по находящимся рядом географическим объектам. Рядом – озеро Заря. Это Лазовский заповедник. Место отличается волшебной красотой. Но не только. Оно чрезвычайно удобно для жизни – древние толк в этом знали. Поблизости и пресная вода, и море, богатое рыбой и моллюсками (а сколько их раньше было!), терраса хорошо защищена от ветра. В общем, живи не хочу – коренья собирай, зверя добывай, рыбу лови. Прикинули это все археологи, отметили какие-то только им ведомые детали и решили попытать счастья, заложили пробный шурф. Обнаружили фрагменты керамики эпохи бронзы и поняли, что неплохо бы в этом месте порыться основательнее. Только людей для этой адской работы у них маловато. В других местах и школьники с удовольствием помогают, и просто любителей хватает, здесь же – заповедник, на территорию считанных специалистов пускают. Лучших. Таких, например, как кандидат исторических наук Нина Кононенко и ученый из Америки Джим Касседи.

У Джима я, между прочим, поинтересовалась: его-то что из благополучной Санта-Барбары, с которой мы теперь все знакомы, в Приморье закинуло? Говорит, повезло, теперь можно самому многое узнать о различных периодах жизни на Дальнем Востоке. Американцы этим, мол, живо интересуются, только далеко не всем такая удача улыбается. Надо сказать, что и для наших археологов работа с Джимом – удача. Мало того, что человек он замечательный и профессионал редкий, так еще и об удобствах, как истинный американец, позаботился. В палаточном лагере сейчас и пластиковые пакеты-души есть, и даже туалет цивильно организован. Правда, эти фанаты своего дела и без удобств не очень страдают. Говорят, что мысли о современном мире испаряются примерно через два дня после приезда на место, потом они начинают жить в другом измерении. В той же эпохе бронзы, к примеру. Согласно радиоуглеродным датировкам была она у нас примерно 3700-3000 лет назад.

Очень хотелось узнать, какими были люди в то время, как выглядели, что делали. Картина представляется такой: маленькие, с приплюснутыми носами, похожие на чукчей, приходили они к озеру Заря по теплу. В шкурах и каких-то одежках из крапивы. Ученые попробовали – на допотопных пряслицах и у них из крапивы пряжа получается. Приходили, выбирали местечко покомфортнее и начинали временные жилища возводить. Участок очистят от растительности, колья вобьют и этакий шалашик соорудят. С собой керамическую посуду приносили – судя по черепкам, еще и разбивали ее много. В больших сосудах еду варили. Кстати, Джим по следам на так называемых артефактах у себя в Калифорнии потом определит, что же они там варили. Уху предпочитали? Или все же шашлычки больше любили? Джим, между прочим, к нам с

95-го года ездит, многое уже о нашей истории узнал. И земли нашей много перелопатил. Ее ведь археологи по 5 см снимают. Раскопают кусочек, зарисуют, сфотографируют и дальше копают да просеивают. А в конце экспедиции все назад возвращают – рекультивацией им положено заниматься. Не дай бог, в выкопанную яму зверь какой свалится. Если же на следующий год хотят то же жилище продолжать раскапывать, вновь горы земли вынимают.

В этот раз они тоже подумали, что кто-то из их коллег здесь уже работал. Потом предположили, что на этом месте несколько десятилетий назад окоп был. И вдруг на бересту наткнулись. Зачем она в окопе? Расковыряли небольшой кусочек – кости. Тут их такое волнение охватило, что еле утра дождались. Будь ночь светлая, наверное, не ушли бы отдыхать. Таинственное чувство времени сильно кровь будоражит. Прибежали с рассветом, начали потихоньку бересту снимать, ее четыре слоя оказалось. Боялись неосторожным движением что-нибудь нарушить, так вниз головой несколько часов и провели, на поверхности только ноги торчали. И вот перед ними скелет: руки скрещены, ни намека на одежду или украшения. Дереву над могилой около 60 лет, его корни проросли через бересту, и кажется, что на голове сохранились волосы. Мысли закрутились разные. Ему было около 40 лет. Он мог быть похоронен лет 60 назад, когда в Приморье существовали лагеря для политических заключенных. Может, бежали группой? Один погиб, его одежда нужна была живым. Похоронили с уважением, но обнаженного. Или это какое-то этническое захоронение столетней или большей давности? Но, во-первых, человек явно европейского типа, во-вторых, о таких традициях никто из работающих на раскопе ученых не слышал. Загадок оказалось много. Находка в любом случае уникальная. Место глухое, а человек достойно похоронен.

На родине Джима в таком случае с согласия, к примеру, индейцев (если на их территории) берут скелет в лабораторию, проводят все исследования и возвращают индейцам для захоронения по их обычаям. Если же на могилу никто не претендует, сами потом хоронят. Наши ученые пока в раздумье – никаких правил в связи с такой находкой у нас не существует. Надо бы фрагменты или весь скелет во Владивосток отправить, анализы провести. Но на это большие деньги нужны, институту не потянуть. Опять могилу закопать? Какой нормальный исследователь на такое решится? Может, живут в нашем крае люди, которые хоть что-то слышали о таком ритуале, как похороны в бересте? Или найдутся специалисты, готовые безвозмездно провести необходимые исследования? Позвоните тогда в Институт истории, археологии и этнографии.

Пока же наши исследователи лишь почтили память неизвестного. По обычаю принесли немного водки и кое-какую закуску, поставили в могилу, помолчали. Между собой они называют его Иван Иваныч. Говорят, что хоть мертвых и не стоит бояться, но чувство дискомфорта они испытывают. Иван Иваныч ведь совсем недалеко от их лагеря лежит. А еще говорят, что после того, как открыли его могилу, вдруг резко изменилась погода – установились ясные, солнечные дни. Пусть это попахивает мистикой, но многие думают, что его душа успокоилась – теперь о нем узнают.

Автор : Галина КУШНАРЕВА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
“Школьная” теперь располагает к отдыху

Во Владивостоке не так уж мало скверов, просто не все они содержатся в порядке, вызывая у горожан желание тут отдохнуть. Но зеленый участок возле остановки транспорта “Школьная” стал сейчас гораздо уютнее, чем раньше.

Кто в тени живет

Во Владивостоке началась подготовка к всероссийской переписи населения, которая пройдет в октябре 2002 года. На данном этапе специалистам-регистраторам предстоит пока лишь составить списки домов.

Недолго и до миллиона

В этом году на клумбах Владивостока уже высажено около трехсот тысяч цветов 20 различных видов.

Здесь кончаются рельсы

Сегодня во Владивосток прибывает специальный литерный поезд с самой разной железнодорожной публикой. А также с писателями, московской прессой и прочими участниками необычного путешествия по самой длинной в мире железной дороге. Вся эта акция посвящена 100-летию Великого Сибирского рельсового пути. А попросту – вековому юбилею Транссиба.

Робинзоны высадились на острове Рикорда

“Робинзонада” - так называется скаутский лагерь, который только что открылся на самом живописном в заливе Петра Великого острове Рикорда.

Последние номера